Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:



Все новости

История

Версия для печати


 Грязное дело



Владимир ЛазарисВладимир Лазарис

В 1953 году власть в Египте захватил полковник Гамаль Абд эль-Насер. В Израиле это не вызвало беспокойства, потому что, по мнению руководства, присутствие в Египте английской армии должно было удержать Насера и его офицеров от военных действий.
Но год спустя пришла шифровка из лондонского посольства, в которой сообщалось, что под давлением египетского правительства и волны кровавого террора в Египте Уинстон Черчилль решил покинуть Суэцкий канал и эвакуировать английскую армию.
Израильское правительство собралось на экстренное совещание. Премьер-министром был Моше Шарет, министром обороны – Пинхас Лавон. Им, как и всем остальным министрам, было ясно, что после ухода английской армии Египет станет крайне опасен для Израиля и что война не за горами.
Шарет не мог предложить выхода из создавшегося положения, а Лавон не поделился с министрами своими соображениями на этот счет, но по окончании совещания вызвал начальника военной разведки Биньямина Джибли и спросил, есть ли у него свои люди в Египте. Джибли ответил, что есть группа тамошних евреев-сионистов, прошедших необходимую подготовку для диверсионной работы.
План Лавона состоял в том, чтобы провести ряд диверсий в английских культурных центрах и, приписав их египетскому правительству, добиться, чтобы Черчилль отказался от эвакуации английской армии, дабы Суэцкий канал не попал под контроль Египта.
Лавон осведомился о группе египетских евреев, и Джибли доложил, что летом 1951 года израильская военная разведка создала в Каире и в Александрии агентурную сеть для проведения специальных операций на стратегических объектах в тылу противника, если начнется война. В 1952 году несколько членов этой агентурной сети тайно прибыли в Израиль и прошли ускоренный спецкурс в армейской разведшколе.
Лавон и Джибли согласовали все детали операции под кодовым названием «Сюзанна», о которой не знал даже премьер-министр Израиля.
Летом 1954 года в Каир прибыл резидент военной разведки, майор Аври Эльад, выдававший себя за за немецкого коммерсанта Пауля Франка, чтобы привести в действие израильскую агентуру.
Тем же летом самодельная зажигательная бомба взорвалось на Центральном почтамте в Александрии. Меньше чем через две недели взрывы прогремели в американских информационных центрах Каира и Александрии. Жертв нигде не было.
Еще через неделю, в годовщину египетской революции, были намечены одновременные взрывы в пяти местах Каира и Александрии, но в четырех из этих мест заряды не сработали.
Пятый заряд находился в кармане у молодого человека по имени Филип Натанзон, стоявшего в очереди у кассы каирского кинотеатра «Рио». К ужасу окружающих, раздался взрыв – и молодой человек с воплем рухнул на землю, охваченный пламенем.
Вся израильская агентурная сеть в Египте провалилась, и единственным, кому удалось избежать ареста, был майор Эльад. Он отбыл в Европу. В руках египтян остались двенадцать евреев – одиннадцть мужчин и одна женщина.
Премьер-министр Моше Шарет понятия не имел о провалившейся операции и назвал египетские обвинения «гнусной клеветой». Но ему объяснили, что он заблуждается.
О провале операции «Сюзанна» Лавон и Джибли узнали из газет и обвиняли в нем друг друга. А Бен-Гурион после беседы с Моше Даяном записал в дневнике: «Он рассказал мне, что в его отсутствие П.Л. отдал странный приказ о проведении в Египте операции криминального характера, которая провалилась (и они должны были знать, что провалится)».


По Израилю прокатилась волна слухов. Но на еженедельных заседаниях правительства не было сказано ни слова об операции «Сюзанна». Поэтому министры тоже ничего толком не знали и питались слухами. Только 12 декабря 1954 года, наутро после начавшегося в Каире судебного процесса, министр внутренних дел Исраэль Роках поинтересовался, «не нужно ли обсудить судебный процесс в Каире?». Глава правительства ответил, что Израиль делает для арестованных все возможное.
Неделю спустя Моше Шарет сообщил министрам, что по информации, полученной из нескольких источников, «в Каире складывается впечатление – я говорю впечатление, а не официальное заявление, – что власти не намереваются казнить арестованных».
27 января 1955 года в Каире военный трибунал объявил приговор двенадцати членам израильской агентурной сети. К тому времени двое ее членов покончили с собой, двоих освободили за недостатком улик, шестеро получили различные сроки лишения свободы – от семи лет до пожизненной каторги. Еще двоих – Моше (Мусу) Марзука и Шмуэля Азара – приговорили к смертной казни через повешение.
Один депутат кнессета предложил, чтобы спецназ ЦАХАЛа похитил египетских солдат для обменана приговоренных к смерти евреев. На это Шарет отреагировал на заседании правительства одной фразой: «Мне пришлось объяснить этому депутату, что государство Израиль – это не ЦАХАЛ».
Четыре дня спустя приговор был приведен в исполнение во дворе центральной каирской тюрьмы.
Еще через два дня министр обороны Лавон подал в отставку, и его место занял Бен-Гурион . Начальника военной разведки Джибли сняли с должности.Цензура наложила полный запрет на публикацию подробностей «Грязного дела» на полтора десятилетия.
Эльада в Израиле встретили как героя и вскоре отправили с новым заданием в Западную Германию.
В 1957 году выяснилось, что в Германии Эльад передавал секретные материалы египетскому военному атташе. Стало ясно, что он был двойным агентом и выдал египтянам всех членов своей агентурной сети в обмен на беспрепятственный выезд из Египта.
Эльада вернули в Израиль, и в 1959 году он предстал перед военным трибуналом. Факт его измены родине доказать не удалось, но был доказан «несанкционированный сбор и хранение засекреченных документов с целью причинения вреда обороноспособности страны», и Эльада приговорили к десяти годам лишения свободы.
В израильской прессе эта история получила название «Эсек биш» («Грязное дело»), «дело Лавона» или просто «Дело».
В 1960 году вопросом о том, кто отдал приказ начать диверсии в Каире и в Александрии, занялась специальная следственная комиссия. Лавон опять утверждал, что Джибли, а Джибли – что Лавон. Кончилось тем, что комиссия сняла ответственность с Лавона.
Бен-Гурион с таким решением не согласился и подал в отставку с поста премьер-министра. Он воспринял «Грязное дело» как личную трагедию и отказывался верить в то, что офицеры военной разведки могут лгать.
Только после Шестидневной войны министр обороны Даян обменял шесть тысяч пленных египтян на членов израильской агентурной сети, которые в общей сложности отсидели за решеткой четырнадцать лет. По требованию Египта, их освобождение и приезд в Израиль замалчивались еще несколько лет.
Каирских узников призвали на службу в Армию обороны Израиля и каждому присвоили звание майора с ретроактивной выплатой армейского жалованья за все годы заключения. Но от Моше Даяна они услышали: «Если бы это зависело от меня, я бы вас там оставил». А на их вопрос «Почему Израиль ничего не сделал для нашего освобождения?» Бен-Гурион ответил: «Вас продали!»
Лишь полвека спустя Биньямин Джибли согласился дать интервью израильскому телевидению, в котором сказал: «Беседа с Лавоном проходила с глазу на глаз, и приказ привести в действие нашу агентурную сеть в Каире он дал устно. Когда после всей этой истории мы были с Даяном у Лавона, Лавон сказал: «Договоримся так: вы заявите, что действовали по своему усмотрению, а я возьму на себя министерскую ответственность».
О «своих людях в Каире» Джибли сказал в том же интервью, что это были «еврейские ребята с идеалами и желанием что-нибудь сделать для Государства Израиль. С еврейской наглостью они решили, что могут что-то изменить на Ближнем Востоке».
В 2004 году израильское телевидение показало документальный фильм «Грязное дело». Военная цензура восемь лет не разрешала выпускать его на экран. Один телекритик написал, что суть этой истории, «видимо, в том, что грязные дела, содеянные во имя высших ценностей, в конце концов, неизбежно оказываются грязными, а совершенные по ходу дела ошибки превращаются в норму (…) Возможно, из-за чрезмерной уверенности Израиля в своей непогрешимости «Грязное дело» стало таким грязным и раздувалось до тех пор, пока не свалило правительство».
А в израильский лексикон вошел вопрос, на который до сих пор нет ответа: «Кто отдал приказ?»
Владимир Лазарис. Фото: Bibliotheca Alexandrina,Wikimedia, Public Domain 

Источник: http://detaly.co.il | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Наш архив

<--KADAM--> <--/KADAM-->