Кого считать израильтянином » Центральный Еврейский Ресурс SEM40
Авторизация с помощью:









Все новости

Еврейский вопрос

Версия для печати


 Кого считать израильтянином




После того, как отгремели фанфары и по обе стороны океана было выпито много шампанского в честь награждения «Оскаром» короткометражного фильма Гая Натива, возник, казалось бы, странный вопрос: можно ли считать израильским режиссером того, кто пять лет назад эмигрировал в Америку?
Таких вопросов у нас давно не задавали, и как только кто-то из израильских эмигрантов добивался успеха, – будь то Нобелевская премия или чемпионат мира по покеру – следовала традиционная реакция: «Наши победили».
В своде израильских законов один из самых давних и самых спорных – «Кого считать евреем», о который было сломано много копий и разбито много судеб. Но закона «Кого считать израильтянином» до сих пор нет. Скорее всего потому, что в нем нет нужды. Сами посудите, каким народам придет в голову в законодательном порядке определять, кого считать американцем, французом, немцем и далее везде. Но для израильтян этот вопрос все еще актуален. Настолько, что в конце 80-х годов прошлого века газета «Маарив» решила собрать ответы самих израильтян. И они поступили в изрядном количестве.
Тем не менее, уникальность Израиля проявляется еще и в том, что еврейскому государству определенно не хватило семидесяти лет, чтобы относиться к израильскости своих граждан с тем же холодным безразличием, с каким другие народы относятся к своей национальности. Они могут, мы – нет. Почему же мы – нет?
Потому что нет больше на свете страны, которую все еще угрожают стереть с лица земли, а всех жителей – сбросить в море. Так что наша жизнь в окопе среди бетонных стен и проволочных заграждений, конечно, не так скучна, как в какой-нибудь Исландии, но в то же время требует от граждан единства и солидарности. Пока мы вместе под прикрытием Армии обороны Израиля, нам сам черт не страшен. Поэтому израильтяне всегда едины и солидарны во время войны, а между войнами расколоты по всем направлениям, считая такое положение дел нормальными семейными спорами, которых чужим не понять.
Чужим, может, и не понять, но в том-то и штука, что свои давно живут не только в Израиле, но и за его пределами. По непроверенным данным, в одной Америке их не меньше полумиллиона. Так кем же считать израильского эмигранта, который много лет живет в другой стране, где родились и выросли его дети, где его дом и работа? Кто он – израильтянин или нет?


Об этом написано много социологических статей и несколько книг, посвященных исключительно тому, как израильские эмигранты врастали в американскую жизнь. Своего рода, абсорбция наоборот.
Тут мы и вернемя в кино.
В 1978 году режиссер Моше Мизрахи получил первый и единственный по сей день «Оскар» за дивный фильм «Мадам Роза» с Симоной Синьоре в роли старой еврейки-проститутуки. К тому времени уроженец Каира Моше Мизрахи давно осел в Париже, где и прожил большую часть жизнь. И только умирать приехал в Израиль. Считать ли его израильским режиссером? Сам Мизрахи с негодованием отмахнулся бы от такой глупости и сказал: «Конечно, да».
То же самое сейчас сказал и Гай Натив, который даже свою речь на церемонии «Оскара» начал словами на иврите «Лайла тов, Исраэль!» («Спокойной ночи, Израиль!»). А после церемонии признался в интервью израильским СМИ, что «уехал из Израиля с разбитым сердцем». На предложение министра культуры Мири Регев «вернуться, чтобы работать в Израиле», Натив ответил: «Я категорически отрицаю все, во что она верит». Вполне по-израильски, не правда ли?
Наконец, можно взять для примера знаменитого голливудского продюсера Арнона Мильчена, более известного в последние годы в связи с уголовными делами супругов Нетаниягу . Больше сорока лет Мильчен живет в Америке, регулярно наезжая в Израиль, где у него есть дом. А в Реховоте, где он родился, одна из улиц все еще носит имя его отца. Мистер Мильчен, который в Израиле был связан не столько с кино, сколько с Моссадом, очень обиделся бы, если бы кто-то поставил под сомнение его израильскость.
Так что реальная граница между израильтянами, живущими в Израиле и не живущими в нем, носит очень зыбкий характер: при наличии крепких семейных связей те и другие ездят друг к другу в гости, при том что первые не занимаются никакой агитацией, а вторые нередко чувствуют себя как бы в командировке или в творческом отпуске. Одни знают, что никогда не уедут из Израиля, другие – что никогда туда не вернутся, но это не мешает им вместе петь израильские песни, есть израильские кушанья и ругать израильских политиков.
Те, кто, дочитав до этого места, убедятся, что у автора нет ответа на поставленный им же вопрос, будут правы. Ответа нет. Уникальность Израиля, среди прочего, состоит еще и в том, что он никого и никогда от себя не отпускает. Из него можно уехать, но его невозможно из себя изгнать. Так что, пожалуй, израильтянин – это тот, в ком жив Израиль.
Поэтому древний девиз «Ам Исраэль хай!» («Народ Израиля жив!») не ограничен географическими рамками. И хотя часть народа, вышедшего из галута, туда вернулась, галут – это временно, Израиль – навечно.
Рафаэль Рамм, «Детали» К.В.

Источник: http://detaly.co.il | Оцените статью: +2

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.

Наш архив