Тесный политический мундир » Центральный Еврейский Ресурс SEM40
Авторизация с помощью:









Все новости

Выборы в Израиле

Версия для печати


 Тесный политический мундир




В Армии обороны Израиля было 22 начальника генштаба, включая нынешнего. Все они занимались своим делом – командовали армией, пока ровно половина из них, сняв форму, не пошла в политику.
Размышления над трансформацией генералов, которые подчиняются политикам, а потом сами становятся политиками, командуя генералами, весьма актуальны сегодня, когда два бывших начальника генштаба, генерал-лейтенанты запаса Бени Ганц и Моше Яалон объединились под знаменем центристской партии «Хосен ле-Исраэль» («За сильный Израиль»). Более того, есть шанс, что к ним может присоединиться третий бывший начальник генштаба Габи Ашкенази.
Понятно, что в сфере безопасности, остающейся главной темой любых выборов в Израиле, все трое дадут Нетаниягу сто очков форы, но совершенно непонятно, чего они стоят в остальных сферах – от экономики и образования до культуры и экологии.
Тем не менее, поучительно посмотреть на политические предпочтения их предшественников – какие партии и на каком фланге они выбирали, и каких результатов добились?
Игаэль Ядин – прославленный профессор археологии основал либерально-демократическую центристскую партию ДАШ («Движение за перемены»), которая в 1977 году позволила «Ликуду» во главе с Бегиным прийти к власти после тридцатилетнего сидения в оппозиции. Но четыре года спустя от ДАШ остались только воспоминания, а Ядин предпочел копаться в земле, чем в израильской политике.
Моше Даян – этот самый известный израильтянин во всем мире видел одним глазом лучше, чем многие – двумя. Он вырос в Рабочей партии (тогдашней МАПАЙ) и был ее плоть от плоти, пока его не позвал Бегин , поманив портфелем министра иностранных дел. А поскольку кредо Даяна было «Только осел не меняет своего мнения», он переместился с левого фланга на правый. Впрочем, ненадолго: уйдя из «Ликуда», Даян основал собственную партию «Телем» (чье название сейчас взял Моше Яалон!). Это название – колея – должно было даровать Даяну роль первопроходца, но из этого ничего не получилось.
Ицхак Рабин – самая трагическая фигура в этом списке. Говоря сугубо исторически, Рабин не стал ни блистательным военачальником, ни выдающимся государственным деятелем. Его сходство с Даяном в том, что при отсутствии первого и второго, оба обладали третьим – огромным личным обаянием. То, что с годами назвали «харизмой». Из своих предшественников на посту начальника генштаба Рабин первым стал главой правительства. Причем, дважды. Если в первом случае это был выбор партии, во втором – выбор народа. Безупречный образ старого солдата с чистой совестью и чистыми руками был так ярок, что в 1992 году за Рабина – вещь невиданная! – голосовали даже члены «Ликуда». Все остальное не относится к данной теме.


Хаим Бар-Лев – в военной истории Израиля от него осталась прорванная египтянами «линия Бар-Лева», эдакое «израильское Мажино», а в политике, где Бар-Лев невидимо стоял среди министров «Аводы», его место занял сын Омер. Впрочем, с тем же нулевым результатом, как и отец.
Мордехай (Мота) Гур – еще один депутат «Аводы». Мота Гур не сделал карьеры в политике и остался в памяти всех израильтян одной фразой из тех, что сказаны на века: «Храмовая гора в наших руках».
Рафаэль («Рафуль») Эйтан – единственный из коллег, он пошел на правый фланг, создав партию «Цомет». Но довольно быстро оказалось, что создатель партии, прозванной «Белоснежка и семь гномов», оказался лучшим плотником среди политиков, и лучшим политиком среди плотников. Гибельным для Рафуля была его неспособность подбирать людей, двое из которых стали предателями: один предал его, другой (Гонен Сегев) – государство. В результате волна, которая смыла с пирса несчастного Рафуля, смыла и все следы его политической деятельности.
Эхуд Барак – «солдат номер один» и обладатель космического IQ, взял штурмом сначала партию «Авода», а потом и пост главы правительстве. После Рабина это был второй случай, когда народ купился на сияющий образ старого солдата с чистыми руками. Но Барак не просто встал во главе государства – он разгромил в пух и прах своего бывшего подчиненного Биньямина Нетаниягу , вынудив его произнести в прямом телеэфире незабываемые слова: «Сарале, пошли домой!» И в этом случае, как с Рабиным, народ в подавляющем большинстве отдал голоса «Аводе» – только бы избавиться от Нетаниягу . Это было в 1999 году.
Правда, уже через год народ с тем же энтузиазмом избавился от Барака, который ушел из «Аводы», создал краткосрочную партию «Ацмаут» («Независимость»), но больше никогда не достиг вершины.
Амнон Липкин-Шахак – он первым из коллег выбрал золотую середину, создав партию Центра, но ее постигла та же судьба, что и ДАШ Игаэля Ядина. Вряд ли стоит сейчас проводить параллель с новой центристской партией Бени Ганца, но во всяком случае полезно помнить о результатах двух предыдущих попыток.
Шауль Мофаз – как и Рафуль, он тоже пошел в правый лагерь, присоединившись к «Ликуду», однако после долгих колебаний ушел оттуда в новую партию Шарона «Кадима», которую вскоре и возглавил. Но постпенная кончина «Кадимы» стала и концом политических амбиций Мофаза.
Мы уже упомянули Габи Ашкенази, который до сих пор не поддался на ухаживания со всех сторон и не объявил, с кем он идет. Было бы логично предположить, что он все-таки выберет союз с Ганцем-Яалоном по трем причинам: Ашкенази уже не один год говорит о своих политических устремлениях и не станет ждать еще четыре года; армейское братство – это не пустые слова, а все трое вылетели из одного гнезда; наконец, в нынешней ситуации ставку в оппозионном лагере надо делать только на лидера, а таковым остается Ганц.
Общий итог политической деятельности бывших начальников генштаба показывает, что они оказались плохими политиками, оставшись в израильской истории только благодаря тому, что занимали самый высокий пост в армии.
В какой мере этот вывод распространяется на Ганца, Яалона и Ашкенази? Разумеется, утром 10 апреля у нас будет больше информации об их шансах на успех. Но опыт их предшественников показывает, что одна лишь смена генеральского мундира на цивильное платье никак не является гарантией второй успешной карьеры.
Рафаэль Рамм, «Детали»
На фото: Моше Даян (1979). Фото: Rob C. Croes,  Wikipedia public domain.

Источник: http://detaly.co.il | Оцените статью: 0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.




Наш архив