Все новости

«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Без комментариев

Версия для печати


 Асад платит сионистскому лакею в Кунейтре 50 тысяч в месяц



Именно то, что происходит в “зонах де-эскалации” определит будущее Сирии. В данном контексте особый интерес представляет бывший бастион мятежников Бейт Джанн, расположенный на крайнем юго-западе провинции Дамаск, в районе горы Хермон.
Сирийское правительство очистило провинцию Дамаск от мятежников и Исламского Государства. После этого контролю правительства над важнейшим центром силы никто не может бросить вызов.
Многие районы в провинции Дамаск были возвращены под контроль центрального правительства на основании “соглашений о примирении”. После ухода мятежников и прекращения боевых действий обозреватели потеряли к ним всякий интерес – но совершенно напрасно. Именно то, что происходит в “зонах де-эскалации” определит будущее Сирии. В данном контексте особый интерес представляет бывший бастион мятежников Бейт Джанн, расположенный на крайнем юго-западе провинции Дамаск, в районе горы Хермон.
Анклав Бейт Джан, состоящий из Бейт Джан, Мазраат Бейт Джан и друзской деревни Муджир аль-Мир после того, как он был занят мятежниками лишился своих обитателей. Мятежники, оккупировавшие анклав, последовательно отвергали любые предложения о примирении. Это привело к атаке против анклава, которая была организована подразделениями 4-й и 7-й дивизий сирийской армии в сентябре 2017 года.

В начале 2018 года, под непрекращающимся давлением сирийской армии, было заключено соглашение о примирении. Ключевую роль в нем сыграл активист Кинана Хавиджа – при поддержке российских военных и сирийской разведки (“200 отделение”).

Мятежники, отказавшиеся от соглашения, покинули регион. Неудивительно, что речь шла не о местных жителях – большинство из покинувших Бейт Джан боевиков принадлежали к джихадистской фракции Хайят Тахрир аш-Шам.
Сразу после того, как боевики покинули Бейт Джан, начались работы по восстановлению электрической сети. В настоящий момент , по данным бывшего командира Бригад Джабаль аш-Шейх, электричество подается в Бейт Джан шесть часов в день. Уборка мусора и расчистка улиц еще не началась.
Одновременно, правительство предпринимает усилия по возвращению беженцев в Бейт Джан. Его представители зарегистрировали 250 беженцев, желающих вернуться в город, на территории Ливана. Беженцы пока возвращаются только частным порядком и не проявляют большого энтузиазма – главным образом, из-за разрушенной инфраструктуры и домов. Дополнительно, многие семьи остаются в местах временного проживания до того, как дети сдадут экзамены в конце учебного года. На настоящий момент в Бейт Джан вернулись 500 человек, и вторая партия должна прибыть в июле 2018 года.
Наиболее интересным аспектом происходящего является структура сил самообороны и правопорядка, создаваемая в Бейт Джан. Дир аль-Ватан, группа, входящая в состав конгломерата Рами Махлуфа (кузен Асада) аль-Бустан, принимала участие в боевых действиях против мятежников во время кампании в Бейт Джан. Дир аль-Ватан нанял нескольких боевиков из местных. Куда большее значение, однако, играет Полк Хермон, – подразделение, созданное в начале 2017 года, и в состав которого входят, главным образом, местные бывшие мятежники. Полк Хермон также частично финансируется ассоциацией аль-Бустан. В Бейт Джан создан батальон Полк Хермон. В состав подразделения входят как бывшие мятежники, так и гражданские. Им командует человек по кличке “Моро” – уроженец Бейт Джан и бывший глава группировки Лива Омар бин аль-Хаттаб.
Факт создания Батальона Бейт Джан в рамках Лива Хермон, и то, что командиром назначен Моро, подтверждают несколько независимых источников: сам Полк Хермон, глава комитета примирения в Бейт Джан, бывший командир Бригад Джабаль аш-Шейх и бывший командующий фракцией Братьев-Мусульман в этом районе (Харакат Шухада аль-Исламийя). По словам последнего, батальоном в Мазраат Бейт Джан командует бывший мятежник Ассад Хамза, дезертировавший накануне большого наступления сирийской армии на анклав, а батальоном в Бейт Джан – Абу Али Омар.
В Батальон Бейт Джан Полка Хермон вступили 900 человек. В то же время, по версии лидера Братьев-Мусульман, в Батальон Бейт Джан вступили 250 человек, а в батальон Мазраат Бейт Джан – 400 человек.
Сам Моро в начале 2018 года категорически заявлял, что не имеет никакого отношения к примирению.
Главная проблема Моро – и отношений представителей сирийского правительства с Моро – его связь с Израилем. Израиль предоставлял некоторую поддержку анклаву в Бейт Джан и позволил транзит через свою территорию вооруженных боевиков. Поэтому многие из лоялистов с цинизмом восприняли известие о примирении. Так. Про-правительственный активист-друз из Хадар называет Моро не иначе, как “сионистским лакеем и террористом”.
Бывший командир бригад Джабаль аш-Шейх утверждает, что израильтяне предоставляли Моро “оружие, боеприпасы, продовольствие и лекарства”. Бывший лидер Братьев-Мусульман утверждает, что Моро встречался с израильтянами на Голанских высотах.
В распоряжении Моро – израильский телефонный номер (с израильским кодом 972). Наличие израильских sim- карт среди жителей приграничной полосы, однако – весьма распространенное явление.
Вопрос о том, почему Моро до сих пор не арестован остается открытым. Он якобы располагает большей свободой передвижения, чем другие бывшие мятежники – которые пока не имеют права покидать Бейт Джан.
При этом Моро получает от сирийского правительства жалованье в размере 50 тысяч сирийских фунтов в месяц – в то время как бывший командир Бригад Джабаль аш-Шейх и другие рядовые члены Полка Хермон – лишь 15 тысяч фунтов. Бывший командир Бригад Джабаль аш-Шейх говорит: “Моро стал самым богатым человеком в Бейт Джан”. По другой версии, каждый член батальона Бейт Джан отдает Моро из своего жалованья в 35 тысяч фунтов 25 тысяч.
Бывший командир Бригад Джабаль аш-Шейх утверждает, что высокий статус Моро объясняется тем, что в его распоряжении – склады с оружием: “Нас было тут две фракции: моя сдала оружие, а фракция Моро – нет”. Как правило, соглашения о примирении предусматривают сдачу мятежниками оружия. В некоторых случаях правительство, однако, идет на чисто символические соглашения, когда мятежники лишь номинально признают свою лояльность Дамаску. Так произошло в ас-Санамийян в Дераа. Мятежники остались со своим оружием, и по-прежнему заправляют там всеми делами – как это было и до заключения соглашения о примирении.
Как представляется, утверждения о том, что местных жителей – суннитов изгонят из приграничной полосы не подтверждаются. Если бы это было так, зачем правительству возвращать в Бейт Джан беженцев?
Еще более значительным представляется тот факт, что мятежник, известный своими близкими отношениями с израильтянами, продолжает сохранять свое влияние и власть – под эгидой Полка Хермон, подчиняющегося сирийской военной разведке. Это свидетельствует о том, что сирийское правительство заняло прагматичную позицию, и желает максимально ограничить проблемы в приграничной полосе. Не в интересах сирийского правительства зачистка приграничной полосы и размещение там иранских сил и “Хизбаллы”. Само существование местных вооруженных отрядов направлено на предотвращение подобного поворота.
Конечно, не стоит обобщать. Существует так называемый “треугольник Смерти” – пересечение провинций Дамаск, Кунейтра и Дераа, где про-иранские силы организовали свои базы. Они рекрутировали в сирийскую “Хизбаллу” некоторых местных, включая нескольких друзов из Хадар. Тем не менее, серия соглашений о примирении в южной Сирии вдоль, где сдерживающей силой стали бывшие мятежные группировки, активно сотрудничавшие с Израилем представляются единственным приемлемым результатом для всех заинтересованных сторон – Сирии, России и Израиля.
Reconciliation in Syria: The case of Beit Jann
by Aymenn Jawad Al-Tamimi
Middle East Center for Reporting and Analysis

Источник: http://postskriptum.org | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Наш архив