Чудесное спасение » Центральный Еврейский Ресурс SEM40
Авторизация с помощью:









Все новости

Маленькие истории

Версия для печати


 Чудесное спасение




Меня всегда потрясало и потрясает свойство Творца, называющееся на нашем уровне чувством юмора и уравновешивающее в какой-то степени трагизм жизненных ситуаций, которые Он нам подбрасывает (зачастую – со щедростью, представляющейся нам избыточной).
В начале двухтысячных, в самый разгар второй интифады, произошел случай, ставший впоследствии достоянием всего русскоязычного Израиля. Недавний репатриант из России приобрел подержанный автомобиль, который был ему жизненно необходим, поскольку семья его сына поселилась на так называемых территориях, куда общественный транспорт ездит нечасто и без особой охоты. В первую же поездку к родственникам наш герой сбился с пути и въехал в арабскую деревню. Пораженные такой невиданной наглостью, местные жители, естественно, бросали вслед его машине камни, но с опозданием, что позволило ему проехать через всю деревню в целости и сохранности, однако в некотором помутнении рассудка. Вырвавшись на свободу, счастливчик, несмотря на то, что погони за собой не обнаружил, промчался по инерции еще с километр, пока на его пути не возник контрольно-пропускной пункт. Солдат в полной боевой экипировке жестом приказал ему остановиться. Утративший всякое представление о действительности, натерпевшийся смертного страха репатриант решил, что подошедший к его машине человек – террорист, и уже начал мысленно прощаться с жизнью, как вдруг его предполагаемый палач на хорошем русском языке произнес: 
– Е@ твою мать, м@дак, куда ты так несешься! 

Потрясенный «лихач» выбрался на дрожащих ногах из машины, рухнул перед своим спасителем на колени и, обхватив его ногу, долго повторял, счастливый: 
– Е@ твою мать… е@ твою мать… е@ твою мать…

Думаю, что я понимал его лучше многих других: незадолго до этой истории, в восемьдесят девятом году, в День независимости, я в своем стареньком «фиате», прототипе советской «копейки», вез своих родственников Гришу и Соню Нисманов, приехавших из Москвы на рекогносцировку перед предполагавшейся репатриацией, в деревню художников Са-Нур. 


Место это находится в самом центре Шомрона (Самарии), и кратчайший путь туда из Иерусалима пролегает через города Рамалла и Шхем. В этой деревне жили и работали мои друзья, и я бывал там часто. В те годы ЦАХАЛ контролировал все основные дороги в населенных арабами анклавах, и проезжавшие по ним евреи, не особенно опасаясь, останавливались у придорожных магазинчиков и киосков, чтобы купить сигарет или кока-колы. Однако стоило свернуть в одну из боковых улиц – и за твою жизнь никто не дал бы и ломаной агоры. 

Так вот: мы с моими гостями благополучно проехали Рамаллу, а в Шхеме память подвела меня и я, не заметив своей ошибки, свернул с центрального шоссе. Проехали мы с ребятами с полкилометра, и я увидел у обочины толпу арабов человек в тридцать, пораскрывавших при виде нас рты. Тут мне стало ясно, что я дал маху и нужно возвращаться. Стараясь скрыть от Гриши с Соней охватившую меня панику, я развернул машину на узкой дороге и, втянув голову в плечи, рванул, до предела утопив педаль газа, мимо тех самых арабов, продолжавших, к нашему счастью, пребывать в ступоре от нашего неожиданного появления. Вернувшись на основное шоссе, я еще долго не мог прийти в себя, в то время как мои наивные москвичи, так ничего и не поняв, щебетали между собой, делясь впечатлениями от окрестных видов. 

Вернувшись в Иерусалим, я в первую же субботу попросил синагогального старосту вызвать меня к чтению Торы, по завершении которого впервые в жизни произнес, как предписано, «Ѓа-Гомель» – благословение за избавление от смертельной опасности. 

Сегодня в нашей жизни многое изменилось. Евреям уже давно запрещен въезд в арабские города, и зачастую приходится делать многокилометровые крюки, чтобы попасть в нужное тебе место, а Са-Нур теперь, по милости Ариэля Шарона и возглавлявшегося им правительства, –«юденфрай», став одной из жертв так называемого, не к ночи будь помянутого, «размежевания». 

С тех пор прошло немало лет, бывало в моей жизни всякое, «Ѓа-Гомель» мне приходилось говорить в синагоге еще не раз. И произнося слова этого благословения, я неизменно испытывал то же чувство благодарности Всевышнему, которым были продиктованы те самые слова, которые повторял еще не знавший еврейских молитв счастливый герой первой истории. 

Борис Камянов, Иерусалим

Источник: http://www.newswe.com | Оцените статью: +1

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.




Наш архив