Уважамемые посетители сайта!

Мы открываем наш антикварный аукцион.

В этом нам помогают специалисты из английского интернет аукциона Rita's Bazaar https://www.ebay.co.uk/str/ritasbazaar

Мы будем выставлять вещи,которые могут привлечь ваше внимание.Часть от прибыли аукциона пойдет на поддержку сайта.Покупая вещи на нашем аукционе вы поддерживаете сайт!
Пока вещей не так много,но мы будем увеличивать количество выставляемых вещей.Мы особенно будем стараться выставлять вещи,связанные нашей.еврейской, тематикой.
Если кому-то из вас нужна конкретная вещь, и вы хотели бы ее приобрести- вы можете сделать заказ- напишите по адресу antique171@gmail.com и специалисты по антиквариату немедленно свяжутся с вами.В Англии каждый день проходят десятки локальных аукционов и на них можно найти все что вы хотели бы приобрести.
Мы еще сами не очень разобрались во всех возможностях аукциона, но там есть опция что и вы,наши читатели,сможете выставлять свои вещи на аукционе!Нам кажется что это может быть очень интересно!
Кто-то выставляет,кто-то покупает, мы получаем свои 10% за посредническую деятельность😊
И мы надеемся ,что так сайт сможет решить все свои финансовые проблемы.
Будут вопросы по работе аукицона или по антиквариату -пишите по адресу antique171@gmail.com

Уважаемые участники аукциона!

Просим при регистрации указывать свою страну(часовой пояс).
В противном случае , все участники указываются как будто они из Англии, и мы не можем видеть статистику -из какой реально страны те кто делает биды!!



Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:


Все новости

«    Сентябрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Истории из блогов

Версия для печати


 Если нельзя, но очень хочется, то - можно!



Моя мама, ?"?, очень любила красивую посуду. Всю жизнь свою кочевую собирала хрусталь и стекло, возила его по гарнизонам, по "дырам", куда посылали папу-офицера. И нельзя сказать, что много она насобирала, но все было родное и любимое. А уж когда они с папой поехали в санаторий где-то подо Львовом, то она привезла полный чемодан отличного стекла: вазочки, салатницы, бокалы и рюмочки в общем, "богатство". Но главной была большая хрустальная ваза для цветов.
Когда мы уезжали в Израиль все это пришлось продать. Хорошо, что не выбросить! В начале 90-х постсоветский рынок всасывал все. Мама очень переживала, что ей нечем накрыть красивый стол, как она привыкла. Простые тарелки, пластмассовые мисочки...
Я тем временем пыталась что-то заработать, и решила заняться массажем. Вы уже смеетесь? Правильно смеетесь! А я плакала. Что только мне пришлось выслушать после того, как я дала объявление в газете: "Общий оздоровительный массаж"! Ну, вы себе представляете. Выросшая в семье мамы врача и папы военного инженера, я представляла себе массаж почти как работу медсестры, и даже купила белый халат. А тут...
Но среди одних попадались и другие. Такой другой оказалась женщина из Савийона. Мы тогда жили в соседнем поселке, Неве Моносон, и ей было удобно ко мне ездить. Для тех, кто не знает: Савийон - одно из самых богатых мест в Израиле. Там виллы, как дворцы, и живут суперсостоятельные люди. Но я тогда этого еще не знала. И вот эта дама начала ко мне приходить на массажи. Ей очень нравилось, как я работаю, и, как обычно бывает у клиентов с парикмахерами, маникюршами и косметологами, завела она со мной беседу. Неожиданно выяснилось, что я из Питера. Поговорили о театре, об опере, о музеях. Она рассказала мне, что происходит из очень известной в Израиле семьи, и ее двоюродный брат был президентом Израиля. Мне было необычайно интересно с ней общаться. Она училась в Швейцарии, а ее бабушка была первой женщиной-врачом в Иерусалиме.
Так продолжалось некоторое время. Она расслаблялась под моими руками, а я получала, кроме платы за свой труд, приятную собеседницу. В общем, мы были совершенно довольны друг другом. И вдруг как-то раз она меня спрашивает: 
- Тебе нужна посуда?
- Какая посуда?
- У меня на балконе двадцать лет стоит бабушкин сервиз. Дочка его не хочет, говорит - старомодный. Ей нужен белый фарфор с золотым ободком. А там - цветочки.
- Цветочки я люблю, - задумчиво сказала я, - и посуда мне нужна. Спасибо.
- Хорошо, я привезу в следующий раз.
Следующий ее приезд был обставлен аристократически. Она позвонила снизу (а жили мы на третьем этаже, израильском, то есть наш - четвертый) и попросила открыть дверь. Я ничего не поняла, но дверь открыла. Поднимается по лестнице мужчина темно-коричневого цвета с большой коробкой в руках, а за ним - она, гверет (госпожа, ивр.). Он ставит коробку на пол и немедленно возвращается вниз. Через пару минут возвращается с еще одной коробкой. И понятно, что коробки очень тяжелые.
- Это мой слуга, индиец, - сказала гверет, - он меня подождет внизу. А это сервиз. Ты извини, я его не помыла, не хотела распаковывать. Ты уж помой сама. И еще, думаю, что несколько тарелок побилось, все-таки давно стоит. Там сервиз столовый и чайный - все на двадцать четыре персоны.
Я от этого свалившегося с неба подарка онемела и только заспасибкала тоненьким голосом. Потом мы прошли в кабинет, и она, млея от массажа и ароматических масел, рассказала мне историю этого сервиза. Ее бабушка-врач, первая в Иерусалиме, ехала из Пинска через Вену то ли в конце 19, то ли в начале 20 века в Израиль. И сообразила, что Эрец Исраэль, хоть и Святая Земля, но посуда там на деревьях не растет. Да и писали - вези, мол, все, что можно, тут ничего нет, кроме евреев и арабов. Так что, бабуля прикупила в Вене сервиз - столовый и чайный, на 24 персоны, потому что семья была большая, да и традиция приемов в Пинске тоже была. Когда бабушка умерла, сервиз достался маме, а мама завещала его моей новой знакомой. Но дело было в том, что когда сервиз переходил к следующему поколению, поколение давно было замужем и с полным комплектом посуды на все случаи жизни. Поэтому сервиз стоял запакованный по крайней мере лет сорок. И вот теперь достался мне.
На прощанье она сказала:
- Я дарю тебе эту посуду, но ты должна мне пообещать, что будешь ею пользоваться. Иначе я сейчас заберу все обратно. 
И я дала слово!
Когда мы с мамой открыли первую коробку, мы онемели обе. Там стоял тончайший фарфор изумительной красоты. Ручная роспись - на одних тарелочках были бабочки, которых не было на других. Невесомые чашечки, неправильной формы салатница, огромные блюда - круглые и рыбные... На обратной стороне некоторых тарелок была надпись латинским шрифтом: "Вена, 1893 год".
Когда прошел первый шок, я пришла в ужас! Я же обещала всем этим пользоваться! И что? Я буду каждый день мыть эти тарелки, мои маленькие дети будут их разбивать - без этого ведь не обходится. Но идише коп, еврейская моя голова, таки придумала! Мы как раз стали возвращаться к еврейскому образу жизни, и я сделала из этого сервиза пасхальный. Год он честно отлежал у меня на верхней полке (эх, где 40, там и 41!). А потом я его помыла, любуясь, и вот уже много лет, когда наступает Песах, я вытаскиваю этот сервиз, и всю неделю мы едим и пьем из венского сервиза девятнадцатого века, точно выполняя указание мудрецов: каждая еврейская семья в Песах - это царская семья. 
Так Творец послал моей маме утешение в старости за всю ее потерянную посуду.
С тех пор прошло время. Мама моя покоится на крыльях Шхины, и я не знаю, где эта замечательная женщина, сделавшая мне такой удивительный подарок, жива ли она... Но память о ней, о ее семье, о ее бабушке, которая везла через море роскошный австрийский сервиз, и о том, как она подарила радость моей маме, лишившейся на старости лет всего, собранного за жизнь, эта память хранится в нашем доме и пробуждается каждый Песах.

Источник: https://www.facebook.com | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Наш архив