Центральный Еврейский Ресурс

 

ВСТРЕЧНЫЕ

 

Микроновеллы, притчи, байки

 

КАРТИНА

 

Состарился коллекционер, один из крупнейших в мире нашем, и решил лучшую из картин своей коллекции кисти великого мастера Возрождения, передать достойнейшему. При жизни своей. Дабы после ухода к недостойному не попала. Что иногда случается.

Прослышали об этом решении в городе и валом к нему повалили.

Первым известный богатей явился, мультимиллионер, владелец заводов, шахт, пароходов и нескольких островов в океане.

- Готов за картину половину всего моего необъятного состояния отдать! - сказал он.

И тут же к картине направился. Со стены снимать.

- Остановись! - гаркнул коллекционер. - Ни шагу вперёд! Сам подумай - зачем мне в моём возрасте деньги твои? Да у меня самого их предостаточно! Мог бы ещё тысячу лет в роскоши купаться, если мог бы! Если бы Он подарил их мне!

И пальцем в небо показал.

Не успел опечаленный богатей двери закрыть, как в них крупнейший домовладелец показался. Поговаривали, что половину города ему лично принадлежало. И почти все окрестности.

- Я надеюсь, - с порога произнёс он, - что три дворца и десять домов шикарных будут достойной платой.

И тут же, не останавливаясь, к картине двинулся. Со стены снимать.

- Ни с места! - приказал коллекционер. - Сам подумай - на кой мне твои дворцы с домами? Я их что - туда с собой прихватить смогу? А если бы и смог прихватить что-то - то картину бы взял.

Домовладелец выйти не успел - как ещё один появляется. Тоже не из бедных, но явно не деньги с дворцами предлагать собрался. Так и сказал:

- Знаю, - сказал, - деньги и дворцы не нужны тебе. Поэтому и не предлагаю.

- А что ж предлагаешь? - поинтересовался коллекционер.

- Тебе, конечно, известно, - сказал он, - все это знают - моя дочь самая красивая в городе  и в его окрестностях.

- Понял, - перебил коллекционер, - догадался. Лет тридцать тому назад отдал бы картину за неё, не раздумывая. Да тогда её ещё на свете не было. А сейчас... Сам подумай - сколько мне ещё осталось?

«И поэтому тоже предлагаю», - подумал гость.

- Так что отойди от картины, - продолжил коллекционер, - иди домой и скажи своей красавице, что она могла бы быть лучшей в моей коллекции. Могла бы быть...

И вновь открылась дверь и вошёл человек, но к картине не приблизился, а издали смотрит на неё восторженно и молчит.

- Почему молчишь? - удивился коллекционер. - Говори, что готов за картину отдать: деньги, дома, дочку-красавицу?

- Дочка для меня ценнее всех картин мира вместе с галереями, - произнёс пришедший, - а деньги с домами... На кой они тебе? У тебя и своих достаточно.

- Однако что-то предложить хочешь? - растерялся коллекционер. - Не так ли?

- Нет ответил человек, - ничего я не хочу тебе предложить. Потому что нет ничего, равного этому великому творению. Да и не надо тебе ничего. Поэтому хочу, чтобы ты подарил её мне. По-да-рил! Я её в самой большой, в самой светлой комнате повесил бы, на центральной стене. И восторгался бы ей. И тебя бы всё время тёплым словом вспоминал, и Бога молил бы за долгие годы твои на земле и чтобы потом, у Него, тебе уютно было.

Ничего не ответил коллекционер. Просто подошёл к картине, окинул её последний раз взглядом и со стены снял.

- Вешай, - сказал он гостю, - любуйся. Моли! Вспоминай!

 

ВОЛОСОК

 

Две страны воевали друг с другом. Было это ещё в те времена, когда противоречия удавалось только войнами сглаживать. Пушки стреляли, бомбы падали, мины взрывались, люди гибли. Ну, всё, как полагается.

И тут одна страна изловчилась  и захватила в плен генерала другой страны. Очень важного. Он Южным фронтом у них командовал. Или, наоборот, Северным. Но фронтом - это уж бесспорно.

Тут же, немедля, другая страна ноту отправила. Очень грозную. «Если с головы нашего боевого генерала упадёт хоть один волосок...» - пугали в ноте.

Задумались захватившие.

«Наказать-то его по всей строгости надо, - думали они, - тут и думать нечего, - да как сделать так, чтобы волосок не упал? Даже самый маленький. Тем более, что их у него и так почти нет. Сразу заметят. Потому что, если у их генерала упадёт, потом и у нашего упасть может. И не один. Они такие. И начнётся цепная реакция. И вскоре уже некому будет войсками командовать. С обеих сторон. Придётся войну кончать. А пока не хочется что-то.»

Долго головы ломали - и  придумали! Соломоново решение нашли, хотя Соломонов среди них отродясь не было. Решили эту генеральскую голову отрубить! Но крайне осторожно. Из-за волоска этого, будь он неладен!

Палача пригласили.

- Вон генерал сидит, видишь? - сказали ему. - Большая шишка, фронтом каким-то у врагов наших командовал. Так ты сейчас ему его генеральскую голову отрубишь!

- Это  запросто! - махнул рукой палач. - И не такие рубил!

- Ты слушай, а не руками маши! - сказали ему. - Эту башку надо так отрубить, чтобы ни одного волосика с неё не упало! Помни - у тебя тоже голова есть! Вроде!

Ну, палач опытный был, можно сказать, палач с большой буквы, на его счету, поди, побольше голов, чем у этого генерала было.

Короче, через пару минут он уже эту башку заказчикам притащил.

- Нате, - сказал, - голова откатилась, все волосики как торчали из неё, так и торчать продолжают. Я проверил.

И тут же, без промедления, генеральскую башку на родину отправили.

Там сразу же экспертизу организовали, знатоки все волосики тщательно пересчитали - все на своих местах оказались! Придраться было не к чему. И, удовлетворённые, вопрос закрыли. Потому что слово своё в те времена держать умели. Даже с врагами.

 

ДОБРЫЕ   ПОСТУПКИ

 

Весь день Рябов вспоминал свои добрые поступки. Все, что за свою не столь короткую жизнь совершил.

Прямо со школы вспоминать начал, с пятого класса, когда Анне Петровне кнопочки на сиденье её стула впервые подложил. Как она завизжала, и весь класс смехом залился. И он больше всех. И даже героем себя почувствовал.

Вспомнив это, Рябов несколько раз хихикнул, но тут же спохватился.

«Разве это добрый поступок?! - строго спросил он самого себя. - Так что же ты, то есть я, его вспоминаю?»

Вот в девятом классе, когда он полную чернильницу на лысую голову прохожего вылил...

Рябов тихо рассмеялся, вспомнив, как задёргался лысый, но резко и даже грубовато остановил себя.

«Заткнись! - бросил он себе. - Опять совсем не то вспоминаешь!»

А как в институте он сам себе в зачётную книжку «зачёты» ставил и классно подписи профессоров подделывал?! Кто с ним мог конкурировать, когда даже у самих профессоров хуже, чем у него, получалось?! Но и это  к добрым делам, как Рябов не старался, отнести было трудновато.

Многое всплывало в его памяти - как, например, прямо со свадьбы жену коллеги увёл - вместе с подарками, как начальнику своему непосредственному помог с креслом расстаться, как шикарный дом с крытым бассейном возвёл - только он с Богом знали, откуда деньги взялись. И вот сейчас за всё им сотворённое персональную пенсию отхватил...

День к вечеру клонился, а Рябов всё лоб морщил, глаза закатывал, голову чесал - но ни одного доброго поступка так и не вспомнил.

- Да быть такого не может, чтобы я за всю прекрасную жизнь свою ни одного доброго поступка не совершил! - воскликнул Рябов.

А уже в постель укладываясь, понял вдруг, что добрые поступки забываются.

«Как это я сразу не сообразил!» - упрекнул себя Рябов и заснул с доброй улыбкой на лице.

 

ОТКРОВЕНИЕ

 

И спросил человек Бога.

- Я, конечно, извиняюсь, что в Твои дела свой нос, Тобой сотворённый, сую, но очень уж узнать бы хотелось: Почему Ты на нас остановился? Почему после нас ничего не создал?

- Не твоё это дело человеческое! - резко ответил Бог. - Скажи спасибо, что благодаря Мне  по Моей прекрасной земле бегаешь, жизни радуешься!

- Спасибо, - сказал человек, - притом огромное. Даже представить не могу, как плохо мне бы было, если бы меня не было! И всё-таки..

- Любопытный ты, однако, - сжалился Бог. - Не из-за лени на вас остановился, а потому лишь, что вы, люди - самое совершенное из того, что Я создать смог. Вершина!.. Тебя такой ответ устраивает!

- Он нам льстит неимоверно, - поклонился человек, - но мне так кажется, что Ты Самого Себя недооцениваешь. После нас, совершенных, Ты, с Твоими данными, мог бы создать совершеннейших.

- Не богохульствуй! - потребовал Бог. - Вы по образу Самого Меня сотворены!

- Боже упаси, - испугался человек, - у меня и в мыслях моих куцых не было - богохульствовать! Но может нас, по Твоему образу и подобию созданных, можно было бы несколько подкорректировать. Чтобы мы не убивали, не лгали, не крали и друг друга, как Тобой завещано, любили бы, как самих себя.

- Правда, видите ли ему понадобилась, - проворчал Бог, - только правда и ничего, кроме правды! Так на тебе её - смутило Меня Моё последнее творение! Вдруг увидел -

не в ту сторону Меня с вами занесло! Так уж лучше вовремя остановиться, чем дальше той же дорожкой двигаться. К тому же Шаббат приближался-а Я в Шаббат, как тебе известно,ничего не создаю... Ауфвидерзеен! -почему-то по-немецки закончил Бог.

- Ауфвидерзеен, - пробормотал человек и на другой бок перевернулся.

 

ВСЁ   СНАЧАЛА

 

Встретились двое. Когда-то они большими друзьями были.

- Ведь мы друзьями были! - так и сказал один из них. - Большими!

- Были, - согласился второй.

- Какая-то кошка между нами пробежала.

- Чёрная, - пояснил второй.

- Самыми сокровенными мыслями делились! - продолжил первый. - Ни с кем я не был столь откровенен, как с тобой.

- Было такое, - согласился второй.

- Помнишь, даже свадьбы наши в один и тот же вечер праздновали! Рядом сидели. Вскакивали одновременно любимых целовать, когда «горько!» орали.

- Я несколько запаздывал, - напомнил второй. - Чуть позже вскакивал.

- Помогали, в чём могли, друг другу, - продолжил первый. - Помню, на рыбалке, когда у меня не шло, а у тебя рыбы только успевали на крючёк прыгать, ты в моё ведро незаметно щук подбрасывал.

- Карпов, - поправил второй.

- А помнишь..?

- Помню.

- Я же даже не сказал, что именно! - удивился первый.

- А я всё помню, - пояснил второй.

- Послушай, - предложил первый, - давай забудем всё, что развело нас - и начнём всё сначала? Ты не против?

- Я - за! - согласился первый. - Давай начнём всё сначала. С самого... Пошёл бы ты на...!

Опубликовано: 11-11-2011, 01:35
0

Оцените статью:
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении 1800 дней со дня публикации.