Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:



Все новости

Вчера, 22:13
Вчера, 21:36
Арабо-израильский конфликт / Общество

Версия для печати


 Жители Сдерота считают, что их город отдан на заклание ХАМАСу



Более 200 запусков из сектора Газы, пять массивных атак израильских ВВС — наиболее масштабных со времен операции «Нерушимая скала» в 2014 году. Таков невеселый итог того, что произошло за минувшие сутки на границе с Газой. После этого появилось сообщение, что —  при египетском посредничестве — ХАМАС и «Исламский джихад» объявили о прекращении огня.

Прекращение огня вступило в силу минувшей ночью около полуночи, однако ракетно-минометные обстрелы нашей территории продолжались и после совместного заявления двух террористических организаций. Источник в системе безопасности Израиля заявил, что только «реальное состояние дел на границе продиктует продолжение израильской реакции на происходящее».

«Жители Сдерота считают, что город отдан на заклание ХАМАСу, который диктует им условия жизни», — сказал в беседе с «Деталями»  Александр Риман, журналист и писатель, житель Сдерота.

В то же время министры военно-политического кабинета, созванные сегодня утром на срочное заседание, вслух выражали свое недоумение по поводу необходимости созыва кабинета, если глава правительства уже согласился накануне о прекращении огня. Так, лидер партии «Еврейский дом» Нафтали Беннет, также входящий в кабинет, заявил в интервью радиостанции «Галей ЦАХАЛ», что выступает против прекращения огня, которое не принесет решения проблемы на длительный срок. «Как только ХАМАС снова начал свои провокации, — сказал Беннет, — я сказал, что их необходимо уничтожить. Это террористы, не дети, и я предупредил, что промедление приведет к эскалации. Я протестую против прекращения огня. Это не решение. Мы должны разоружить Газу, мы должны сделать это сами, без всяких соглашений. Все эти требования изложены мною в письменном виде и отправлены главе правительства».

Однако у жителей Сдерота, как утверждает Риман, складывается впечатление, что их бросили снова на произвол судьбы.

—  Из средств массовой информации и прочих открытых источников, заметно, что речь идет о сознательной стратегии, — говорит он, – не прибегать ни к какой инициативе вообще, до тех пор, как известном анекдоте, пока не «появится повод для отражения агрессии». Как это было во времена Шарона в 2001 году, когда начались первые обстрелы Сдерота. К примеру, тогда у моего хорошего знакомого во время обстрелом «кассамами» смертельно ранили дочку, ей было шестнадцать лет. Тогда Шарон сразу отреагировал, нанесли удар по сектору в ответ, там погибло двадцать человек, и на время обстрелы стихли. Потом, когда опять кого-то убило, вновь ответили, и вновь все успокоилось, но ненадолго. Боюсь, что  и сегодня наше руководство придерживается подобной же тактики. Кто-то из правительства, по-моему, Моше Кахлон уже говорил о том, что вряд ли стоит идти на войну из-за Сдерота или из-за каких-то «паршивых», — он так и выразился, — «огненных змеев». А пока что жители Сдерота в частности и юга вообще, как и семнадцать лет назад, снова в заложниках у ХАМАСа. Я считаю, что какими-то несерьезными мерами все и ограничится. Понятно, что мы, жители Сдерота, для правительства своего рода лакмусовая бумажка.

— Что ты имеешь в виду?

— То есть, у меня такое ощущение, что правительство проверяет на нас, как далеко может зайти в своем раже ХАМАС – решится ли он, обстреляв Сдерот, обстрелять затем Беэр-Шеву, а, возможно, и Тель-Авив, используя ракеты средней дальности, а они у них есть.

— Как ты оцениваешь подобную тактику?

— На мой взгляд, это провальная политика, несерьезная и безответственная.

— Смена правительства, по-твоему, способна исправить ситуацию?

— Об этом вообще никто не говорит. Поверь, я в эти дни много общаюсь с горожанами, с мэром Сдерота и его помощниками, и никто даже не ведет речи о смене правительства.



— Почему?

— Потому что все мы прекрасно понимаем: оппозиции нечего предложить взамен, все ее обещания навести порядок с безопасностью и вернуть нормальные условия жизни, вызывают у нас только смех. И понятно, что первое, что сделает оппозиция к власти, пойдет на уступки, согласится с требованиями ХАМАСа и даст задний ход. Да, мы действительно недовольны правительством, но я не думаю, что оппозиции стоит обольщаться по нашему поводу. Мы ей не верим и не хотим передавать власть. Ничего она не добьется и ничего не изменит.

— И какова – в целом – твоя оценка ситуации?

— Пока что ситуация безвыходная и положение отчаянное. Я полностью согласен с заявлением мэра нашего города Алона Давиди, прозвучавшим сегодня, что соглашение, якобы достигнутое между Израилем и ХАМАСом – липовое и что ХАМАС продолжает диктовать условия жизни жителям Сдерота: когда хочет обстреливает, когда хочет прекращает. И это морально давит нас гораздо больше, чем разрывы от снарядов, вой реактивных турбин самолетов или работа «Железного купола». Дрожит земля, дребезжат стекла, и можете себе представить, как себя чувствуют обычные люди. Тем более что большинство населения – это пожилые люди, беспомощные бедняки и многодетные семьи. Я знаю, что много нервных срывов, психологических травм, а чего ждать от такой обстановки?

— Александр, вопрос в другом: почему не решают проблему с обстрелами раз и навсегда? Как можно мириться с тем, что Сдерот или поселения на границе с Газой практически семнадцать с чем-то лет находятся в зоне огня, и никто ничего не делает, чтобы решить проблему кардинально?

— Между прочим, прежде чем ответить на твой вопрос, хочу сказать, что в Сдероте за последнее время увеличилось население, благодаря тому, что были возведены высотные дома в рамках программы «Цена для новосела». И переехало в новостройки немало новоселов из центра страны, которые к тому, что происходит, просто-напросто не привыкли. Они в ужасе, они не понимают, куда попали. Они говорят, что надо воевать, надо как-то отвечать ХАМАСу. Но я, да и другие мои знакомые, старожилы — а я живу в Сдероте более двадцати лет — понимаем, что нас используют в качестве подсадных уток, чтобы проверить, как я уже сказал, на что же способен ХАМАС. А нам практически открыто говорят, что не хотят повторения сценария четырехлетней давности. Считают, что если ответить ударом за обстрел Сдерота, то тогда начнется обстрел центра страны, а там гораздо больше избирателей, чем в Сдероте или в Ашкелоне. Арифметика простая. Это называется «государственным подходом»: дескать, нельзя из-за каких-то десятков тысяч жителей Сдерота подставлять под удар центр страны, крупные промышленные объекты. А так идет, своего рода, «война на малом огне».

Кроме того, есть еще одна причина: Израиль старается обойтись без жертв в Газе, потому что это будет неверно воспринято мировой общественностью. ХАМАС, как считают в правительстве, «проучил» нас, подставив под пули мирных жителей во время «маршей возвращения», и потому мы должны быть осторожны, действуя в пределах нормы. И потому, к сожалению, пока не прольется кровь, большая кровь, все остается так, как будто ничего не происходит. Вот тебе ответ на вопрос, почему проблема не решается кардинально.

— Но пока наступило затишье?

— Да, обстрелы длились ровно двадцать четыре часа. Это бьет по жителям тоже, поскольку получается, как я говорил, что ритм жизни наших горожан определяется ХАМАСом. Но к ХАМАСу у меня претензий нет: у него есть четко объявленная тактика, которая направлена на уничтожение государства Израиль. У нашего правительства, как я понимаю, никакой особой тактики нет, потому что каждый из министров, от обороны до экономики, предлагает что-то свое: кто-то насыпной остров около Газы, кто-то гавань в Кипре, кто-то говорит, что вообще не надо обращать внимания на инцидент. Нетаниягу делает грозные заявления, но все остается по-прежнему.

Вот это напрягает более всего: у врагов есть тактика, у нас ее практически нет, или есть такая, которая вообще не срабатывает. «Тактика реагирования» — так она называется. Это когда инициатива отвергается напрочь, нет никакого понимания в том, что же делать с ХАМАСом. Продолжается поставка грузов в Газу,в том числе, цемента, строительных материалов, которые с успехом используются для сооружения туннелей. Закрыли КПП «Керем Шалом» и тотчас открыли снова под давлением мировой общественности.

— А дипломатические усилия?

Нетаниягу съездил в Москву, пообщался с Путиным, а через пару дней после этого начались обстрелы юга. Дипломатия должна быть подкреплена усилиями ЦАХАЛа – самой мощной армии на Ближнем Востоке. А самая мощная армия занимается тем, что уничтожает пустые сараи, которые называются у нас «стратегическими объектами».

Источник: Детали | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария


Наш архив