Авторизация с помощью:





Авторизация с помощью:



Все новости

Взгляд из России

Версия для печати


 Семеро за штурвалом танкера


Слева напÑаво: ÐиÑаил ХодоÑковÑкой, ÐÐ»Ð°Ð´Ð¸Ð¼Ð¸Ñ ÐÑÑинÑкий, ÐлекÑÐ°Ð½Ð´Ñ Ð¡Ð¼Ð¾Ð»ÐµÐ½Ñкий, ÐÐ»Ð°Ð´Ð¸Ð¼Ð¸Ñ ÐоÑанин, ÐÐ»Ð°Ð´Ð¸Ð¼Ð¸Ñ ÐиногÑадов, ÐиÑаил ФÑидман, ÐаленÑин ЮмаÑев, ÐоÑÐ¸Ñ ÐлÑÑин

Сведения об истории «семибанкирщины» туманны, списки фигурантов разнятся, даты ее правления вряд ли когда-либо зафиксируют. Об этом явлении можно судить лишь в контексте экономической истории страны. Поскольку она почти целиком состоит из мифологии, рассказывать о тайной финансовой власти, более 20 лет назад вроде бы захватившей в стране все ценное, а затем сгинувшей в никуда, имеет смысл только в легком жанре. 

С чего началась «семибанкирщина»
Историю «семибанкирщины» все ее основатели рассказывали и рассказывают совершенно по-разному. При этом за давностью лет никакой тайны участники этого неформального объединения из происходившего не делают. Готовы говорить о «семибанкирщине» едва ли не часами, а кто-то даже успел с мемуарами.
Но даже объяснить, о чем вообще речь, не так-то просто.
Вот, например,— с чего началась «семибанкирщина». В принципе, можно констатировать, что годовщину мы пропустили: первые телефонные разговоры о том, что бизнесу делать с выборами-1996, начались в кругу крупнейших предпринимателей еще в конце 1995 года.
С одной стороны, грядущий год (как, впрочем, и все предыдущие) грозил катастрофой. На президентских выборах лета 1996 года с большой вероятностью побеждал Геннадий Зюганов. Нет, не тот, что сейчас, а двадцатилетней давности.
С другой стороны, либеральное правительство (под руководством известнейшего либерал-фольклориста Виктора Черномырдина) к крупному бизнесу в период 1991–1995 годов относилось если не как к чужим, то совершенно точно с опаской. Такое же отношение было и в обратную сторону.
Правительство (только начавшее осваивать кабинеты после ремонта 1994 года — легкий запах гари от октября 1993 года там витал еще многие годы) звало к себе предпринимателей нечасто, встречаясь обыкновенно тайно и на нейтральной территории. Как же, ведь уличат, неизвестно в чем, но уличат!
При этом бизнес в 1995 году был, видимо, даже в большей степени зависим от действий государства, чем в 2018 году.
Государство при этом было голодным, растерянным и менее профессиональным, чем сейчас. Блестящие и лукавые поколения «белодомовских» 20 лет назад работали клерками и заместителями у великих и бестолковых аппаратчиков старой школы. Их начальство играло в свои игры, уходившие корнями в аппаратные войны 1960–1980 годов. Редкий предприниматель мог объяснить им менее чем за три часа, что ему нужно.
С третьей стороны, все еще действительно не было определено. Да, первые десятки миллионов долларов уже были заработаны и частично вывезены за границу. Но это не значило почти ничего.
Разворот к госкапитализму вполне могла осуществить и власть 1995 года. Для этого ей достаточно было вообще ничего не делать, поскольку она и была, в сущности, госкапитализмом на базе полусоциалистической еще экономики. Кто уж ей точно не был нужен, так это независимые сверхбогатые люди.
У них же были в руках гиганты! КамАЗ, авиазаводы, лесные холдинги, мощная электронная промышленность! Жемчужина автопрома АЗЛК, наконец! А тут какой-то Норильск, от которого одни проблемы, Нефтеюганск, до которого еще поди долети. Какая-то «Нафта-Москва» с дизтопливом. Смешно.
С четвертой стороны, как раз 28 декабря 1995 года завершился первый раунд «залоговых аукционов». Это ведь сейчас известно, что благодаря им сформировались основные финансово-промышленные группы. А в тот момент нефть стоила не бог весть какие $17 за баррель, вокруг металлургических комбинатов происходило такое, чего хватило на десятилетие криминального чтива, а едва ли не главным призом игры с государством считались Северо-Западное, Мурманское и Новороссийское пароходства.
Никакой уверенности в том, что «заложенные» в конце 1995 года госпакеты акций не будут востребованы из залога, быть ни у кого не могло. Напротив, проигрыш Бориса Ельцина на выборах означал финал примерно всего.
Представлять власть образца 1995 года «марионетками олигархов» может лишь тот, кто знает о происходившем из публикаций позже 2005 года.
Дело не в том, что власть не дружила с бизнесом, а в том, что в тогдашнем ее состоянии дружить с ней можно было не в большей степени, чем с очень нетрезвым человеком. Никогда не поймешь, что произойдет через 10 минут. Особенно если ты и сам малость того-с...
Чего хотела власть от «семибанкирщины»
В марте 1996 года стало очевидно, что действующая власть не понимает, как ей выигрывать выборы у коммунистов, и Борис Ельцин принял у себяруководителей крупного бизнеса. Для консультации, что делать-то.
Список присутствовавших не сохранился. А жаль, его можно было бы рассматривать как черновик истинного списка «семибанкирщины». Но ничего особенно интересного и даже внятного в нем никто бы не нашел. Встреча была одной из многих: администрация президента встречалась и с профсоюзами, и с патриархией, и с партийными деятелями, и с губернаторами. Предприниматели рассматривались как одна из сил, «продающая» себя Борису Ельцину в предвыборной борьбе.


Но что конкретно она продавала? Для начала деньги. Впрочем, часть фигурантов формировавшихся потом списков «семибанкирщины» средств в тайные фонды не давала. Об этом я могу судить, будучи случайно знакомым с архивом той кампании. Часть расходов вообще оплачивали структуры, в «семибанкирщину» не включающиеся исследователями и сейчас.
Дело было не только в деньгах. В конце концов, существовал «Газпром», вотчина верного премьер-министра в пять раз более богатая, чем все «олигархи» тех времен взятые вместе.
Нужна была именно поддержка, присяга, убеждение народных масс в том, что эта власть крепка и никуда не уходит.
Продавался заведомо воздух: власть не была крепка и на тот момент не была уверена, что никуда не уходит. Иначе бы никакой «семибанкирщины» не было.
В какой-то степени это была сделка отчаяния. Борис Ельцин, как и все большие политики, властью делиться не очень любил и делал это лишь в случае большой необходимости.
«Письмо тринадцати» как первый список «семибанкирщины»
«Те, кто посягает на российскую государственность, ставя на идеологический реваншизм, на социальную конфронтацию, должны понимать, что отечественные предприниматели обладают необходимыми ресурсами и волей для воздействия и на слишком беспринципных, и на слишком бескомпромиссных политиков».
Это цитата из первого и последнего «манифеста семибанкирщины» — открытого письма «Выйти из тупика!» (оно же «Письмо тринадцати»), посвященного отношению крупного бизнеса к предстоящим выборам. Апрель 1996 года.
Это был в высшей степени завиральный, противоречивый и беспомощный документ.
В нем был блефом не только процитированный пассаж. Ну какие меры воздействия у крупных предпринимателей тогда были, например, на Амана Тулеева или Владимира Жириновского? А на Александра Лебедя? Разве что на Григория Явлинского, да и то с трудом.


Авторы настолько грозно требовали самых разнообразных вещей (признать коренные права русского народа и прекратить спекулировать на национальной теме, поддержать свободу и державность, признать права коммунистов и запретить популизм), что было заранее понятно — так орать могут лишь люди, ограниченные в возможностях. Кстати, обращаются они не столько к политикам, сколько к «интеллектуалам, военным, представителям исполнительной и законодательной власти, правоохранительных органов и средств массовой информации». В списке нет разве что военно-морского флота и женщин.
Но неважно. Кем подписан манифест? И тут все сложно.
С одной стороны, это классическая «семибанкирщина»: Борис Березовский , Владимир Гусинский, Александр Смоленский, Михаил Фридман , Владимир Потанин, Михаил Ходорковский .
Но это не весь список. На равных в этом восхитительно грозном и беспомощном документе в качестве подписанта выступает, например, Александр Дондуков, сын легендарного замминистра авиапрома Николая Дондукова и тогда глава ОКБ имени Яковлева. Конечно же, судьбу страны должны решать представители авиапрома, куда банкирам без самолетов «Як»?
Кто такой Александр Городилов, вообще никто бы не сообразил. Председатель правления не очень большой «Сибирской нефтяной компании», ну и что? Говорят, ее купил какой-то Роман Абрамович , друг Березовского. Говорят, впрочем, что Абрамовича не существует, это в чистом виде литературный персонаж, выдуманный Борисом Абрамовичем. Фотокарточка Романа Абрамовича, найденная “Ъ” лишь в 1999 году, произвела фурор — надо же, Абрамович не выдумка.
Президент МАК «Вымпел» Михайлов Н. Б. Нет, конечно, «Билайн» хорошая компания, но что такое сотовая связь в 1996 году? Дорогая игрушка для малиновых пиджаков, не более того.


Группа «Роспром-МЕНАТЕП» представлена в списке тремя людьми. Помимо Ходорковского, там еще Леонид Невзлин, но важнее — президент ЮКОСа Сергей Муравленко: не всякий может похвастаться тем, что именем твоего отца назван город посреди тюменских нефтяных болот! Правда, Муравленко известен и как убежденный коммунист, что добавляет документу загадочности.
Далее в списке Дмитрий Орлов, глава банка «Возрождение». Хороший, крепкий банк, один из многих. Орлов продавал его до самой своей смерти в 2014 году, но так и не продал. Его потом купил «Промсвязьбанк», не успел завершить сделку, поскольку сам обанкротился. В итоге наследие одного из мнимых «семибанкиров» за какие-то копейки досталось ВТБ.
Важнейший фигурант списка (после Бориса Березовского, конечно) — президент и гендиректор АвтоВАЗа Алексей Николаев. Его было трудно уломать. Половину своей предпринимательской карьеры Березовский безуспешно потратил на то, чтобы договориться с Николаевым о развитии «важнейшего актива в экономике России».
В этом письме — практически все, что нужно знать о том, откуда есть пошла «семибанкирщина» и почему легенд о ней больше, чем фактов.
Почему состав «семибанкирщины» был случайным
В ноябре 1996 года, когда в интервью FT Борис Березовский перечислял канонический список «семибанкирщины», он со свойственной ему легкостью включил туда младшего партнера «Альфа-групп» по Альфа-банку Петра Авена. Но также легко выкинул Виталия Малкина («Российский кредит») и Владимира Виноградова («Инкомбанк»).
Экономическую историю современной России многие представляют как череду хитроумных заговоров умнейших и изворотливейших людей. На деле это история блужданий в трех соснах, мутных обещаний, запутанных скандалов и неинтересной публике рутинной работы предпринимателей. Объемы случайностей в этой игре всегда превышали объемы расчета. Состав «семибанкирщины» был в той же мере случайностью.
Почему империи Малкина и Виноградова не смогли пережить 1998 года, а Владимир Потанин и Михаил Фридман и по сей день — признанные олигархи?
Почему Михаил Ходорковский  оказался в тюрьме, а к более политически резкому Дмитрию Зимину власти имеют лишь глухие и тщательно скрываемые претензии?
Отчего в списках никогда не было главы ЛУКОЙЛа Вагита Алекперова и главы «Сургутнефтегаза» Владимира Богданова? И почему прямо противоположные стратегии этих людей, при этом отличающиеся от идей «семибанкирщины», сработали?
Наконец, если в 1996 году власть в России была отдана богатым, договорившимся друг с другом об олигархическом режиме правления, то куда потом делась эта власть?
Денег у «семибанкирщины» хватало — значит, дело не только в деньгах.
Чего добилась «семибанкирщина»
«Семибанкирщина» как тайная и потому истинная власть в России поминалась с ужасом и пиететом до 2008 года. То есть даже после «равноудаления олиграхов» Владимиром Путиным.
Хотя власти капитала в виде, который ей принято приписывать — всемогущей и всезнающей — разумеется, никогда не было. Выборы 1996 года были выиграны, но роль «семибанкирщины», что бы ней не подразумевать, не была критически важной.
Да, власть была обязана предпринимателям (сюда разумеется, следует включать еще и пару десятков «красных директоров»). С ними расплатились. Прежде всего, отказом от возврата «залогов» по залоговым аукционам и разрешением на участие в дальнейшей приватизации (в том числе по коррупционным схемам). А в случае с Владимиром Потаниным еще и постом первого вице-премьера, на котором тот удержался какие-то полгода.
Доступным объемом власти (большим, но несравнимым с властью даже слабого правительства) «семибанкирщина» наслаждалась недолго.
Лишь с лета 1996 года по лето 1997 года сохранялось хотя бы минимальное единство в среде владельцев крупнейших банков. Их как раз летом 1996 года перевели в специальное управление ЦБ, ОПЕРУ-2, и не докучали особенным контролем.
Затем произошел скандал с приватизацией «Связьинвеста», рассоривший Владимира Потанина, Владимира Гусинского и Бориса Березовского и сопровождавшийся первой войной компроматов. Березовский тогда произнес легендарную саморазоблачительную фразу: «Если бы мы знали, что можно как Вова…».
Чего там кто не знал, право слово. Можно подумать, правила игры писались тогда на бланках Минэкономики, а не на салфетках в московских ресторанах.
1998–1999 годы были для «семибанкирщины», да и не только для нее, кошмарными.
Не из-за дефицита утекающей из рук власти, а из-за внезапно обнаруженной малой применимости ее к бизнесу, терпящему крах. Конечно, банки спасали, как могли. Но может ли государство спасти зависимый от него бизнес, если само обанкротилось?


«Создатель семибанкирщины» Борис Березовский в 1996 году стал заместителем главы Совета безопасности, затем исполнительным секретарем СНГ. Толку с этих титулов было не больше, чем от полученного в 1999 году в Карачаево-Черкессии мандата депутата Госдумы. Далее были с разным успехом отбивавшиеся уголовные дела, от которых в 2001 году ему пришлось бежать из страны.
В промежутке между 1999 и 2001 годом он еще успел деятельно поучаствовать в интриге с назначением Владимира Путина руководителем ФСБ, а также в создании партии «Единство», будущей «Единой России». Какого-то судьбоносного значения ни президентским выборам 2000 года, ни партстроительству Березовский не придавал. Сейчас так, завтра не так. Это жизнь. Она вся такая.
Эта логика — «сейчас так, а завтра не так» — в сущности, опровергает все расхожие мнения о «семибанкирщине» 1996 года. Она целиком состояла из приблизительности и конъюнктурности, восторга хитрых подростков, выцыганивших у случайного капитана многотонного танкера возможность повращать штурвалом, покрутить, порулить.
Что осталось от «Семибанкирщины»
Крутили, рулили. Потом все менялось, менялся состав крутящих, их настроения, цели. Крутить стали реже, с опаской, более профессионально и ответственно. В известном смысле, «семибанкирщина» существует по сей день. У нее есть официальное членство, она проводит регулярные совещания.
В 2018 году она называется «бюро правления РСПП».
Ей выделили место в структуре власти и на карте Москвы — Котельническая, 17. Это бывшая богадельня братьев Мазуриных, известных московских купцов и промышленников XIX века: нестыдное сооружение, учитывая, что доля ВВП, контролируемая участниками клуба, на деле многократно выросла с 1996 года.
Сейчас легкость 1996 года вспоминается с возмущением, ненавистью и завистью: они заработали на нас миллиарды, а мы ходили на работу в замерзающий НИИ, торговали пуховиками и ждали, пока ваучер превратится в две «Волги».
Кстати, не такой уж редкий сценарий. И не такие уж вы и глупые: на АвтоВАЗ ставил и Березовский , тогда как реально выиграли вложившиеся в «Газпром» и МГТС. Что же, на месте одного из семи банкиров могли бы оказаться и вы. Но не думаю, что все было бы иначе.

«Все с Березовского началось»

Самые влиятельные олигархи 1990-х годов в цитатах

В ноябре 1996 года в России появился термин «семибанкирщина». Сначала в интервью газете Financial Times Борис Березовский назвал имена семи бизнесменов, контролирующих больше половины российской экономики и совместно влияющих на политические решения. Через две недели журналист Андрей Фадин в статье для «Общей газеты» «Семибанкирщина как новорусский вариант семибоярщины» придумал для этой группы определение. Хотя в разное время в неформальное объединение близких к власти банкиров входило разное число людей, в своем проекте мы вспоминаем семерых из «списка Березовского».



Борис Березовский

(Объединенный банк)

О «семибанкирщине» от первого лица:
«Мы, семь самых богатых бизнесменов, вложили громадные деньги в избирательную кампанию Ельцина, наняли Чубайса ее менеджером и обеспечили победу. Теперь мы должны пожинать плоды нашей победы — занимать ключевые посты в правительстве»
29 октября 1996 года в интервью Financial Times
Состояние в 1997 и 2013 годах:
$3 млрд и $800 млн соответственно.
Основные активы:
ЛогоВАЗ (1989–1995), «Сибнефть» (1995–2003), «Русал» (1995–2004), ОРТ (1995–2001), ИД «Коммерсантъ» (1999–2006).
Государственный пост:
заместитель секретаря Совбеза РФ (1996–1997), исполнительный секретарь СНГ (1998–1999), депутат Госдумы РФ (1999–2000).
С чего начинал:
До перестройки работал инженером и научным сотрудником. В 1989 году стал одним из создателей советско-швейцарского СП «ЛогоВАЗ».
Банковский бизнес:
В 1992 году возглавил совет директоров Объединенного банка, который стал «кошельком» его бизнес-империи.  конце 1990-х годов банк входил  100 крупнейших  России, но уже  2000 году опустился  третью сотню, а  2003-м был  шестой. В том же 2003 году лицензия у банка была отозвана.
Какие строил планы:
«Я в своей жизни занимался практически одним и тем же — получал от нее удовольствие. Это было тогда, когда я занимался наукой, это было тогда, когда я занимался бизнесом, это было тогда, когда я занимался политикой. Для меня еще очень важно то, что все, что я делал в течение всего этого времени, совпадало со стратегическими интересами России: и наука, и бизнес, и политика. Собственно, в этом направлении я и дальше предполагаю жить» (2 сентября 1998 года в интервью радиостанции «Эхо Москвы»).
Как сложилась судьба:
6 апреля 1999 года Генпрокуратура РФ объявила Березовского в розыск и выдала санкцию на его арест в качестве обвиняемого по делу о хищении 214,9 млн руб. у «Аэрофлота». Бизнесмен уехал в Лондон, где получил политическое убежище. В РФ против него было заведено более 10 уголовных дел, он был дважды заочно осужден. 23 марта 2013 года найден мертвым в своем английском особняке.

Какими видел себя и Россию

«В России происходит перераспределение собственности в беспрецедентном для истории масштабе. Никто не удовлетворен — ни те, кто не получил ничего, ни те, кто получил кое-что, так как даже они чувствуют, что они не получили достаточно»
30 декабря 1996 года в интервью Forbes
 «Видите ли, у нас разное понимание слова “олигарх”. Я воспринимаю это слово как ярлык, который противники демократии навешивают на тех, кто более других поддерживает демократию в России»
23 декабря 2000 года в интервью газете Corriere della Sera
 «Я вспомнил Бердяева, помните: мы, русские — максималисты… Экстрим, максимализм — это для русских нормально. Мы еще долго будем харкать кровью, пока вырулим в тихую гавань. Русские — молодая нация»
13 декабря 1999 года в интервью «Новой газете»
  
Взгляд со стороны
«Я думаю, что вы преувеличиваете, если считаете, что Борис Березовский держит большую часть российской экономики в своих руках. Россия слишком велика, чтобы ею мог распоряжаться один человек или несколько лиц»
из интервью Владимира Путина телекомпании NBC в мае 2000 года


 «Главное, что меня всегда привлекало в Борисе,— бесконечный уровень амбиций. В основе которого лежало глубокое, столь же бесконечное уважение к себе… Собственно, Березовского просто не интересовали мелкие цели»
из книги Петра Авена «Время Березовского», 2017 год
 «Это было абсолютно еврейское сознание. Что там мелочиться? Нобелевская премия — вот более или менее достойная задача для моего размаха. А то, что он по пути к Нобелевской премии мог на тот свет отправить 10 человек, если бы считал, что это поможет…»
из интервью Михаила Фридмана для книги Петра Авена «Время Березовского», 2017 год
 «Он был серьезным бойцом, но не всегда добивался успеха, и его сердце, думаю, не смогло вынести этого. Это был человек, который любил жизнь так безумно, а затем так разочаровался в ее несправедливости. Это был человек, который всю жизнь боролся, но в какой-то момент просто устал от борьбы»
бывший зампред правления ЮКОСа Александр Темерко в комментарии Forbes 23 марта 2013 года
 




Владимир Потанин

(ОНЭКСИМ-банк)



О «семибанкирщине» от первого лица:
«В России под олигархами понимают богатых людей, попавших во власть и творящих что-то очень нехорошее, как наиболее политизированных бизнесменов. Все с Березовского началось, который ни с того ни с сего ляпнул, что он с шестью товарищами управляет страной»
13 декабря 1999 года в «Новой газете»
Состояние в 1996 и 2018 годах:
$150 млн и $15,9 млрд соответственно.
Основные активы:
«Интеррос», «Норильский никель».
Государственный пост:
вице-премьер РФ (1996–1997).
С чего начинал:
Работал в Министерстве внешней торговли СССР и Международном банке экономического сотрудничества стран СЭВ, где познакомился со своим будущим партнером Михаилом Прохоровым.
Банковский бизнес:
В 1992 году компания Владимира Потанина «Интеррос» учредила банк «Международная финансовая компания», который он ненадолго возглавил. В 1993–1998 годах был президентом ОНЭКСИМ-банка. Банк пережил кризис 1998 года, но к 2000 году его долги перед кредиторами достигли $1,4 млрд. В том же году лицензия ОНЭКСИМ-банка была аннулирована, он был присоединен к Росбанку (сейчас принадлежит французскому Societe Generale).
Какие строил планы:
«Если олигархи и утратят свое влияние, то только отрицательное влияние. Я свое положительное влияние не потеряю» (в ноябре 1998 года в интервью швейцарской газете Tages Anzeiger).
«Ценится ведь не непотопляемость — все попадали или могут попасть в кризис,— ценится способность выходить из кризиса. У меня в биографии, надеюсь, появится пунктик: “Из кризиса выходить умеет”. И при этом не терять свою команду, не терять своих партнеров» (17 мая 1999 года в интервью журналу «Компания»).
Как сложилась судьба:
ОНЭКСИМ-банк и «Интеррос» пережили кризис 1998 года, но в 2007 году Владимир Потанин и Михаил Прохоров решили разделить активы. С 1998 года возглавляет холдинг «Интеррос», которым владеет. С декабря 2012 года — гендиректор, с 2015 года президент ГМК «Норильский никель».

Какими видел себя и Россию

«Уже несколько раз мы делились. В 1917 году так поделились, что потом собрать все это очень трудно было обратно. Если еще раз так поделимся, то потом Америку не догоним уже никогда»
5 августа 2000 года в программе «Национальный интерес»
 «Я отношу себя к той категории людей, которые умеют держать удар… Мне нравится борьба, я от нее не ухожу, я в ней участвую. И даже если меня не устраивают правила, я борюсь все равно. Я борюсь по любым правилам»
17 мая 1999 года в интервью журналу «Компания»
 «Залоговые аукционы воспринимаются как некая непрозрачная схема, которая была несправедлива. Я априори признаю несправедливость приватизации. Она не могла быть справедливой, потому что от системы, когда все было чужое, активы перешли к тому, что кто-то что-то себе отхватил, заработал»
13 июля 2012 года в интервью Forbes
  
Взгляд со стороны
«Умненький мальчик. Зачем только в большую политику пошел?»
из интервью губернатора Саратовской области Дмитрия Аяцкова журналу «Профиль» 2 июня 1997 года
 «В прошлом правительстве Потанин был одним из наиболее способных людей, людей, которые пытались что-то сделать и по ряду направлений сделали. Но роль стратега экономической политики, роль человека, который вырабатывает концепцию реформ, ему, конечно, не подходит»
из интервью Егора Гайдара «Литературной газете» 26 марта 1997 года
  





Михаил Ходорковский

(МЕНАТЕП)





О «семибанкирщине» от первого лица:
«Вот он (Борис Березовский .— “Ъ”) выдал некий миф по поводу того, что существует некая тайная олигархия, которая управляет страной. И поскольку это очень легло хорошо, особенно старшему поколению на их марксистско-ленинскую философию, то он зафиксировался напрочь… Вы себе представьте президента Ельцина, которому кто-то что-то навязывает?»
8 августа 2017 года в интервью Юрию Дудю
Состояние в 1997 и 2018 годах:
$2,3 млн и $600 млн соответственно.
Основные активы:
холдинг МЕНАТЕП (1987–2002), НК ЮКОС (1997–2007).
Государственные посты:
советник председателя Совмина РСФСР Ивана Силаева (1991), председатель инвестфонда содействия топливно-энергетической промышленности с правами замглавы Минтопэнерго РФ (1992), член коллегии Минтопэнерго (1998–1999).
С чего начинал:
В 1987 году с партнерами создал Межотраслевой центр научно-технического творчества молодежи (НТТМ), который занимался импортом компьютеров, джинсов, разработкой компьютерных программ, внедрением научных разработок.
Банковский бизнес:
В 1989 году НТТМ и отделение Жилсоцбанка СССР учредили Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса (с 1990 года — Межбанковское объединение МЕНАТЕП). Банк активно участвовал в приватизации, в том числе — компании ЮКОС. На 1 июля 1998 года МЕНАТЕП занимал 5-е место в РФ с активами 30 млрд руб. В 1999 году у него была отозвана лицензия, и банк был признан банкротом.
Какие строил планы:
«В России по нефти мы будем номер один. Это, конечно, может корректироваться в связи с дальнейшим. Но что можно сказать с абсолютно точной уверенностью, что среди тех трех-четырех российских нефтяных компаний, которые останутся,— то есть будет правильно, чтобы остались после окончания всех этих процессов,— мы себе место таким образом уже гарантированно обеспечиваем» (20 января 1998 года в интервью газете «Коммерсантъ»).
Как сложилась судьба:
В 2003 году был задержан по обвинению в неуплате налогов и других преступлениях. В 2005-м приговорен к восьми годам, а в 2010-м осужден на 13 лет 6 месяцев по новым обвинениям. В 2013 году помилован президентом Владимиром Путиным, после чего уехал за границу. НК ЮКОС ликвидирована в 2007-м: ее основные активы выкупила «Роснефть». Господин Ходорковский проживает в Лондоне и занимается общественно-политической деятельностью.

Какими видел себя и Россию

«За время моей работы в бизнесе я сталкивался с таким количеством воров и шантажистов, что, честно говоря, я их уже давно не боюсь. Но я надеюсь, что сейчас все утрясется, драки в разных ветвях власти прекратятся… А когда в стране порядок, честный бизнес расцветает, поэтому я ни на минуту не сомневаюсь в успехе»
31 мая 1999 года в журнале «Эксперт»
 «Нужно показать гражданам, которые считают, что у  денег нет, что в действительности у них они есть… На протяжении последних пяти лет страна все увереннее скатывалась в яму. И направление движения именно туда было намечено нашими уважаемыми монитористами вместе с МВФ»
10 июня 1998 года в интервью газете «Коммерсантъ»
 «Отстаем в воспитании поколения предпринимателей. И отставание это увеличивается. Почему? Да потому, что чиновник у нас — это почетно. Даже преступник у нас — это почетно. В определенных, разумеется, кругах. А предприниматель — как-то стеснительно звучит»
9 октября 2001 года в интервью «Учительской газете»
  
Взгляд со стороны
«Проблема Ходорковского заключается в том, что он нарушил закон многократно и грубо… Больше того, часть группы, в которую он входил, обвиняется — и судом доказано — в совершении преступлений против личности, а не только в сфере экономики. За ними убийства, и не одного человека»
из интервью Владимира Путина французской газете Le Monde 30 мая 2008 года
 «Михаил Ходорковский — далеко не ангел. Но это он — совместно со своими коллегами — до своего ареста и заключения боролся (и это ему удалось) за то, чтобы создать одну из крупнейших, наиболее эффективных, наиболее прозрачных российских компаний ЮКОС…»
из поста экономиста, бывшего советника президента РФ Андрея Илларионова в ЖЖ, опубликованного 21 декабря 2013 года
  





Владимир Гусинский

(Мост-банк)



О «семибанкирщине» от первого лица:
«Олигархия — это миф, который был придуман реформаторами для оправдания своей неспособности действовать… Посмотрите на состав правительства. Если бы я был влиятельным, состав был бы другим. В противном случае — я просто дурак»
19 ноября 1998 года в комментарии газете «Рабочая трибуна»
Состояние в 1997 и 2003 годах:
$400 млн, актуальные данные отсутствуют.
Основные активы:
холдинг «Медиа-Мост» (1997–2001).
Государственный пост:
не занимал.
С чего начинал:
В 1988 году основал кооператив «Инфэкс», который консультировал иностранцев в СССР. В 1989 году «Инфэкс» вместе с американской юридической фирмой Arnold & Porter создали совместное предприятие «Мост». Позже Владимир Гусинский выкупил долю партнеров. Компания стала соучредителем газеты «Сегодня» и телеканала НТВ.
Банковский бизнес:
В 1989 году на базе СП «Мост» был создан Мост-банк. По данным СМИ, его успех обеспечили тесные связи господина Гусинского и руководства Москвы, которое разместило в Мост-банке счета крупных муниципальных и государственных структур. На 1 июля 1998 года банк занимал 11-е место в РФ с активами 12 млрд руб. В апреле 2001 года лишился лицензии.
Какие строил планы:
«Я опасаюсь 1998-го… Кризиса, бунта, который вызовет нового лидера — не из сегодняшней элиты. Я боюсь выхода за конституционное поле… Победа фашистов. Единственное обстоятельство, которое может заставить меня уехать» (14 июля 1998 года в  газете «Коммерсантъ»).
Как сложилась судьба:
В июне 2000 года Владимир Гусинский был арестован по обвинению в хищении $10 млн при приватизации компании «Русское видео». Через три дня он вышел под подписку о невыезде. 20 июля господин Гусинский подписал договор (так называемый протокол №6) о продаже ЗАО «Медиа-Мост» «Газпрому» за $773 млн. 26 июля дело в отношении бизнесмена было закрыто, и он покинул Россию. В итоге под контролем «Газпрома» оказались 65% акций НТВ, ТНТ, «Эха Москвы» и другие активы. Владимир Гусинский больше не возвращался в Россию. В 2007 году он получил гражданство Испании.

Какими видел себя и Россию

«Меня вообще не интересует, кто сколько денег имеет. Но моя интуиция подсказывает мне, что я не вхожу в десятку самых богатых людей в России… Моя интуиция говорит мне, что у меня вообще нет никакого влияния. Все идет совсем иначе, совсем не так, как я хотел бы. Власть имущие смотрят на меня с недоверием и дистанцируются от меня»
3 февраля 1997 года в интервью немецкой газете Spiegel
 «По-моему, надо дать чеченцам возможность отделиться. Россия не может держать какой-нибудь народ силой. Сегодня в Чечне уже почти не осталось русских. Они погибли под русскими же бомбами или уехали. Остаются (пока) одни лишь чеченцы. Из-за пяти-семи тысяч бандитов мы сделали врагом России целый народ. И мы рискуем восстановить против себя другие народы Северного Кавказа»
2 марта 2000 года в интервью французской газете Le Monde
  
Взгляд со стороны
«Мы были при власти, но Гусинскому в какой-то момент показалось, что он — сама власть, и тут-то начались проблемы, которые всегда решались одним и тем же способом — при помощи информационной заточки»
из открытого письма одного из создателей НТВ Олега Добродеева, опубликованного в «Известиях» 9 апреля 2001 года
 «Гусинский мне прямо говорил, что скамейка запасных у них длинная и таких чубайсов, уж не говоря о кохах, найдется с десяток. Дедушка у нас в кармане, мы его контролируем, апелляции к дедушке абсолютно бессмысленны»
из интервью бывшего вице-премьера РФ Альфреда Коха для документального фильма «Пять друзей Немцова», 2016 год
  




Петр Авен

(Альфа-банк)



О «семибанкирщине» от первого лица:
«Действительно, собирались большие бизнесмены у Бориса Абрамовича в клубе — и мы в том числе. Но скорее мы там были статистами. Абсолютный миф. Мы никогда не рвались управлять государством. Это разная работа. Тем более, я считаю, жить в стране, которой управляют олигархи,— хуже, чем в стране с авторитарной властью»
26 ноября 2013 года в интервью «Русскому пионеру»
Состояние в 1993 и 2018 годах:
$125 тыс. и $5,1 млрд соответственно.
Основные активы:
Альфа-банк, ТНК ВР (2003–2013).
Государственные посты:
замминистра иностранных дел РСФСР, председатель Комитета внешнеэкономических связей РСФСР — первый заместитель главы МИДа (1991–1992), министр внешних экономических связей РФ (1992), представитель президента России по связям со странами G7 (1992).
С чего начинал:
После окончания аспирантуры работал младшим, а затем старшим научным сотрудником Всесоюзного научно-исследовательского института системных исследований АН СССР, был научным сотрудником Международного института прикладного системного анализа (Австрия). С 1989 года — в структурах МИДа.
Банковский бизнес:
В 1993 году подписал контракт с французским банком и основал финансовую консультативную компанию «ФинПА» («Финансы Петра Авена»). В 1993 году господин Авен познакомился с основателем Альфа-банка Михаилом Фридманом и стал оказывать банку услуги консультанта. В 1994 году Петр Авен передал 50% акций «ФинПА» Альфа-банку, получив взамен 10% акций банка. С 1994 по 1997 год банк поднялся с 31-го на 9-е место в РФ по активам.
Какие строил планы:
«Русского чуда не произошло — и не ждите его в будущем» (15 мая 1999 года в материале журнала «Российская Федерация сегодня»).
Как сложилась судьба:
С 1994 по 2011 год был президентом Альфа-банка и среди прочего отвечал за контакты с правительством РФ. Сейчас возглавляет совет директоров Альфа-банка.

Какими видел себя и Россию

«Либеральная экономическая система нуждается в сильной власти. Нуждается, так как либеральная экономика предполагает единые законы и правила — обеспечить единообразие может только сильная власть. Не допускающая исключений. Неподкупная. Способная наказать…»
27 января 1999 года в статье «Экономика торга», опубликованной в газете «Коммерсантъ»
 «Деньги — некая характеристика успеха, не более того. Нельзя же съесть больше, чем можно съесть. Совершенно не нужны, как мне представляется, дома на 80 комнат… Деньги — это основа нравственности. Это не материальная субстанция, а то, что делает тебя свободным»
29 декабря 1999 года в интервью газете «Аргументы и факты»
 «Да, политика — это всего-навсего выгодное размещение капиталов. Каждый вложенный в “своего” политика рубль оборачивается 100-процентной прибылью»
в 1995 году в интервью газете «Деловой мир»
  
Взгляд со стороны
«Глубокие знания, профессионализм, организаторские способности и умение работать на перспективу снискали вам авторитет и уважение в деловом сообществе страны»
из поздравления президента Владимира Путина с юбилеем 16 марта 2005 года
 «Они (Михаил Фридман и Петр Авен.— “Ъ”) ни коим образом не являются путинскими эмиссарами, в данном случае они представляют одну из крупнейших бизнес-структур в РФ и только эту структуру. Конечно же, они не могут представлять президента РФ»
пресс-секретарь президента Дмитрий Песков 24 мая 2018 года, комментируя участие бизнесменов в круглом столе Атлантического совета в Вашингтоне


  


Михаил Фридман

(Альфа-банк)




О «семибанкирщине» от первого лица:
«Тогда крупный бизнес впервые занял политически активную позицию. И хотя я не являюсь сторонником такого активного участия в политике и такого тесного контакта с политиками (я считаю, бизнес, особенно в наших условиях, это отдельная институция…), но в силу того, что наша структура в те времена была уже более или менее заметна, нас тоже приглашали. И с нами как бы советовались. Мы, конечно, были далеко не главные во всех этих дискуссиях»
13 апреля 2012 года в интервью Ксении Собчак для телеканала «Дождь»
Состояние в 1999 и 2018 годах:
$300–400 млн (оценка журнала «Культ личностей») и $15,1 млрд соответственно.
Основные активы:
«Альфа-групп», LetterOne, ТНК ВР (2003–2013).
Государственный пост:
не занимал.
С чего начинал:
После окончания вуза работал инженером на заводе «Электросталь». В 1988 году создал кооператив «Курьер», занимавшийся мытьем окон. В 1989 году учредил фирмы «Альфа-фото», «Альфа-эко» и «Альфа-капитал», которые «принесли ему первый миллион» и стали частью «Альфа-групп».
Банковский бизнес:
В 1991 году создал Альфа-банк и занял там пост председателя совета директоров. По данным на октябрь 2018 года, Альфа-банк занимает 6-е место в России по активам (3,2 трлн руб.).
Какие строил планы:
«Мы уверены, что в какой-то момент выйдем из нефтяных и банковских активов и, возможно, будем вкладывать в другие активы» (3 июля 2001 года в интервью «Ведомостям»).
Как сложилась судьба:
В 1990-е годы «Альфа-групп» получила такие крупные бизнесы, как ТНК-ВР, Х5 Retail Group и «Вымпелком». Входил в советы директоров подконтрольных «Альфа-групп» компаний, а также в совет директоров ОРТ. В 2008 году ушел с поста председателя совета директоров Альфа-банка, оставшись его крупнейшим акционером. В 2013 году нефтяная компания ТНК-BP была куплена «Роснефтью» за $55 млрд. Господин Фридман является председателем наблюдательного совета консорциума «Альфа-групп». Подконтрольный ему холдинг LetterOne инвестирует в нефтегазовые, торговые и телекоммуникационные компании.

Какими видел себя и Россию

«В чем могли быть полезны олигархи? Каждый из них в своей работе выполняет именно эту функцию. Не задвижки открывает, не кредиты выдает, а думает»
22 июля 1998 года в интервью газете «Коммерсантъ»
 «Наша деловая стратегия при новой администрации не изменилась. Россия — это страна с совершенно непрозрачной экономикой, и чтобы заниматься здесь бизнесом, нужно иметь устойчивые политические связи и отношения. Отрицать это — просто глупо»
9 августа 2000 года в комментарии New York Times
 «Репутация — не пустой звук, это фактор влияния на текущий бизнес… В 1998 году, когда произошел кризис, многие пытались передвинуть активы в бридж-банки. Один из “передвинувших” банкиров сказал мне: “Вы стремитесь сохранить репутацию, а мы пытаемся сохранить деньги — посмотрим, кто выиграет”. Ответ на это в России до конца еще не дан»
3 июля 2001 года в интервью «Ведомостям»

  Взгляд со стороны
«Я не помню, чтобы Михаил Фридман и его партнеры когда-либо были замечены в политической нелояльности»
из интервью Михаила Ходорковского Forbes 21 ноября 2012 года
 «Деньги дают свободу, а значит, уверенность и спокойствие, избавляют от детских комплексов. И это хорошо. У меня нет ощущения, что деньги сделали хуже меня или моих партнеров — Михаила Фридмана и Германа Хана. По моему мнению, они стали только лучше»
из выступления Петра Авена на бизнес-форуме «Атланты» в Москве 4–5 октября 2016 года
  






Александр Смоленский

(«СБС-Агро»)




О «семибанкирщине» от первого лица:
«Я думаю, что так называемая семибанкирщина брала на себя какую-то социальную ответственность. Задачи там были серьезные. Может быть, это перехлест — подменять собой государство... Но такие мысли в голове тоже были. Ведь мы в 1996-м уговорили Потанина пойти в правительство первым вице-премьером. И не для того, чтобы лоббировать наши интересы — нам и так все дали,— а чтобы взять на себя социальную ответственность. “Семибанкирщина” родилась тогда, когда появился негласный договор: больше не используем друг против друга ни милицию, ни силовиков. Семь человек сели и договорились»
9 октября 2006 года в интервью газете «Коммерсантъ»
Состояние в 1996 и 2018 годах:
нет данных.
Основные активых:
«СБС-Агро» (1989–2003), группа ОВК (2003).
Государственный пост:
не занимал.
С чего начинал:
С 1974 года работал в типографиях и московской торговой фирме «Весна», но был осужден за хищение госимущества и частное предпринимательство. По версии Александра Смоленского, причиной преследования стал сделанный им репринт Библии. Освободившись, работал инженером в спорткомплексе «Олимпийский». В 1987-м возглавил строительный кооператив «Москва-3».
Банковский бизнес:
В 1989 году организовал банк «Столичный» (с 1994 года — Столичный банк сбережений, СБС) и возглавил его правление. Позже СБС был объединен с Агропромбанком. До кризиса 1998 года «СБС-Агро» входил в десятку крупнейших российских банков по размеру собственного капитала. После кризиса его убытки оценивались в 14,4 млрд руб. В результате в сентябре 1998 года в банк была введена временная администрация ЦБ, позже он был признан банкротом.
Какие строил планы:
«Бизнес у меня можно отнять только вместе с жизнью» (23 августа 1999 года в интервью журналу «Компания»).
«Я думаю, что если не будет никаких встрясок, то к 2005 году она (группа ОВК.— “Ъ”) будет такой же (как “СБС-Агро”.— “Ъ”). Даже, может быть, лучше… Кризиса вроде не просматривается» (20 января 2003 года в интервью газете «Коммерсантъ»).
Как сложилась судьба:
После губительного для «СБС-Агро» кризиса 1998 года господин Смоленский не оставил банковский бизнес, основав группу ОВК. В нее вошли шесть банков, включая банк «Первое ОВК» и ряд других активов. На 1 апреля 2003 года по активам банк «Первое ОВК» занимал 72-е место в России (6,23 млрд руб.). В июне 2003 года господин Смоленский заявил, что удаляется от дел. Группа ОВК была за $200 млн куплена «Интерросом». В октябре 2006 года бывший банкир купил дом во Франции, однако, по его собственным словам, продолжал жить в основном в Москве — в качестве рантье.

Какими видел себя и Россию

«Если пришел на госслужбу, то уж будь добр, живи на те три копейки, которые там платят. А то наши бедные минфиновские чиновники, как обезьяны: руки оттянулись от мешков с подарками. Головной офис. В каком банке застряли деньги?! В башке застряли деньги, а не в банке»
23 августа 1999 года в интервью журналу «Компания»
 «Пока не разорвем связь поколений, ничего путного не будет. Давайте к ветеранам относиться хорошо. Не унижать их мизерными пенсиями, привлекать для советов. Но не назначать их управляющими…»
23 августа 1999 года в интервью журналу «Компания»
 «Почему банкир должен быть бедным или оправдываться за свои высокие доходы? У меня приличная зарплата, позволяющая вести тот образ жизни, который я веду»
21 сентября 1993 года в интервью «Российской газете»
 «Если уж говорить о полезности опыта Запада, о котором так много говорят реформаторы, то почему, скажем, так и не замечена важнейшая роль государства в ключевом, я бы сказал, вопросе — защите и всемерной поддержке частного бизнеса, и прежде всего торговли... Надо каждым своим государевым шагом успокаивать и лелеять свой народ, защищать его интересы в стране и за рубежом»
15 декабря 1998 года в интервью газете «Коммерсантъ»
  
Взгляд со стороны
«Смоленский сделал одну очень умную вещь. Он внедрил систему, при которой зарплаты сотрудников ФСБ, МВД, Министерства обороны… правительства, наконец, депутатов Госдумы переводились на счета в СБС. Их деньги тоже зависли в банке… Мы выдали кредит СБС, понимая всю важность этого банка»
из комментария главы ЦБ Виктора Геращенко «Новой газете» от 1 ноября 1999 года
 «Самый худший банк по поведению в дефолте был “СБС-Агро”, банк Смоленского… Вот “СБС-Агро” мы все-таки наказали… И вот когда мы первый раз наложили арест, я говорю, я вот мечтаю увидеть лицо Смоленского и Березовского, когда им сообщили, что мы арестовали деньги, которые они выставили на бирже»
из интервью президента Международной конфедерации обществ потребителей Александра Аузана для «Ельцин-центра», данного в 2013 году
  




Автор 

 Дмитрий Бутрин 


Автор-составитель: Елена Федотова
Дизайн: Алексей Дубинин
Верстка: Алена Батюшкова
Менеджер проекта: Юлия Гадас


Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3799258#7 | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Наш архив