Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Личного секретаря Гитлера подозревают в работе на советскую разведку



В статье «Неизвестные герои» («НВО» № 13 от 12.04.19) говорилось о работе советских разведчиков в Швейцарии в годы Второй мировой войны и были названы имена важнейших агентов: Вертер, Тедди, Анна и Ольга. По мнению ЦРУ, ими могли быть высшие офицеры вермахта и люфтваффе.
Чтобы Вертер не остался в памяти читателей безликим «важнейшим агентом», мне хочется добавить к его образу несколько штрихов, и поможет мне в этом книга «О разведке» британского полковника в отставке Д. Хьюз-Уилсона (On intelligence, John Hughes-Wilson, Constable. London, 2016).
Как пишет Хьюз-Уилсон, с 1941 по 1945 год «группа Люси» направила в Москву более 2300 сообщений, одна пятая из которых принадлежала Вертеру. Вертер был очень продуктивным агентом, дававшим развернутые ответы на запросы своих московских кураторов, и порой его ответы приходили непосредственно в день запроса. Хьюз-Уилсон особо делает упор на то, что информация Вертера стала решающей для исхода войны на Востоке: несмотря на свои танки, которые превосходили русские образцы, несмотря на своих генералов, которые превосходили русских командиров, и несмотря на своих солдат, которые превосходили красноармейцев, с конца 1942 года Вермахт всякий раз оказывался одураченным русскими. По словам Гитлера, «они как будто знали, что мы наступаем».
А ведь советское командование действительно знало.
Поразительно, но современные исследования указывают на то, что под псевдонимом Вертер могли скрываться либо очень хитроумная английская «крыша» для передачи в Москву расшифрованных данных перехвата немецких систем связи, либо же кто-то из ближайшего окружения фюрера. С другой стороны, английский след представляется маловероятным, так как расшифровка немецких радиограмм и их последующая передача Москве требовали значительного времени, а Вертер действовал гораздо быстрее. Английские официальные историки, в свою очередь, также отвергают мнение о том, что «британские власти через «группу Люси» передавали разведывательную информацию в Москву». В итоге тайная работа Вертера изменила ход истории и определила контуры мира, в котором мы живем сегодня…
После медвежьей услуги Гитлеру, каковой в мае 1941 года стал полет Рудольфа Гесса в Англию с целью договориться о мире перед началом действия плана «Барбаросса», самой влиятельной фигурой в окружении фюрера стал Мартин Борман, его проверенный личный секретарь. По ходу войны и по мере ухудшения состояния здоровья Гитлера, связанного преимущественно с болезнью Паркинсона и неумеренным потреблением различных лекарств, фюрер все более доверял своему помощнику. Вскоре Борман в одиночку контролировал доступ к Гитлеру и был единственным человеком, которому разрешалось отдавать приказы от его имени.
Неизвестно, когда случился первый контакт Вертера с «группой Люси», но радиограммы с его сообщениями начали поступать в Москву в 1941 году. И среди них были предупреждения о начале «операции «Барбаросса». Сталин упорно игнорировал их – как, впрочем, и доклады от других источников (всего более 100 сообщений о планах Гитлера напасть на СССР).
С началом войны из самого сердца немецкой военной машины в Москву продолжала поступать развединформация, настолько ценная, что первоначально Сталин считал ее ловушкой. Позднее, уяснив ее величайшую значимость, Сталин сам стал готовить стратегическую ловушку для немецких войск.
Карьера Вертера могла закончиться в 1942 году, когда немцы перехватили и расшифровали радиограмму Центра для Рашель Дюбендорфер. Москва требовала от Вертера установить, сколько резервных дивизий будет сформировано к 1 января. Немцы узнали не только псевдоним агента, но и могли вычислить его место в военно-административной иерархии Третьего рейха. Но к осени 1942 года, когда наступавшие немцы в эйфории побед сметали все на своем пути в глубине советской территории, одного шпиона могли посчитать и никчемным. И даже после катастрофы под Сталинградом Верховное командование вермахта (ОКВ) проигнорировало информацию о Вертере.
Когда ОКВ решило подробно стенографировать все совещания по военным вопросам с участием фюрера, задача Вертера несколько облегчилась. Стенографистки и машинистки иногда «выдавали» в день до 500 страниц машинописного текста, и объем информации в адрес «группы Люси» стал зашкаливать. В итоге Сталин, пишет Хьюз-Уилсон, мог читать приказы Гитлера в день проведения совещания, то есть задолго до того, как они, подготовленные на шифровальной машине «Энигма» к передаче, доходили до адресатов в Вермахте (и до взламывателей кодов в английском Блетчли-Парке). Известно, что полный доступ к материалам совещаний, «переведенным» в печатную форму, имели всего два человека – Мартин Борман и старший офицер связи ОКВ генерал Эрих Фелльгибель.
Хьюз-Уилсон не был бы англичанином, если бы не «лягнул» СССР: «Немцы были разбиты, но не благодаря мастерству русских, а в результате осознанной измены величайшего шпиона или поставщика разведывательной информации наших дней». Всего один человек в ближайшем окружении Гитлера в описываемый период имел возможность ознакомиться со всеми документами, которые позднее поступали Сталину, – «преданный» Борман. Похоже, шутят историки, он принял слишком близко к сердцу «социалистическую» часть национал-социализма. «Годами имевшиеся у знатоков разведки сомнения относительно Бормана были обоснованными. Кусочки головоломки складываются в одно целое. В Мартине Бормане мы находим Вертера», – считают британские исследователи.
Последний раз Бормана видели среди горящих руин бункера Гитлера 1 мая 1945 года. Потом он исчез, и больше никто не видел ни его самого, ни его тела. После войны отбывавший в тюрьме свой срок один из главных военных преступников, бывший рейхсминистр вооружения и военной промышленности Альберт Шпеер язвительно заметил, что он уверен в том, что «Борману должны были присвоить звание Героя Советского Союза». 

Об авторе: Юрий Васильевич Юрьев – ветеран Вооруженных сил, подполковник запаса.

Справка из Википедии :
Ма́ртин Бо́рман (нем. Martin Bormann17 июня 1900Вегелебен — 2 мая 1945Берлин) — немецкий государственный и политический деятель, начальник Партийной канцелярии НСДАП (1941—1945), личный секретарь фюрера (1943—1945), рейхсминистр по делам партии (30 апреля — 2 мая 1945), начальник Штаба заместителя фюрера (1933—1941), рейхсляйтер (1933—1945). К концу Второй мировой войны приобрёл значительное влияние, как личный секретарь, контролируя потоки информации и доступ к Гитлеру.
В 1922 году вступил во фрайкор. За соучастие в совершённом Рудольфом Хёссом убийстве Вальтера Кадова, обвинённого нацистами в предательстве Лео Шлагетера, провёл почти год в тюрьме. В 1927 году вступил в НСДАП, где работал в страховом отделе, в 1937 году — в СС. В 1933 году был назначен начальником штаба заместителя фюрера Рудольфа Гесса.
Использовал служебное положение для расширения собственного влияния и создания бюрократического аппарата. С 1935 года исполняя обязанности личного секретаря фюрера (в 1943 году Борман был официально утверждён на этот пост), входил в ближний круг Гитлера и всюду его сопровождал, организуя начальнику брифинги и предоставляя ему сводки событий. После того, как 10 мая 1941 года Гесс самовольно вылетел в Британию для мирных переговоров, Борман занял пост начальника Партийной канцелярии НСДАП, приняв на себя обязанности бывшего заместителя фюрера. Борман утверждал назначение гражданских руководителей и принятие нового законодательства, к концу 1943 года де-факто сконцентрировав контроль над внутренней политикой в собственных руках. Из-за возросшего влияния приобрел много соперников в лице ГеббельсаШпеераГеринга и других нацистских лидеров. Был одним из главных сторонников гонений на христианскую церковь и преследования евреев и славян на оккупированных Германией территориях.
16 января 1945 года вслед за Гитлером переехал в Фюрербункер. После того, как его начальник покончил с собой, 2 мая в составе группы покинул рейхсканцелярию. Предположительно, совершил самоубийство вместе с доктором Людвигом Штаумпфеггером на мосту близ Лертского вокзала. За военные преступления и преступления против человечности на Нюрнбергском трибунале был заочно приговорён к смертной казни через повешение. В 1972 году при раскопках были обнаружены останки Бормана.


Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.