Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Мозговед Петрович во всех ипостасях

Кто-то знает Андрея Бильжо как плодовитого карикатуриста, кто-то – как владельца популярных московских клубов, кого-то навсегда пленили ключи от буйного отделения, которые он крутил в руках, когда появлялся в передаче Шендеровича. Как один человек умудряется заявить о себе в таких разных сферах?

- Андрей, вы художник, график, ресторатор, певец, ведущий телевизионной программы... Какая из ваших ипостасей вам самому нравится больше прочих?
- Я еще и аниматор. И психиатр, к тому же. Но все мои занятия, кроме психиатрии, это разные проявления одного и того же – тяги к придумыванию чего-то нового. А что ты придумываешь, в какой форме – это уже просто дело техники. Вот, скажем, "Маленькие московские трагедии" родились в электричке, как ответ на те ужасные песни, которые мне постоянно приходилось слушать по дороге на дачу.

- И вы тоже решили попробовать себя в невероятно популярном "русском шансоне"?
- Нет, решил сделать пародию на невероятно популярный "русский шансон".

- То есть, вы даже в песне остались карикатуристом? И от живописи, которой вы занимались когда-то, вы тоже отказались ради карикатуры?
- Прежде всего, занятия живописью и карикатурой шли параллельно. Были картины и был Петрович. И картины эти, хотя, конечно, трудно самому себя оценивать, тоже были вполне ироничные. Но потом меня это стало все меньше занимать, и в обществе потребность в такой живописи сошла на нет. И хотя эти картины покупали, и я даже получил за них первую премию на выставке-конкурсе "Золотую кисть", как-то все это прекратилось.

- В творчестве - ирония, карикатура, пародия. А в жизни вы такой же? Или на самом деле вы грустный и мрачный, и только когда рисуете или сочиняете текст, становитесь другим?
- Ну, грустным и мрачным меня не назовешь, хотя такие периоды тоже, конечно, бывают. Но в то же время я не весельчак, не балагур и не хохотун.

- Вы рисовали, рисовали и вдруг открыли клуб "Петрович". Какой-то резкий переход, вам не кажется?
- Никаких резких переходов не было, все было плавно, параллельно, все вытекало одно из другого. Бывали какие-то разовые проекты – те же "Маленькие московские трагедии", которые я писал с удовольствием, где-то на протяжение года, но они делались одновременно с другими. Карикатуры вообще не прекращались никогда за последние 30 лет, просто был пик с 90-го года, когда я пришел в "КоммерсантЪ", а все остальное было просто логическим продолжением. Стал популярен Петрович – стал пользоваться популярностью ресторан, потом другой, "Майор Пронин". Четыре года назад мы начали делать анимацию, мультфильмы шли по ОРТ, их было почти сто, за этот цикл мы получили диплом "Петрович, как культурное явление". Одновременно я участвовал в создании программы "Итого"...

- "Когда я работал врачом в маленькой психиатрической больнице"...
- Совершенно верно. Передача шла по НТВ, каналы конкурировали между собой, тем не менее, все терпели, что я был на одном канале, а мультфильмы – на другом. Потом закрылась "Итого" и появилась программа "Бесплатный сыр" на ТВС, в которой был рисованный персонаж Мозговед, он с Петровичем общался и выпивал каждый день, потом и ее закрыли...

- Вам пригодились ваши познания в психиатрии, когда вы создавали Петровича? Он вообще как, ваш пациент?
- Никакой связи тут нет, и Петрович ни в коем случае не пациент. Хотя можно сказать, что я и психиатром стал, потому что люблю наблюдать за людьми и подмечать какие-то черты, свойства... Но Петровича я создавал интуитивно. Это потом понимаешь, что тебе удалось задуманное вот по таким-то причинам, а в процессе опираешься только на свои ощущения, чувствуешь, что вот так правильно, вот так надо, чтобы персонаж вписался в это время и это пространство.

- А вас Петровичем не называют?
- Достаточно часто обращаются незнакомые люди и называют Петровичем. Я говорю: "Ну, хорошо, ладно, если вам так больше нравится, хотя вообще-то по паспорту я Георгиевич".

- Не раздражает, что Петровича знают больше, чем Георгиевича?
- Меня гораздо чаще называют Мозговедом – после того, как я пять лет постоянно появлялся на телеэкране. Многие при этом даже не знают, что это один и тот же человек – Мозговед и создатель Петровича.

- А вам как больше нравится, когда вас называют Петровичем или Мозговедом?
- Мне больше нравится, когда меня называют Андреем Бильжо. Это как роль для актера. Если его спросить, кем ему больше нравится быть – Гамлетом или Отелло, он скажет, что больше ему нравится быть самим собой.

- В Сети есть такой сайт – "Тамбовский музей волка". А на этом сайте ваши рисунки. Это неспроста?
- У меня больше 10 000 рисунков, много персонажей, из них можно выбрать нужное и для музея волка, и для музея зайца, и для музея Красной шапочки. Есть рисунки про Пушкина, Раскольникова, Герасима и Муму...

- То есть никаких особых чувств вы к волкам не питаете? А вообще животных любите?
- Да, люблю.

- Жареных?
- Нет, живых. Я, кстати, мясо ем крайней редко, можно сказать, практически не ем.

- А людей любите?
- Я люблю конкретного человека. Далеко не каждого. Любить все человечество – это как-то слишком абстрактно для меня. Вот животных я люблю всех, абстрактно. А с людьми все по-другому – рассматриваю каждого по отдельности.

- Любовь или нелюбовь к человеку – это понятно. А любовь к образу? Ведь есть образы, которые нравятся множеству людей больше, чем существа из плоти и крови...
- Вот тут как раз я могу говорить как психиатр. Мы знаем, что люди влюблялись и даже кончали жизнь самоубийством из-за виртуальных существ, даже таких примитивных, как тамагочи. В людях заложена потребность в любви. Случается, что они переносят эту потребность на какие-то другие объекты, даже неодушевленные. У меня была одна пациентка, которая была влюблена в красное одеяло и испытывала к нему всю гамму чувств, которую обычно испытывают к дорогому для тебя человеку

- Вы сами делали мультфильмы о Петровиче? На компьютере?
- Я не очень люблю компьютеры. А делать мультфильмы в одиночку крайне сложно. К тому же мы тогда работали в сумасшедшем ритме, делали несколько мультфильмов в неделю, поэтому без помощников было не обойтись. Я придумывал сюжет, делал раскадровку, рисовал от руки фазы движения, а потом это собиралось в компьютере и озвучивалось.

- А делать мультфильм сразу на компьютере вам бы не хотелось?
- Компьютер – это такое же вспомогательное средство, как кисть и краски. Если есть острая необходимость, им можно воспользоваться, если нет – лучше не надо. Делать Петровича на компьютере бессмысленно. Мне нравится рисовать перьевой ручкой, рисунок получается живой, с какими-то артефактами и выглядит гораздо лучше компьютерной графики. Сегодня в мире все снова становится на свои места: люди, которые могут рисовать руками, ценятся гораздо больше, чем те, кто просто использует компьютерные программы. К тому же компьютер все равно не поможет придумать свой персонаж, свой образ, свой фильм. Для этого рядом с умельцем, знающим, как работать с программой, должен сидеть художник и направлять его, подсказывать, что нужно делать.

- А если совместить обе функции? Конкурс "Анимания" как раз и есть такая попытка – создать обобщенный портрет говорящего по-русски израильтянина, но создать с помощью компьютера... Что вы думаете об этом начинании?
- Немного необычное интересное задание, рассчитанное на участие большого количества людей, любителей и профессионалов. Естественно, большинство работ будут выглядеть по-дилетантски, но должны быть и весьма интересные результаты.

- Должны быть или есть?
- Я член жюри и мне кажется, что пока конкурс не завершен, рано говорить о моих ощущениях.

К Андрею Бильжо приставал с вопросами Гарри Резниковский, animania

Опубликовано: 29-09-2003, 09:10
0

Оцените статью:
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении {days} дней со дня публикации.