Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Как собачки.




- Нет! - сказала она категорически, при первой попытке перевернуть ее на живот, - сзади не дам.- Почему? - удивился я .
- Это унизительно для женского достоинства.
- Спереди не унизительно, a сзади унизительно?
- Потому что сзади получается, как собаки. 
- Ты самой природой так устроена, что лучше сзади.
- Я так устроена природой, что к тридцати годам должна выйти замуж. Может быть ты хочешь на мне жениться...
Лучше с ней не спорить, она умная, тем более что в свой тридцатник в тех позах, которые она считает допустимыми, очень даже ничего.
Я достался ей от подружки, уж не знаю на каких там условиях, но думаю, что не дорого. 
Мне двадцать четыре. Недавно отслужил срочную в армии. Дембельнулся и вот уже выгулял положенный срок, принял все поздравления, выпил весь портвейн, а когда родители начали настаивать на том, что пора взяться за ум, заняться делом, устраиваться на работу, плюнул и ушел из дома. Проживаю свою беспутную жизнь у разных женщин. Эта уже которая по счету. Не самая худшая из всех, между прочим, но с некоторыми особенностями. Работает администратором в кафе. Зовут ее кажется Люда, хотя я точно не уверен. 
- О чем ты все время думаешь? - спрашивает она, - и бороду щиплешь. Сочиняешь что-нибудь?
Она знает про эту мою особенность сочинять. Ee предшественница раздражалась, а этой наоборот, нравятся мои истории. 
- Вот, - рассказываю я, - пришлось мне служить в штабе армии ПВО в Тайцах под Ленинградом. Представляешь, что такое штаб армии. Это огромное сооружение в форме яйца из бетона самого прочного качества, спрятанное под землю на глубину пятьдесят метров, полностью набитое генералами. Куда не глянешь лампасы, блеск погон, лысины. Условия для солдатской службы невыносимые, но не для рядового срочной службы Рабиновича. За два года службы нашел я в циклопическом бомбоубежище пару укромных местечек, куда умел прятаться как мышь. В ту ночь, когда все успокоилось и старшие офицеры разошлись по домам спать, а младшие разбрелись по своим комнатам, где стояли раскладушки, я забрался с книжкой американского писателя Джона Чивера под фальшполы оперативного зала, завернулся в шинель, почитал немножко и уснул. Но поспать мне долго не удалось. Эти бл**и компрессорщики перевели подземку на автономный режим и перекачали давление. А ведь их несколько раз предупреждали, чтобы такого не делали. И проснувшись от боли в ушах, разгневанный, я пошел в компрессорную, чтобы набить всем морды на правах старослужащего. Большие часы в Оперативном Зале показывали шесть утра, и я обратил внимание, что там пусто, хотя молодые бойцы уже полчаса как должны были пидарасить мастикой полы на первом и втором уровне, а так же в коридоре. Это были неслыханная борзость и уклонение от прямых обязанностей, какие я ни разу не встречал за все два года службы. Чтобы восстановить порядок я возвысил голос и не услышал в ответ ничего. Вот тогда-то у меня возникли первые подозрения. Я пошел на пульт Второго, включил микрофон на локалке и сказал обычные в таком случае слова: 
- Раз, два, три, раз, два три, четыре пять. Вышел зайчик погулять. Есть здесь, кто-нибудь живой?» И тогда зажглась лампочка на 56-й и незнакомый голос ответил:
- Я, я здесь есть.
- Кто я, спросил я строго. Я - головка от х*я. Доложись по форме:
- Генерал-полковник Иванов, - ответил плачущий голос.
- Что вы там делаете? - товарищ генерал, - спросил я.
- Я заблудился, - ответил генерал Иванов.
Я пополз на 56-ю. Если идти по коридорам, то от оперативки до 56-й все полчаса, а под фальшполами я добираюсь за 8 минут. Но нужно знать как. Если заблудишься, то вообще не выйдешь никогда. Видно этот генерал Иванов был у нас впервый раз, ничего про эти особенности не знал. Он сидел в 56-й комнате один уже давно, совсем пал духом и когда я отодвинул панель и появился из под пола, закричал от страха и закрыл лицо руками. 
- Не бойтесь, - сказал я, - товарищ генерал. Это я.
- Как тебя зовут солдатик? - cпросил он радостно.
- Рядовой Рабинович.
- Ты меня разыгрываешь? - cказал он.
- Нет, товарищ генерал, хотите комсомольский билет покажу с фотокарточкой. 
- Ладно, - сказал он, - верю. Как ты сюда попал?
- Я здесь служу товарищ генерал. Уже два года скоро.
- А как отсюда выбраться? 
- Сейчас никак, товарищ генерал. Чувствуете в уши давит. Это значит на автономке сидим. А когда мы на автономке сидим, нас никто ни изнутри ни снаружи открыть не может. 
- Как же быть? - спрашивает генерал Иванов.
- Ждать. 
- Долго?
- По разному. Это как ЭВМ решит. Бывает и сутки и двое.
- Я не могу ждать, - говорит генерал, - у меня с женой билеты в оперный театр на сегодня вечером. 
- Придется пропустить. 
"Да, - подумал я - генерал совсем службы не знает."
- Слушай, Рабинович, - говорит генерал. - Придумай что- нибудь. 
- Давайте, - говорю вашей жене позвоним, предупредим.
- Как это сделать? - спрашивает он.
- Да вот отсюда с 56-й можно. Сейчас с пацанами из Владивостока свяжусь, они сделают. По ЗАСУ до подстанции, а там трубки крест-накрест.
- Почему из Владивостока? - спрашивает генерал.
- Ну вы товарищ генерал как маленький. Вы что хотите что бы напрямую. Мне Второй уже два раза за это губу объявлял.
- Боишься Второго? - спросил он.
- Еще бы. Второй - майор Бабкин. Зверь. 
- А Первого ты когда-нибудь видел?
- Первого, - мечтательно сказал я. - Первого никто не видел. Вот бы повидать.
- Первый это я, - сказал генерал и приняв мой восторженный взгляд, скромно потупил взор.
- Вы первый, товарищ генерал? Не может такого быть! Ох расскажу пацанам, что с самим Первым знаком. А как докажете?
- Ты что не веришь мне? 
- Верю, конечно, но как-то странно, что вы сам Первый и такой обыкновенный человек. 
- Ну, не знаю как тебе доказать. Хочешь войну устроим.
- С кем?
- С потенциальным противником.
- С кем это.
- Да хоть с теми же китайцами.
- А можно?
- А почему бы нет. Должны мы держать армию в боевой форме, да и им не повредит. Ты выход на боевой режим знаешь?
- До ключа знаю. Меня первый год знаете как старики дрочили. 
- А после ключа?
- А что там после ключа. После ключа только кнопку нажать. 
- Ладно, - сказал он. - Я ключ тебе дам .
Он достал из кармана связку ключей и начал перебирать. 
- Вот этот, желая помочь генералу указал я на большой ключ. 
- Нет этот от гаража. Попробуй этот. Он дал мне довольно скромный ключик.
- Такой простой? - удивился я . 
- А что мудрить, - сказал генерал.
- Если подделают?
- Кому оно нахер нужно.
- Только так, товарищ генерал, все что до кнопки, я сделаю, а кнопку нажмете сами.
- А где эта кнопка? – спрашивает генерал.
- Да вот здесь, сзади.
В этом месте я делаю паузу. 
А дальше, что дальше? - спрашивает она. Глаза ее расширились от восторга и ужаса, щеки порозовели, соски набухли. Она глубоко, взволнованно дышит.
- А дашь как собачки, расскажу что дальше.
Опубликовано: 21-02-2019, 03:06
0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария