В Хевроне экстрима нет » Центральный Еврейский Ресурс SEM40
Авторизация с помощью:









Все новости

Города Израиля

Версия для печати


 В Хевроне экстрима нет




В Хеврон мы приехали в воскресенье утром - на следующий день после ареста Арафата Ирфайи, подозреваемого страшном убийстве Ори Ансбахер. Поскольку Ирфайя является жителем хевронского квартала Абу-Снейна, местному подразделению полиции "Иегуда" пришлось принять самое непосредственное участие в операции по его розыску. Чудовищное злодеяние в Иерусалиме всколыхнуло еврейское население Хеврона и Кирьят-Арбы. В тот же день началась разметка дома семьи убийцы под снос, и страсти в арабской части "города праотцев" накалились.
Наверное, стоило выбрать для нашей встречи другой день, не столь экстремальный, - сказал я при знакомстве начальнику полиции Хеврона Даниэлю Агаму. 

- Ерунда! - отмахнулся он. - То, что для других полицейских отделений экстрим, для нас обычные будни. Так что добро пожаловать в Хеврон! 

НАШ ЧЕЛОВЕК В ХЕВРОНЕ 

Вслушиваясь в замечательный русский язык Даниэля Агама, я рискнул предположить, что когда-то его фамилия была Озеров. Но, как выяснилось, ошибся: не Озеров, а Белозеров. 



Майор Даниэль Агам у стола с конфискованным оружием 

Даниэль Агам - один из тех русскоязычных полицейских "полуторного" поколения, которые сегодня играют все более заметную роль в работе наших правоохранительных органов и еще немного - прорвутся в ее высшие эшелоны. В свой 41 год он носит майорские погоны, но занимаемая им должность - начальника Хевронского отделения полиции "Иегуда" - по табели о рангах считается подполковничьей. Так что очередное повышение звания не за горами. 

Фамилию Белозеров Даниэль носил до 13 лет. В этом возрасте вместе с родителями репатриировался, и давно уже жившие здесь родственники посоветовали отцу фамилию сменить. Но Владимир Белозеров, став Воли Агамом, остался верен делу своей жизни. Там, в Волгограде, он был старшим оперуполномоченным, и в Израиле вскоре после репатриации поступил на работу в полицию. Служил следователем, до выхода на пенсию успел раскрыть целый ряд серьезных преступлений, включая убийства, и получить Знак отличия от президента страны. 

Даниэль решил пойти по стопам отца. Был призван в МАГАВ, вскоре направлен на сержантские, а затем – на офицерские курсы, служил в секторе Газы. По окончании срочной службы еще несколько лет оставался в МАГАВе, потом перешел в "синюю полицию". Чуть больше года назад Дани был назначен командиром только что созданного подразделения полиции Хеврона, в ведении которого находятся еврейский квартал города, Кирьят-Арба и еще полтора десятка поселений Южно-Хевронского нагорья с населением свыше 30 тысяч человек. К ним следует добавить 645 тысяч жителей арабской части Хеврона и его окрестностей. 

- Торжественная церемония открытия подразделения "Иегуда" состоялась в пещере Махпела в январе прошлого года, - рассказывает майор Агам. - На церемонии присутствовал тогдашний генинспектор полиции Рони Альшейх, который, как известно, вырос в этих местах, так что для него это был крайне важный проект. 


Церемония открытия полицейского отделения "Иегуда" 

Создание отделения в самом сердце Хеврона, внутри арабского квартала, значительно расширило наши возможности и повысило ощущение безопасности у жителей. За обеспечение общей безопасности отвечают, разумеется, ЦАХАЛ и МАГАВ, но и мы не в стороне. Главная же наша задача - борьба с разными видами преступности, соблюдение правопорядка и обеспечение нормальной жизни граждан. "Обычных" уголовных преступлений здесь тоже хватает, но к ним добавляется местная специфика. К примеру, теракты, включая нападения на военнослужащих и полицейских, происходят почти еженедельно. Но зато есть чувство, что ты находишься на одном из самых важных и ответственных участков работы полиции, а это многого стоит... 

За год с небольшим Даниэль Агам сумел вывести свое подразделение в число лучших в стране. Хевронская полиция занимает сегодня первое место в правоохранительных органах по количеству поданных обвинительных заключений и вошло в первую пятерку лучших полицейских команд по оперативному патрулированию. 

Светит ли Дани с таким послужным списком в будущем звание генерала, покажет время. 

...СЛУЖБА - ДНИ И НОЧИ 

Официально рабочая неделя сотрудников полиции Хеврона длится четыре дня, но каждый такой день включает в себя 12-14 часов работы. Это - не считая обязательных 24-часовых дежурств, которые осуществляют оперативники на улицах города и внутри пещеры Махпела. 

Кстати, полиция Хеврона считается "самой крутой" в стране по части экипировки. Патрульные объезды совершаются в бронированных "фордах", которые можно увидеть только здесь; полицейские надевают бронежилеты весом в 20 кг и специальную каску американского производства. Попробуйте походить с такой амуницией хотя бы полчаса! Лично я лишь подержал бронежилет в руках - надевать его мне отсоветовали, "чтобы не ломать спину". Но и без них нельзя: история еврейского Хеврона знает немало случаев, когда полицейские становились жертвами терактов. 

Почти никто из полицейских не живет в окрестностях Хеврона. Дом Даниэля Агама, где его ждут жена и четверо детей, находится в Ашдоде, капитан Джой Харель, с которым мы тоже познакомились, живет в Сдероте - и т.д., так что всем им приходится тратить немало времени на дорогу к месту работы и обратно. 

- А что жена?! Ворчит, конечно, что я мало занимаюсь детьми, и очень беспокоится, чтобы со мной ничего не случилось. Все время, пока я на работе, она постоянно слушает новости, но смирилась, - говорит Джой Харель. - Почти у всех наших та же ситуация в семье. Но мне здесь нравится куда больше, чем на всех предыдущих местах службы. Это был мой личный выбор - служить в Хевроне. И дело, поверьте, не только и не столько в существенной надбавке к зарплате за риск. Здесь точно не скучно, и есть ощущение, что не просто служишь, а выполняешь некую миссию. 




Полиция Хеврона за работой (у гробницы праотцев) 

- Хеврон – особое место, - продолжает Джой. - Во-первых, работаешь, словно под микроскопом: мы постоянно находимся в поле зрения правозащитных организаций левого и правого толка. Они пристально следят за тем, как ведется каждое расследование, и если что-то им кажется не так, немедленно строчат жалобу "высокому начальству". Во-вторых, ты здесь в любую минуту можешь стать объектом провокации. Левые, например, развлекаются тем, что подносят мобильный телефон прямо к лицу полицейского и ждут, когда он оттолкнет их руку. А товарищи провокатора стоят поодаль с включенной камерой, чтобы заснять "еще один случай насилия со стороны оккупационной полиции". По отношению к еврейским поселенцам они обычно устраивают провокации в субботу, зная, что те не могут пользоваться в этот день ни мобильником, ни какой-либо другой аппаратурой, а значит, и заснять, как все было на самом деле. Но и среди поселенцев провокаторы встречаются. К примеру, забредет еврейский пастух как бы случайно на арабский участок и тоже как бы случайно сломает там пару деревьев. Словом, головной боли много, но, повторю, я сам выбрал это место службы и не променяю его ни какое другое... 

ДОЛОЖИТЕ ОПЕРАТИВНУЮ ОБСТАНОВКУ! 

- Борьба с терактами и их предотвращение, рейды по конфискации незаконного оружия у населения - это для нас обыденность, - говорит Даниэль Агам. - Пойдемте, я покажу оружие, изъятое у палестинцев в последнее время. Вот те самые самодельные автоматы "карл-густав", с помощью которых было совершено множество терактов. В Хевроне, как известно, находятся главные палестинские заводы по производству оружия, а делается оно, в основном, из частей угнанных в Израиле автомобилей. Вот это парабеллум, а это - обычные топорики и ножи, которые можно купить в любой скобяной лавке. 

Работу по добыче оперативной информации о готовящихся терактах, изъятию оружия и т.д. мы осуществляем в тесном сотрудничестве с палестинской полицией Хеврона, у нас сложились хорошие служебные отношения. 

Но это лишь малая часть того, что мы делаем. Как я уже сказал, в нашу задачу входит борьба с обычными уголовными преступлениями - кражами, насилием в семье, и т.д., а их здесь хватает. Особая наша головная боль - ДТП, большое количество которых в равной степени беспокоит арабское и еврейское население. Еще одна наша забота - проблемы смешанных семей. Если в арабском Хевроне живет гражданин или гражданка Израиля, создавшие семью с местным жителем, то все происходящее в такой семье находится в нашем ведении. 

- Какими преступлениями вам приходится заниматься больше всего? 

- В первую очередь, различными провокациями, о которых вам уже рассказал Джой, а также нарушениями общественного порядка. Хеврон и все Южное Хевронское нагорье - место взрывоопасное. Границы между еврейскими и арабскими земельными участками были обозначены еще на картах Оттоманской империи, и обе стороны пристально следят за тем, чтобы они не нарушались. Стоит еврею даже случайно переступить незримую черту - и арабы поднимают крик, начинается разборка. Евреи от них не отстают. То, что обычно начинается как столкновение подростков, может вылиться в массовые стычки и акции протеста с участием сотен вполне взрослых людей. 

- А что вы можете сказать о недавнем решении правительства не продлевать мандат международных наблюдателей в Хевроне? Как это может сказаться на ситуации в городе? 

- Они, в основном, вели наблюдение за армией. Мы с ними сталкивались только тогда, когда имели место различные провокации. В этом случае мы арестовывали наблюдателей так же, как поступили бы с любыми туристами. Может, еще и поэтому они старались с нами не связываться. 

- Вы сказали, что немалую головную боль вам доставляют ДТП. Но что если это была отнюдь не автоавария, а преднамеренный наезд, то есть теракт? Как вы отличаете одно от другого? 

- Вывод о том, идет ли речь о ДТП или теракте, делают, как правило, профессиональные эксперты. Причем мы вызываем и их арабского коллегу. Такая прозрачность в работе позволяет избежать взаимных претензий. Один из наших гражданских проектов связан с наведением порядка на дорогах. Ежедневно из Хеврона и в Хеврон направляются десятки тысяч машин. Резко увеличив количество патрулей на дорогах и упорядочив движение, хевронская полиция смогли свести возникновение пробок к минимуму. 

Еще один гражданский проект - работа с проблемными подростками, в том числе, с воспитанниками закрытого интерната для малолетних преступников в поселении Бейт-Хагай. Участковые знакомят ребят с повседневной работой полиции, вывозят на различные культурные мероприятия и т.д. Если есть основания полагать, что в психологии и поведении подростка произошли благоприятные изменения, ему могут "списать" уголовное прошлое и, по сути, позволить начать жизнь с чистого листа. В первый год реализации проекта было решено аннулировать криминальное прошлое у 90% подростков. Часть из них затем привлекают к работе в полиции в качестве добровольцев. 

Особое удовольствие, судя по всему, ребятам Дани Агама доставляет работа в проекте "Я и мой полицейский", в рамках которого люди в синей форме посещают детские сады и рассказывают о своей работе дошколятам. 

И совершенно отдельным направлением работы полиции Хеврона является обеспечение безопасности в “Меарат а-Махпела" - пещере праотцев. 

ЗАДАЧА НАЦИОНАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ 

Уже на подъезде к этой еврейской святыне мы увидели стайки туристов. На входе привычно несли службу бойцы МАГАВа, а внутри воздвигнутого над гробницами праотцов и праматерей здания было непривычно тихо. В бейт-мидраше шел обычный урок, а в молельном зале, расположенном между надгробиями Яакова и Леи шла послеполуденная молитва. 


Начальник отделения “Меарат а-Махпела" Адир Шило (справа) 

Между застывшими во время произнесения "Амиды" евреями бесцеремонно прохаживались и делали "селфи" туристы из Японии. Сопровождавший нас глава полицейского участка “Меарат а-Махпела» капитан Адир Шило о чем-то переговорил с дежурившим в коридоре полицейским - судя по всему, тот заверил его, что все спокойно. Но мы помнили, что именно у входа в пещеру происходит большинство терактов. 

- Согласно статистике, год от года число посещающих Хеврон туристов и паломников растет, - заметил Даниэль Агам. - В 2018 году их было 700 тысяч, не считая массового паломничества (400 тысяч человек) в субботу, когда читается недельная глава "Хаей-Сара". Десятки тысяч евреев приезжают в Песах и Суккот, когда для них открывают всю площадь пещеры, а арабам на время вход запрещен. То же самое делается для арабов в дни мусульманских праздников. Важно, чтобы люди чувствовали себя в это время в безопасности, чтобы число инцидентов было сведено к минимуму. Столь большое скопление народа на малой площади делает эту задачу крайне сложной. Но мы видим в этом подлинно национальную задачу и потому делаем все возможное, чтобы паломничество обходилось без происшествий. 

Трудно было не почувствовать искренность этих слов, как и то, что майор Агам, да и все его подчиненные искренне верят в значимость дела, которому служат. Думается, это нормально: без такого осознания служить в полиции Хеврона просто невозможно, и никакая надбавка за риск тут не поможет. 

 Петр Люкимсон, «Новости недели»

Источник: http://newswe.com | Оцените статью: +1

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.


Наш архив