Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта
Друзья сайта SEM40
Наши доноры
в Мае 2019 г.
Поступило в мае - $ 234,8
Juriy Plotkin шестнадцатый раз
Norman Krug седьмой раз
Abram Dagovich третий раз
Semion Pochepovich третий раз
Rahmiels Deics тринадцатый раз
Rivkine Felix четвертый раз
Mikhail Fabrikant
Michael Roginsky шестой раз

Версия для печати


Сумерки «Хрустальной ночи»



В первые дни ноября 1938 года на первых страницах крупнейших европейских газет ежедневно появлялись сообщения из небольшого польского города Збоншинь, о котором раньше никто и не слышал. Впрочем, и сегодня мало кто знает о существовании этого городка, население которого составляет около семи тысяч человек. В ноябре 1938 года было и того меньше. Но именно в этот городок в течение нескольких дней прибыло около 10 000 евреев из Германии, выдворенных нацистскими властями.
28-29 октября в различных немецких городах были проведены массовые аресты евреев – обладателей польских паспортов. Большинство из них жили в Германии уже более десяти, а то и двадцати лет, у многих были свои дома, семьи и дети. Но всех этих людей нацистские власти решили незамедлительно выслать в Польшу. Каждому было позволено взять с собой лишь один чемодан с личными вещами и 10 марок. Все остальное принадлежавшее им имущество было конфисковано. Депортируемых погрузили на поезда и отвезли на польскую границу.
Формальным поводом для этого решения нацистов послужил указ президента Польши от 31 марта 1938 года. В соответствии с ним, польского гражданства лишались лица, проведшие за пределами страны более пяти лет, а также поступившие на службу в иностранные армии и военизированные формации. По оценке историков, этот указ был направлен, в первую очередь, против польских коммунистов, принимавших участие в гражданской войне в Испании. Большинство среди которых составляли, разумеется, евреи.
Таким образом, польское правительство «убивало двух зайцев», избавляясь и от представителей нежелательных политических сил и от представителей нежелательной национальности. В Варшаве опасались, что под давлением нацистов польские евреи, проживающие в Германии, захотят вернуться в страну исхода. К началу 1938 года в Германии насчитывалось около 50 000 евреев – обладателей польских паспортов. При этом немецкого гражданства у них не было. Польские власти стремились раз и навсегда закрыть этот вопрос и лишить евреев, живущих в Германии, возможности вернуться в Польшу.
Разумеется, нацистское правительство не собиралось мириться с подобным поворотом событий. Всех польских евреев было решено арестовать и депортировать в сжатые сроки. В крупнейших городах Германии – Берлине, Франкфурте, Дюссельдорфе, Лейпциге, Бреслау (нынешнем Вроцлаве) и других – прошли облавы и аресты. 29 октября на пограничную станцию Гросс-Даммер (сегодня это польская деревня Домбровка Великопольска) прибыл первый специальный поезд.
Среди депортированных были целые семьи – в том числе, старики, женщины дети. Всех их немцы пешком погнали пешком к границе, до которой нужно было пройти около пяти километров. Тех, кто отставал, били ружейными прикладами, наносили удары штыками. Поскольку операция по изгнанию евреев готовилась немцами в условиях строжайшей секретности, польские пограничники не были готовы к прибытию массы беженцев. Они были совершенно потрясены происходящим. Каждый день на обычно сонный контрольно-пропускной пункт возле города Збоншинь прибывали тысячи человек. С 29 по 31 октября через этот КПП на территорию Польши проследовали 6074 человек.
Ситуация изменилась 1 ноября. В соответствии с указом президента Польши от 31 марта, в этот день истекал срок действия паспортов, находившихся на руках у проживающих в Германии польских евреев. Поток беженцев, направлявшийся из Збоншина на восток, был остановлен. Полиция заблокировала выезды из города и взяла под контроль железнодорожный вокзал. В результате в Збоншине скопилось около десяти тысяч человек, лишенных крыши над головой и каких бы то ни было средств к существованию.
Газеты сообщали ужасающие подробности о страданиях депортированных евреев. Выходящая в Лондоне «Джуиш хроникл» писала, что оказавшиеся в ужасающем положении беженцы пытаются вернуться в Германию, где их задерживают и расстреливают. Тель-авивская газета «Давар» сообщала о множестве погибших по пути к польской границе. «Колонну евреев конвоировали нацистские солдаты, вооруженные автоматами и пулеметами, — говорилось в газетной информации. – Подойдя к пограничной линии, они скомандовали: «Вперед и не оглядываться! В каждого, кто посмотрит назад, мы будем стрелять!» Дети начали плакать и тогда нацисты пригрозили, что на месте размозжат череп тому, кто немедленно не замолчит. Колонна беженцев в панике побежала к польскому контрольно-пропускному пункту. Те, кому не хватило сил, вынести все эти муки, умерли по дороге».
Среди депортированных из Германии евреев были Зендель и Ривка Гриншпан и их старшие дети – Берта и Марк. Младший сын Гриншпанов, Гершель, покинул отчий дом еще в 1936 году и отправился в Бельгию. Ему было тогда всего 15 лет.
Из Брюсселя Гершель перебрался в Париж, где остановился у своего дяди. Находясь во Франции на нелегальном положении, он нигде не учился и перебивался случайными заработками. Изредка помогал в работе дяде. А имевшееся у него в избытке свободное время тратил на бесконечные прогулки по Парижу и походы в кино. Гершель также часто бывал в кабаре «Бык на крыше», служившим местом знакомства для гомосексуалистов. Как пишет немецкий историк Ганс-Дитрих Дешен, там Гриншпан и познакомился с сотрудником посольства Германии во Франции Эрнстом фом Ратом. Молодой дипломат был гомосексуалистом и за год до назначения на службу в Париж переболел ректальной гонореей.
3 ноября 1938 года Гершель получил открытку от своей сестры Берты. Она была отправлена из Лодзи, видимо, в последних числах октября (удивительно, как быстро сработала почта!) «Ты слышал о нашем большом несчастье, — писала Берта. – Мы без гроша. Не могли бы вы с дядей прислать что-нибудь в Лодзь?» Последнюю фразу Берта зачеркнула. Но Гершель и так все понял – семья находится в бедственном положении.
7 ноября Гершель Гриншпан купил в оружейном магазине пистолет и отправился в немецкое посольство. Его принял в своем кабинете секретарь дипломатический миссии Эрнст фом Рат. Гриншпан пять раз выстрелил в него. После этого он дождался приезда полицейских и добровольно сдался стражам порядка. В кармане Гриншпана было найдено адресованное родителям письмо: «Мое сердце облилось кровью, когда я узнал о вашей судьбе, и я должен протестовать так, чтобы об этом узнал весь мир».
Раненого фом Рата доставили в больницу. Гитлер отправил в Париж своего личного врача Карла Брандта, но спасти жизнь дипломата так и не удалось. Фом Рат скончался 9 ноября. Эта дата вошла историю как «Хрустальная ночь» — в отместку за покушение по всей Германии прокатилась волна жестоких еврейских погромов. Десятки евреев были убиты, 30 000 арестованы и отправлены в концлагеря, синагоги и офисы еврейских организаций были разрушены и сожжены.
Застрявшим в Збоншине евреям помогли обустроиться на новом месте польская еврейская община, организация «Джойнт» и местные власти. Жители города и окрестных деревень приносили беженцам еду. Изгнанников размещали в общественных зданиях и армейских казармах. В городской больнице был создан полевой госпиталь для оказания помощи депортированным. Один из ресторанов был арендован еврейской общиной и переоборудован во временную синагогу.
Дальнейшая судьба Гершеля Гриншпана окутана тайной. После покушения на фом Рата он находился в заключении во Франции, но суд над ним неоднократно откладывался. В июле 1940 года, месяц спустя после падения Парижа, власти вишистской Франции выдали Гриншпана немцам. Что с ним случилось далее – доподлинно неизвестно. По одной из версий, Гриншпан сумел уцелеть в нацистской тюрьме и после войны он якобы жил под чужим именем в Париже. По другой версии, он умер в заключении незадолго до разгрома гитлеровской Германии.
Неоднозначно трактуются историками и мотивы, которыми руководствовался Гриншпан при покушении на фон Рата. Существует версия, в соответствии с которой Гитлер еще в феврале 1938 года поручил начальнику СД Рейнхарду Гейдриху подготовить покушение еврея на немецкого дипломата, чтобы оправдать дальнейшие репрессии. Если это так, то Гриншпана могли подтолкнуть к убийству немецкие агенты.
В соответствии с другой версией, фом Рат и Гриншпан были любовниками и покушение произошло на почве личной ссоры. Гриншпан находился во Франции нелегально и фом Рат, будучи сотрудником посольства, обещал своему любовнику Гриншпану помочь с оформлением документов. Когда фом Рат не выполнил своё обещание, Гриншпан решил отомстить.
Однозначно в этой истории лишь одно – «Хрустальная ночь» стала одним из самых трагических событий в еврейской истории, одним из главных предзнаменований разразившейся впоследствии Катастрофы.
Борис Ентин, «Детали»
На фото: горящая синагога во Франкфурте на Майне во время «Хрустальной ночи».
Фото: Center for Jewish History, NYCWikipedia public domain.


Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.