Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Версия для печати


Пуля на излете. Продолжение

Часть III
В понедельник Матвей Иосифович установил новую плиту, подключил вытяжку и с грустью отметил, всё, что было намечено — сделано.
Сели обедать.
— Может быть еще что-нибудь надо сделать?
— Дорогой, вам надо работать по специальности, я уверена вы прекрасный специалист в этих, как их — подъемных механизмах.
— Я уже давно оставил эту идею, в Америке для молодых нет работы, кому нужен пенсионер с советским образованием?
— У вас золотые руки, смотрите, вы за две недели сделали огромную работу, знаете сколько с меня за неё запросили?
— Вы мне здорово помогали…
— Не смешите меня, что я делала, только мусор выносила.
— Не только, не выдумывайте, а кто плитку держал, кто потолок шпаклевал, кто шкафы лаком покрывал?
— Мне кажется, что это вам надо искать работу по специальности.
— Кому нужен в Америке французский язык, нам с вами остается только компанию по ремонту квартир открыть.
— Ну что вы, это лайсенс надо иметь, да и зачем?
— С вами работать одно удовольствие.
— Спасибо, с вами тоже.
— Я хочу сделать вам маленький подарок, вот — Роза Львовна достала из пакета рубашки, — я бы хотела чтобы вы их померяли.
Рубашки сидели как влитые.
— Большое спасибо, зря вы так потратились, у меня много рубашек…
— Таких, поверьте — нет, будете одевать и меня вспоминать.
— Я и так буду вспоминать…, ну я пойду…
— Вы торопитесь?
— Куда мне торопиться, я подумал, может быть у вас есть какие-то дела?
— Какие у меня дела?
— Тогда я еще побуду, совсем не хочется от вас уходить.
— Так и не уходите…
***
— Мама! Ты с ума сошла?
— Это смотря с кем ты меня сравниваешь?
— Зачем тебе этот мусорщик, ты видела его свитер с вытянутыми локтями, эти его лоснящиеся штаны с коленками, эти его подтяжки…
— А в чем он по-твоему сиденье от унитаза должен был менять — в смокинге?
— Ну объясни, зачем тебе нужен этот old fart (старый пердун).
— Кто? С чего ты взяла, что его должны мучать газы?
— О господи! У них у всех, после шестидесяти — Алла не просто так входила в первую десятку выпускников, — одна и та же проблема — запорный механизм.
— Какой еще механизм?
— Бактерии населяющие просвет толстой кишки, подвергают ее содержимое ферментации, то есть брожению, там образуются газы, которые, по идее, должны сдерживаться внутренним сфинктером и пуборектальной мышцей, но…
— Умоляю тебя, замолчи!
— К тому же он выпивает…
— Не ври! Две рюмки только и выпил, под щи…
— Ты видела, как он ест, мало того, что крошки на тарелке не оставит, так ещё и хлебом промакивает!
— Знаешь что, ты лучше следи за своими кавалерами, этот твой Алекс, в чем только душа держится?
— Мама, но ты же его совсем не знаешь!
— А ты своего Алекса хорошо знаешь, какие его планы, почему не познакомит тебя со своими родителями?
— С тобой бесполезно разговаривать, делай что хочешь, только не забывай — эта квартира, на которую папа столько лет горбатился, это все, что у нас есть.
— Что ты имеешь ввиду?
— Знаешь сколько сейчас альфонсов и всяких других аферистов развелось?
— Ты с ума сошла, ты на кого намекаешь, на Матвея Иосифовича?
— Я ни на кого не намекаю, только предупреждаю — будь осторожна, тебя с твоей широкой душой, ничего не стоит обмануть, целыми днями он будет в домино играть, а ты его обстирывать и обглаживать…
— Иногда это даже приятно — это первое, и дай Бог, чтобы тебе когда-нибудь было приятно за кем-то ухаживать.
— Второе — не в домино, а в шахматы, вот ты знаешь что такое «дебют немцовича»?
— Что?
— То-то же!, впрочем, я тоже не знаю.
— С ним же невозможно общаться, молчит все время.
— Это не важно.
— А что важно?
— Важно то, что он очень хороший человек.
— И как ты это определила?
— Хорошего человека узнать легко: у него на лице улыбка, а в глазах — грусть.
***
Всю ночь Матвей Иосифович думал о том, какой бы сделать ответный подарок, одежду он отвег сразу — обязательно купит что-нибудь не то.
Какое-нибудь ювелирное изделие — не совсем удобно, подумает еще чего-нибудь…
Придумал только под утро, быстро оделся и и поехал в театральную кассу:
— Есть что-нибудь на французском языке?
— В актовом зале Центральной библиотеки, французский драматург Александр Арди: «Самоубийство Дидоны»
— Два билета в первый ряд.
***
Dido's SuicideDido’s Suicide
— Вам понравилось?
— Очень, вы мне доставили большое удовольствие!
— И вы всё поняли?
— Конечно, я ведь очень много переводила для разных литературных журналов.
— А вам?
— Как вам сказать, мало что понял, вернее — ничего.
— Понимаете, Арди представитель французской национальной драмы, которую очень скоро заменила псевдоклассическая…
— Мне показалось, что это какой-то странный язык?
— Центральные говоры, франсийский, орлеанский и другие практически полностью вытеснены литературным языком, в основном употребляются только диалекты северной группы — начала объяснять Роза Львовна, но быстро поняла, что французские говоры занимают Матвея Иосифовича, примерно так же, как её — семибитная кодировка ASCII со всеми её ста двадцатью восеми символами.
— А раненого зачем убили?
— Это то, что французы называют «сoup de grâce» — удар милосердия, удар, при котором смертельно или тяжело раненого и уже не оказывающего сопротивления противника добивали, чтобы прекратить его мучения.
— Замечательная постановка, я оставлю себе этот букклет на память.
Dido's SuicideDido’s Suicide
— Пожалуйста, пообещайте, что больше ничего, кроме всяких железок, не будете покупать без меня.
— С большим удовольствием!
***
— Ты что, головой тронулась? — прямо с порога начала Лилька.
— Встретила твою Алку, она мне рассказала про мусорщика, я чуть там в обморок не упала!
— Он что, похож на Муслима Магомаева, или может быть на на Марлона Брандо?
— Хочешь посмотреть?
— Конечно!
— Это не трудно — Роза Львовна подвела подругу к окну.
— Так он еще и доминошник!?!
— Шахматист.
— Докатилась, боже мой — какая дура, Фицжеральд каждый день звонит!
— Найдешь ему еще кого-нибудь.
— Не хочет, уперся как бык, говорит — может я в тот раз чего-нибудь не то ляпнул, объясни ей, я — говорит, — всё для неё сделаю, расскажи ей про мой дом во Флориде, можно — говорит,— там жить, или можно в Ирландию уехать, там у него тоже дом…
— Лиля! Закрыли разговор про Фицжелальда с его Ирландией.
— Прошу тебя, умоляю — не торопись, есть одна хорошая знакомая астролог-экстросенс, уникальная специалист, к ней очередь — месяц!
— Только нужны его данные и твои, и она со стпроцентной точность всё расскажет!
— Сколько людей она спасла от неминуемой беды — тысячи!, я с ней договорилась на воскресенье, к трем.
— Тебе делать нечего?
— Прошу тебя, потом еще сто раз спасибо скажешь.
***
— Еле вырвалась — влетела в квартиру Лилька, — мой «шлимазл» устроил истерику, чего ты мол, каждые выходные у этой Розы ошиваешься?
— Каждые выходные?
— Это я ему так, для отмазки, дел ведь полно: то одно, то другое…
— Значит так, она вот-вот должна быть, еле уговорила, к ней очередь на три месяца вперёд, дипломированная Мастер рейки и Магистр хрустального шара, Академик Академии астральных наук…
— Академик опаздала минут на сорок, на ней были: вязаная шапочка, мексиканское пончо, а в руках — пакет магазина «Гурманофф» откуда аппетитно попахивало копченой скумбрией.
— Простите, ради Бога, я прямо с семинара астрологов Южной Америки, еле удалось сбежать, завалили вопросами — мастер-магистр выложила на стол загадочный набор астрального инвентаря: хрустальные шары, линейку на веревочке и украшенную загадочными проволочками войлочную шапочку, на которой, если хорошо приглядется, ещё можно было разобрать полустертую надпись «Привет из Сухуми».
— Итак, приступим: очень важно влияние планет в момент знакомства, многолетними наблюдениями научно подтверждено, что Сатурн, Марс, Уран, Нептун и Плутон являются зловредными планетами, а Солнце, Венера и Юпитер напротив — благотворные.
— Зловредные планеты в момент знакомства образовывают зловредную взаимосвязь между собой или с благотворными планетами, это может привести не только к разрушению союза, но и к несчастным случаям, и даже смерти.
— Напротив, если благотворные планеты образовывают благотворную взаимосвязь между собой, то это значит, что союз будет счастливым, материально благополучным, и неудачи будут обходить вас стороной.
— Всё, даже время и место вашей встречи может свидетельствовать предстоящей романтичности ваших отношений или наоборот.
— Где и при каких обстоятельствах вы познакомились?
— В хозяйственном магазине, выбирали сиденье…
— Простите, что выбирали?
— Сиденье для унитаза.
— Всё ясно, куртуазная любовь претерпевает череду трансформаций: способность эроса взрывать и подавлять все остальные проявления есть с одной стороны свидетельство крайней деградации и демонизма человеческого существования, с другой потенциальная возможность так или иначе, тем или иным способом разрушить замкнутость ограниченного индивидуального существования.
— Но вы не волнуйтесь, за пять-шесть сеансов мы всё приведем в порядок, нужно будет только составить лист ситуаций и перечень действий, но уже сейчас могу сказать — вы в опасности, разве можно принимать серьёзные решения в дни вхождения Луны в новую фазу?
— Возьмите в руки эти магические шары.
— Отметив про себя, что точно такие же висели на чешской люстре в их московской квартире, Роза Львовнв взяла шары в руки.
— Взгляните на внутренние отблески, это зловредные планеты уже начали образовывать вредную взаимосвязь, которая благоприятствует лишь свободной любви и внебрачным связям.
— Вы уверены, что это не отражение от экрана телевизора?— Роза Львовна положила на стол пропахшие рыбой запчасти от люстры.
— Абсолютно! Для многих людей это серьезная проблема и наша задача подготовить партнеров к таким поворотам судьбы, чтобы в ваших сердцах вновь вспыхнула чистая любовь, пусть без былых сексуальных акцентов, зато возвышеная и одухотвореная, как у героев классической русской литературы.
— «Брак, основанный на взаимной склонности и на рассудке, есть одно из величайших благ человеческой жизни» — эти замечательные слова принадлежат великому русскому писателю Ивану Сергеевичу Тургеневу.
— Интересно, как это узнал, ни один из его многочисленных романов не закончился браком, полжизни волочился за оперной певицей, дружил вроде бы с ее мужем, а сам таскался за ними по всему свету…
— Только великим присущь романтический экстаз, поэтому так по-разному во времени, кончилась их жизнь!
— Что вы имеете в виду — во времени, Луи Виардо и Иван Тургенев умерли в один год?
— Буквально да, но не духовно, анализировать влияние планет на будущее человека — редкий дар, надеюсь вы слышали о американке Джейн Диксон, урожденной Пинкерт?
— Эта моя дальняя родственница, уже в пятилетнем возрасте Джейн демонстрировала незаурядные способности — предсказывала смерть близких…
— Дважды она консультировала президента Рузвельта, прикованный к инвалидной коляске президент, спросил: «Скажите прямо, сколько времени мне осталось, чтобы закончить дела, которые я начал?»
— Джейн ответила: «Полгода, господин президент, а может, даже меньше».
— Через пять месяцев после этой встречи, Франклин Делано Рузвельт ушел из жизни…, извините, мне надо в туалет.
— Лиля, слушай внимательно: чтобы через пять минут этой идиотки здесь не было, иначе я её сковородкой по башке, и тебе — заодно!
— Тихо, тихо, услышит ещё, ты что, с ума сошла, она Магистр рейки, а ты— сиденье для унитаза, к ней очередь на полгода вперёд, за ее корректировками даже из Австралии приезжают…
— Это она тебе сказала?
— Да нет! Анька из «Ремонта очков», она ее свекрови, которая уже собралась помирать, так все наладила, что та, вместо того, чтобы тихо отдать концы, выскачила замуж за нелегала с Житомира, который ее на тележке возил, и привела его к ним жить, теперь эта дура волосы на себе рвёт…
— Лиля, повторяю еще раз, пять минут и твой «шлимазл» — вдовец!
***
«Не относись с презрением ни к какому человеку и не считай ничего лишним, ибо нет человека, у которого не было бы своего звёздного часа, и нет ничего, что не имело бы своего места».
Бен Азай
В среду Матвей Иосифович переехал.
С собой он принес чемодан со стальными уголками, компьютер, коробку из-под телевизора с постельными принадлежностями, габардиновый плащ, шахматную доску, связку книг и несколько толстых папок.
Потеснив отца и сына Дюма, на книжной полке встали: «Золотое кольцо России», «Математические начала натуральной философии», «Организация труда погрузочно-разгрузочных работ» и двухтомник «Складское оборудование: машины и механизмы. Издание второе, дополненное».
Роза Львовна приготовила обед: салат «оливье», щи на курином бульоне со свежей капустой и бараньи рёбрышки с грибной подливкой
Ещё она хотела приготовить особенно удававшуюся ей редьку со шкварками, но вспомнила про «запорный механизм», и отложила эту идею до лучших времён.
Потом они пошли на набережную, подышать морским воздухом.
Вечером пили чай со свежеиспеченым «Наполеоном», Роза Львовна рассказывала о кознях и злоупотреблениях в Научно-технической библиотеке, которой она отдала «лучшие двадцать лет своей жизни», Матвей Иосифович о машинах над созданием которых он трудился, и о своих студентах
— Так вы что, и в институте преподавали?
— Ну да, я же все-таки кандидат наук.
— А что ж вы это скрывали, сказали что мусорными машинами занимались?
— Я ими тоже занимался, сконструировал специальную платформу, которая умеет собирать пластиковый мусор в море.
— Роза Львовна взялась полистать «Складское оборудование» и увидела на обложке фамилию — Агроскин.
— Это вы?!?
— Да…
— Вы эту книгу написали?!?
— Ну да, и ещё несколько других, по ним и сегодня учатся студенты.
— А это что? — все больше удивляясь и старалась поддержать разговор, Роза Львовна открыла первую попавшуюся иллюстрацию.

— Это козловой кран! — обрадовался Матвей Иосифович.
— Недалеко от нашей дачи был какой-то склад, кажется там стоял точно такой.
— Интересно — оживился Матвей Иосифович, — какой конструкции он был, балочной или решетчатой?
— А разве они не все одинаковые?
— Ну что вы, все разные: консольные, крюковые, электрические…, у вас там наверняка был маленький, четыре метра пролетом, грузоподъемностью две тонны.
— Ничего себе маленький — две тонны!?!
— Две?!? Да они бывают грузоподъемностью в 400 тонн, бывают и 800 тонн!
— Неужели 800 тонн!?!
— А 1600 тонн, две тележки по 800 — не хотите!?!
Они пересели на диван, где Матвей Иосифович еще долго и подробно объяснял устройство различных видов козловых кранов.
Стараясь переменить тему Роза Львовна взяла с полки «Математические начала натуральной философии».
— И эта ваша?
— Ну что вы, это Ньютона, здесь он определяет базовые понятия — масса, сила, инерция…
— Да, да.., что-то помню, а она не устарела?
— Конечно нет! Это сочинение заложило основы механики, физики и даже — астрономии, в нем сформулирована программа развития этих наук…
— Интересно…
— Очень! Смотрите, здесь формулируются три закона ньютоновой механики, вы наверняка помните физику Аристотеля, где он утверждал, что скорость тела зависит от движущей силы…
— Весьма смутно…
— Так вот, здесь Ньютон его поправляет: не скорость, а ускорение!
— В этом нелегко разобраться…
— Да что вы, это материал для первокурсников, смотрите, как гениально сформулировано: действию всегда есть равное и противоположное противодействие, иначе, взаимодействия двух тел друг на друга между собой равны и направлены в противоположные стороны….
— Очень интересно, особенно про «равномерные движения при взаимодействии тел друг на друга» — схулиганила Роза Львовна.
Матвей Иосифович шутку не оценил (а может быть просто не понял) и открыв бессмертное сочинение Ньютона попытался продолжить ликбез, но у Розы Львовны были совсем другие планы.
Она прислонилась к диванной подушке, так горздо удобнее было слушать про «движущие силы и прямолинейные движения», а главное — не так жал новый лифчик.
Накануне она побывала в магазине «Victoria’s Secret», где после долгих раздумий купила дорогущий и о-о-очень красивый бюстгальтер.
И правильно сделала, ей было что туда положить!
***
Пока Матвей Иосифович возился с компьютером, Роза Львовна переоделась, застелила тахту новым комплектом махрового белья.
Внимательно оглядев себя в зеркале, вздохнув, она вывернула из торшера одну (из двух) лампочку, прилегла.
Суматошный день давал себя знать и через несколько минут она уже крепко спала….
Заглянув в комнату, Матвей Иосифович укрыл её пледом, снял и завернул в заранее приготовленную газету носки, и сел на кушетку.
— Вы что, собираетесь так всю ночь сидеть!
— Вы знаете,— засмущался Матвей Иосифович,— я должен признаться, в некоторых смыслах, я не очень…
В «некоторых смыслах» Роза Львовна чувствовла себя куда более уверенно, чем в натуральной философии Ньютона.
И Матвей Иосифович не подкачал, то ли действительно влюбился, то ли доскональные знания в области «взаимодействий тел друг на друга» сделали свое доброе дело?
Главное — утром проснулись веселые и счастливые.
***
Это давно известно, чтобы проснуться добрым и ласковым — нужно заснуть счастливым.
К тому же, ужасы, предсказанные дочерью, не подтвердились, — Матвей Иосифович всего лишь чуть похрапывал.
И что? Пришлось всего лишь раздвинуть хрустальные бокалы в горке, они слегка позвякивали.
А бig deal! (подумаешь, какое дело!).
Сели завтракать: у Розы Львовны сверкали глаза, у Матвея Иосифовича разгорелся зверский аппетит.
— Дорогой, зачем вы завернули носки в газету?
— Я хотел потом их постирать, я всегда сам стираю свои вещи…
— Это похвально, но — вот видите, стоит старальная машина, это её дело стирать, обещайте мне, что в этих вопросах будете прислушиваться к моему мнению.
— Одежду вашу я разместила в шкафах, постельное белье, с вашего разрешения — выброшу, у меня его полно, подушки тоже.
— Хочу вас ещё спросить — что в этих папках?
— Их тоже можно выбросить.
— А что там?
— Я ведь работал в порту и все эти годы старался модернизировать оборудование, сам собрал несколько опытных образцов, но оказалось, что всё это никому не нужно.
— Можете себе представить, есть миллионов контейнеров ежегодно прибывают в Америку, и всех надо принять: перегрузить, разгрузить, перенаправить, складировать…
— Я разработал новую, более эффективную и абсолютно безопасную, линию разгрузки — её и смотреть никто не стал, хотя всем было ясно, что она даёт огромную экономию материальных и людских ресурсов.
— Обошел всех, они — ты с ума сошел, нас же всех сократят, а тебя первого, ты что, этого не понимаешь?
— Я говорю, а вы понимаете, что прогресс нельзя остановить, копеечная реконструкция только одного крана может высвободить десяток грузчиков?
— Они говорят: а ты у них спросил, хотят ли они потерять работу?
— А может быть он просто не понимали?
— Да что тут понимать, краны могли бы работать на треть эффективней, ведь их особенностью является зависимость грузоподъемности от вылета стрелы, вот видите — Матвей Иосифович достал чертеж, — это его шпиль, это лебедка с фрикционным барабаном вращающимся вокруг вертикальной оси, берем барабан с нарезкой под канат…
— В общем, собрал все чертежи, расчеты и отправил в Администрацию Береговой Охраны и в Исполнительную дирекцию Управления портов.
— Через неделю получаю от них письмо, мол большое спасибо, ваши предложения будут рассмотрены и т.д.
— Через месяц получаю письмо из лаборатории порта: ваши предложения малоприменимы в области, вкоторой мы занимаемся, они находятся вне сферы нашей деятельности…
— Вскоре вызывают в Межнациональный профсоюз портовых грузчиков и складских рабочих: мы являемся крупнейшим работодателем для членов портового профсоюза на всем Восточном побережье и гордимся тем, что обеспечиваем их и их семьи рабочими местами и заработной платой. Ваш проект, по заключению наших специалистов, недостаточно выверен и его реализация создаст опасность для жизни людей. По утверждению ваших коллег, вы ведете себя по отношению к ним — высокомерно, задеваети их чувства…
— В общем, через неделю, выплатили зарплату за полгода вперед и отправили на пенсию.
— Знаете, что, давайте подождем эти папки выкидывать — Розе Львовне явно пришла какая-то мысль в голову, — пусть полежат, они много места не занимают.
— Хорошо, только вы их уберите куда-нибудь подальше.
— Договорились, и ещё — может быть мы уже перейдем на «ты»?
***
Со времен развитого социализма нам досталось неприятное наследство: браки в солидном возрасте считаются чем-то неприличным.
Общественное мнение уверено, что ближе к пенсии, а после нее — особенно, надо не дурью мучиться, а к земле привыкать и о душе думать.
А ещё раньше?
Древне греческие умники Менандр с Сократом, например, были большими скептиками насчет создания семьи.

Первый говорил, что жена, особенно языкастая — это сущий яд, и если же хочешь прожить без печали, то лучше вообще не жениться.
Второй утверждал, что счастливый брак возможен, но только в том случае, если: жена слепая, а муж глухой.
Члены-корреспонденты Императорской Академии наук, почётные академики по разряду изящной словесности и крупные знатоки женского пола Лев Николаевич Толстой и Антон Павлович Чехов тоже, без особого восторга относились к таинству брака.


Один считал что жениться надо, как и умирать -только в безвыходной ситуации, причем «не по любви, а непременно с расчетом — насколько вероятно, что будущая жена будет помогать, а не мешать жить человеческой жизнью».
Другой тонко заметил, что жениться можно только тому, кто не боиться одиночества, и если он сам когда-нибудь решиться на такой шаг, то только если найдет женщину подобную луне, т. е. которая бы являлась на на его небосклоне не каждый день.
В 1885 году, проделав огромную исследовательскую работу, Антоша Чехонте опубликовал в юмористическом журнале «Осколки» «секретную квинтэссенцию из всех существующих оракулов, физиономик, кабалистик и долголетних бесед с опытными мужьями и компетентнейшими содержательницами модных мастерских», которую назвал: «Руководство для желающих жениться».

В этом его фундоментальном исследовании можно найти исчерпывающие объяснения и ответы на самые сложные вопросы, типа: «волоса, зачёсанные сзади наперёд, предполагают в женщине желание нравиться не только спереди, но и сзади», или: «если женщина седа или лыса и в то же время желает выйти замуж, то, значит, у неё много денег» и др.
Есть там и мудрые советы: «любовь сама по себе, приданое само по себе, жениться без приданого всё равно, что мёд без ложки, Шмуль без пейсов, сапоги без подошвы».
Классифицировав потенциальных невест по возрасту, росту, пухлости, цвету волос с глазами, прическам, походке, наличию веснушек и ямочек на щеках, автор пришел к выводу, что: «жениться можно богатым, бедным, слепым, юным, старым, здоровым, больным, русским, китайцам…, исключение же составляют только безумные и сумасшедшие, а дураки, болваны и скоты могут жениться сколько им угодно».

***
Если случится такое, что вам вдруг приспичит такая необходимость— скоропостижного жениться, долго не думайте, езжайте в Лас— Вегас, более подходящего места для перехода в иной семейный статус не найти.
Требования минимальные: надо быть старше 18 лет и невеста (жених) не может быть вашей близкой родственницей, минимум — кузина (кузен).
По прибытию в «город греха» Лас-Вегас выяснилось, что у полностью соответствующих этим параметрам Розы Львовны и Матвея Иосифовича есть выбор: обрести семейное счастье пройдя гражданскую церемонию в уполномоченном отделении гражданских браков Clark County, в церкови, или в синагоге.
Разместившись на центральной улице, в отеле «Веницианец», они решили отложить таинство бракосечетания на завтра, и поужинав во французском ресторане «Fleur de Lys», отправились в театр «La Reve», посмотреть знаменитое шоу «Cirque du Soleil».
Утром, как только они вернулись с завтрака, раздался телефонный звонок:
— Доброе утро, мое имя Рон Шапиро, я водитель заказанного вами такси, жду вас вас внизу, у центрального входа.
— В синагогу я вожу не часто — водитель был очень словоохотлив, — чаще в церкви и часовни, их в городе больше сотни.
— Когда диспетчер приняла ваш заказ, то сразу позвонила мне: Шапиро — твои клиенты!
— Моя семья здесь уже тридцать лет, сын стал инженером, дочь — врачом, треть, за образование оплатило правительство, треть— город, остальное — беспроцентная ссуда на пятнадцать лет…
— Жениться в Лас-Вегасе можно шикарно, с лимузинами, банкетными залами, икрой, лобстерами и звездами мировой эстрады, а можно тихо и совсем недорого.
— Можно растянуть удовольствие на пару недель, а можно записаться мгновенно, не выходя из машины, здесь это называется — drive Thru Tunnel of Love.
— Также быстро, не про нас с вами будет сказано, можно и развестись.
После синагоги они поехали в Бюро Лицензий (городскй суд Лас-Вегаса — Clark County) где и получили заветное свидетельство о браке (Mariage lisense).
— Основателем первого казино в Лас-Вегасе был еврейский психопат Багси Сигал — продолжил рассказ Шапиро, — он работал на мафию, фактичечски на их деньги превратил заштатный городок в мировой центр азартных игр.
— Ему самому, правда, не удалось особенно насладиться своими детищем, связался с голливудской красоткой и расстратил много чужих денег.
— Мафия этого не прощает, вскоре его пристрелили.
— Город знавал разных бандитов, и еврейских было не мало, между прочим, они тогда здорово поддержали Израиль.
— Тот же Сигал давал деньги на израильское подполье, издатель газеты Хэнк Гриншпун был обвинен в контрабанде оружия для Израиля, знаменитый Меир Лански тогда много чего для Израиля делал, миллионы долларов в его казино собрали.
— У ФБР на него было досье — чего там только не было: и рекет, и убийства, и налоги…, потом они как ни старались, так ничего и не смогли доказать.
— Он уехал в Израиль, хотел там встретить старость, место купил на кладбище, рядом с могилами деда и бабки, и что вы думаете — они его выслали!
— Премьером тогда была Голда Меир , они с детства знали друг-друга, соседями были по еврейским трущобам Нью-Йорка, и Сигал там тоже жил, многие знаменитые евреи оттуда вышли.
Меир очень на Голду надеялся, но она не помогла, Израилю позарез нужно было американское вооружение, и она не захотала портить отношение с американцами.
— Кого здесь только нет!, действительно, Америка — плавильный котел, такое впечатление, что здесь веселятся двадцать четыре часа в сутки — все больше и больше удивляясь, крутила головой Роза Львовна.
— Лас-Вегас, он как барометр, здесь веселятся, значит в стране всё нормально, и «плавильный котёл» — очень точное определение для этой страны, его придумал сын еврейских эмигрантов из Германии Израэль Зангвилл, он написал пьесу под таким названием, в прошлом году я был в Нетании, у родственников, там есть улица его имени.
Стало темнеть, город заиграл миллионами огней.
— Представьте себе на минуточку, на оосвещение города тратится столько же электроэнергии, сколько её потребляет вся промышленность Франции — Шапиро припарковался у входа в гостиницу.
— В 1936 г. на реке Колорадо построили знаменитую, высотой более двухсот метров, плотину, тогда она была крупнейшей в мире, без неё город не мог бы существовать, сейчас же используют энергию солнца. Лас-Вегас первый американский город, полностью обеспечивающий собственные потребности в электроэнергии, так что, если Америка «плавильный котёл», то Лас-Вегас его топка, причем — экологически чистая!
***
Если бы Матвей Иосифович был знаком с чеховским «Руководством для желающих жениться», то должен был бы следовать одному из его заветов:
«Женившись, будь с женою строг и справедлив, не давай ей забываться и при каждом недоразумении говори ей: «Не забывай, что я тебя осчастливил!»
Вместо этого, по возвращении, он повез новобрачную в серьезный Банк, из которого вскоре вышли совладельцы счета с приличным остатком и отличной кредитной историей.
— И предположить не могла, что ты такой богач — Роза Львовна разглядывала новенькую Платиновую карту.
— А куда мне было деньги девать, всё это время я не платил даже за аренду квартиры, дом принадлежал Порту, очень тебя прошу, пожалуйста, все покупки впредь оплачивай этой картой.
Ну, и что можно сказать о таком молодожёне?
Только повторить вслед за Чеховым — натуральный «Шмуль без пейсов»!
Господа, читайте классику!
Опубликовано: 19-06-2018, 08:10
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария