Все новости

13-12-2017, 22:40
12-12-2017, 21:31
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Ближний Восток

Версия для печати


 Cредства и цели


БИС Франция (Фото: Википедия)
Д-р Алекс Иоффе

Центр Стратегических Исследований Бегина-Садата (BESA) № 656, 26 ноября 2017

РЕЗЮМЕ: с 1920-х годов по настоящее время палестинские элиты призывали мусульманскую, арабскую и другие формы международной поддержки, с тем чтобы поставить свое дело во главе новых тенденций и движений. Интернационализация также служит средством национализации палестинских масс. Но в этом процессе палестинцы неоднократно уступали контроль внешним силам и интересам, начиная с арабских, пан-арабских и революционных националистов, до сегодняшнего антиглобалистского красно-зеленого альянса, который манипулирует палестинским национализмом в своих целях. Коренной причиной этого процесса является слабая палестинская национальная идентичность.

Движение бойкота, изъятия и санкций (БИС) представляет собой массовое палестинское стремление мобилизовать глобальную поддержку против Израиля. На самом деле это слабо скоординированные усилия Организации освобождения Палестины (ООП), Мусульманских братьев и левых глобалистов, которые выступают якобы от имени палестинского народа. На американском языке -- это «Астротурф», поддельное движение на низовом уровне.

Это последнее повторение попыток палестинских элит интернационализировать свой конфликт с евреями, сионизмом и Израилем символизирует их стремление в течение столетия мобилизовать международную поддержку, вместо и как средство национализации палестинских масс. Однако в ходе этого, они потеряли контроль над этими процессами, что частично зависело от политических потребностей и антисемитизма, присущего арабским и исламским странам, а также -- от глобальной геополитики.

Интернационализация была очевидна еще в 1920-х годах, в раннем возрасте пан-мусульманской и антиколониальной политики. Возникшая байка об «Аль-Аксе в опасности» от муфтия Иерусалима, Амина Хусейни, сопровождалась глобальной кампанией по сбору средств для восстановления мечетей на Храмовой горе, в которой подчеркивалась угроза, якобы созданная еврейскими посягательствами. Будучи главой Высшего мусульманского совета, муфтий в 1929 организовал беспорядки у Западной стены и исламскую конференцию, которая собралась в Иерусалиме в 1931.

Общая забастовка, организованная муфтием в начале массового насилия 1936-39, включала призыв к арабской интервенции. Хотя это было маловероятно, перспектива расстроила британские власти и предотвратила введение военного положения, что спасло мятежников и продолжило конфликт. Критика Мухаммада Али Джинны и его Все-Индийской мусульманской лиги имела особый вес у Великобритании.

Хотя Комиссия Пиля, созданная в ответ на насилие в Палестине, предложила отказаться от мандата Лиги Наций на создание еврейского национального дома в Палестине и разделить землю на два государства -- еврейского и арабского, идея была яростно отвергнута муфтием, который усилил жестокое насилие. Одним из результатов была Блуданская конференция в 1937, в которой принимали участие ведущие арабские националистические фигуры, такие как Риад аль-Сул из Ливана и Мухаммад Али Алаба Паша из Египта. Конференция призвала к бойкоту всех британских и «еврейских товаров и деятельности». Она сопровождалась второй, секретной конференцией арабских националистов в Дамаске и конференциями в Каире и Брюсселе в 1938. На всех этих конференциях чаще всего обсуждался палестинский вопрос, но в основном он выступал в качестве инструмента для других национальных движений. Проблема Палестины была одновременно центральной и номинальной.

В эпоху панарабизма наблюдалось сходное взаимодействие между вопросом о Палестине и потребностями арабских государств. Создание Лиги арабских государств в 1945, официально поставило палестинскую проблему в центр. Среди его первых действий был бойкот евреев в арабских странах, где они проживали тысячелетиями. Еще одна Блуданская конференция состоялась в 1946, и включала призыв Высшего арабского комитета муфтия к арабским государствам взять на себя обязательство создать объединенную армию для уничтожения еврейского государства. Однако арабские лидеры протестовали до самого начала гражданской войны между евреями и арабами в 1947, против их принуждения. Последовали военное вторжение, бедствие, позор и лишение прав.

В период революционного национализма, палестинское желание расширить конфликт путем привлечения арабских и мусульманских союзников было залогом создания Лигой арабских государств ООП в 1964. Однако реальными силами, стоящими за созданием этой организации были президент Египта, Гамаль Абдель Насер и КГБ, который манипулировал Ясиром Арафатом и его движением ФАТХ в руководстве ООП после 1967. Освобождение Палестины посредством «вооруженной борьбы» (эвфемизм ООП для терроризма и в незначительной степени - партизанская война) -- стало формой магического мышления, «романтическим» понятием революционного палестинского национализма, управляемого и финансируемого внешними силами. Это сформировало палестинскую нацию и на десятилетия отменило дело сосуществования с Израилем.

ООП позиционировалась как квинтэссенция освободительного движения в эпоху анти-имперской и антиколониальной войны и вступала в союзы с Африканским национальным конгрессом, СВАПО, сандинистами и множеством других «коренных» движений. Однако за всеми ими стояли Советский Союз и его сателлиты, которые обеспечивали подготовку, финансирование и поддержку того, что, по сути, было прокси-войнами против США и их союзников. Палестинское дело стало быстро занимать центральное место в большинстве движений, кроме южноафриканского, при построении клептократии, сосредоточенной вокруг Арафата и его внутреннего круга. Основными результатами были международный терроризм и кровавая вялотекущая война. Западный берег и палестинская диаспора были отодвинуты на задний план, даже после соглашений в Осло.

Другим прямым вариантом схемы интернационализации стало сотрудничество системы ООН, центра послевоенного либерального интернационализма. Сидя на гребне Третьего мира, антиимпериализма и антиколониализма (частично поддержанных Советским Союзом), при явной поддержке арабских, мусульманских и коммунистических государств, «вопрос Палестины» стал центральным направлением системы ООН с середины 1960-х.

БАПОР с 1950, был, конечно же, сектором здравоохранения, образования и социального обеспечения палестинцев. Но многие другие части системы ООН оказывали моральную, юридическую и практическую поддержку. Поддержка палестинцев Генеральной Ассамблеей началась в 1969 и 1970 с Резолюции 2535, которая «подтвердила неотъемлемые права народа Палестины» и 2672, в которой также говорится о палестинских «неотъемлемых правах». Обе они добавили «Вопрос о Палестине» в повестку дня Генеральной Ассамблеи в 1974 (где он находится по сей день).

Другие резолюции ООН оказали практическую поддержку: 3375 признала Организацию освобождения Палестины «представителем палестинского народа», 3376 -- создала «Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа» и 3379 «определила [d], что сионизм является одной из форм расизма и расовой дискриминации». Все три были приняты в один день в 1975. Резолюция 3240 в 1977, создала специальную группу по правам палестинцев в рамках секретариата ООН и установила «Международный день солидарности с палестинским народом». Переименовала Отдел по правам палестинцев, этот отдел поддерживает Комитет по осуществлению неотъемлемых прав палестинского народа на международных совещаниях, в контактах с НПО, исследованиях и бюллетенях, а также в учебных программах.

Поддержка палестинского дела обеспечивается более, чем 50 другими комитетами или офисами, в том числе: специального координатора по ближневосточному мирному процессу, специального координатора на оккупированных территориях, наблюдателей за размежеванием и силами перемирия, Комитет по правам человека и Совет по правам человека, Управление по координации гуманитарной деятельности, Комитет по Иерусалиму, Реестр ущерба, нанесенного строительством стены, Специальный комитет по расследованию израильской деятельности, Специальный докладчик по вопросу о положении в области прав человека на ОПТ и Согласительная комиссия для Палестины, основанная в 1948. Абсурдная степень, до которой Палестина преобладает в ООН, отражена Четвертым комитетом, который занимается «множеством предметов, включающих в себя те, которые связаны с деколонизацией, палестинскими беженцами и правами человека, поддержанием мира, противоминной деятельностью, космическим пространством, общественной информацией, атомной радиацией и университетом мира».

Наконец, в эпоху левого антиглобализма возникло движение БИС. Якобы являясь продуктом Всемирной конференции ООН по расизму, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости в Дурбане в 2001, палестинская кампания за академический и культурный бойкот Израиля (ПКАКБИ) 2004; а в 2005, «Призыв палестинского гражданского общества к БИС». Истинное происхождение движения восходит, по крайней мере, к 1940-м. Бойкот Лиги арабских государств и американский арабский антисионизм являются важными основами, равно как и вклад Всеобщего Союза палестинских студентов (основанного в Каире в 1959, чтобы сделать Палестину центром жизни арабских студентов на Ближнем Востоке, а затем и в Европе), из которого в 2000 появилась организация Студенты за справедливость в Палестине.

Однако нельзя игнорировать вклад новых левых и особенно, левых евреев конца 1960-х и 1970-х (частично кооптированных КГБ и ООП) и сети американских Мусульманских братьев, которая с 1980-х эффективно захватила американские мусульманские институты. Важную роль также сыграла кампания Палестинской солидарности, поддержанная коммунистами и основанная в Лондоне в 1982, и создание ХАМАСом (и, таким образом, братства) Центра по возвращению в Палестину в Великобритании в 1986.

Таким образом, движение БИС является красно-зеленым синтезом, в котором палестинцы предстают номинальными фигурами. По-видимому, это движение -- всего лишь наконечник более крупной антизападной сокрушительной силы, в которой остается нерешенной диалектика между коммунизмом и Исламом. В этом смысле дело Палестины мало, что значит, за исключением того, что оно является средством получения доступа и, таким образом, преобладания в таких институтах, как ООН, международная рабочая сила, церкви и образовательные системы. Общий антисионизм -- это тонкий фиговый листок для общего антисемитизма и антилиберализма, сообщений, потребляемых с растущей энергией выхолощенными западными институтами.

Но почему интернационализация? Первые эпизоды отличались честностью в отношении мотивов и аудитории. Пан-исламская и панарабская риторика выражала фундаментальные этнические и религиозные возражения против еврейского национализма, что компенсировало отсутствие местных национальных идентичностей и, в свою очередь, помогало создавать и определять их. Еврейский национализм и еврейский суверенитет не подчинялись религиозно закрепленному мусульманскому господству и имперским этническим требованиям арабского господства. Однако ценой интернационализации была передача ключевых рычагов палестинской самобытности и самоопределения сначала арабским, а затем международным лидерам, которые на словах помогали делу Палестины, но имели другие повестки дня. Арабская политика в свою очередь была прикована к давлению со стороны «арабской улицы» в отношении Палестине; активирована демагогией и могла либо поддерживать, либо подорвать местных лидеров.

Последующие варианты интернационализации привили палестинский национализм на восходящие международные течения и движения: национализм, третий мир, поток международных организаций, права человека, а также «сопротивление» и терроризм. Постепенно элементы всего этого стали включаться в национальную идентичность Палестины; они поддерживают и определяют Палестину в степени, которая не наблюдается в других этнонациональных группах. И, в свою очередь, отчасти потому, что палестинский национализм призывает к скрытому антисемитизму, каждый из этих потоков и движений был преобразован в палестинское дело. В этом процессе их эффективность и доверие к ним были подорваны.

В основе палестинской интернационализации лежит слабая палестинская национальная идентичность, которая постоянно нуждается в поддержке от других дел и другой риторики. Палестинский национализм является вторичным или реактивным, изначально исходящим как часть более крупных волн национализации, но главным образом как отрицательный ответ на сионизм. Пока не будут разработаны позитивные измерения, выходящие за пределы «сопротивления», «стойкости» и антисемитизма, палестинская интернационализация, скорее всего, продолжится.




Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"


Источник:http://www.translarium.info | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария



Наш архив