Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Как израильские левые стали маргинальным движением.



Спустя почти неделю после выборов 2019 года, в тени комментариев, столкновений и консультаций по созданию коалиции, стоит потратить немного времени на изучение имеющих долгосрочную значимость результатов выборов в свете событий последних десятилетий. Во главе этих результатов — окончательное свидетельство полной потери «левыми» связи с народом Израиля.

Хотя это не всегда принято, «правые» и «левые» не являются черными и белыми, Инь и Янь, двумя космических существами, которые боролись друг с другом с незапамятных времен. «Левые» и «правые» — термины, которые описывают коалиции идей и партий, чьи суть и параметры меняются от места к месту и от периода к периоду. Политическая история Израиля дает некоторые поучительные примеры.
Например, с 1930-х по 1960-е годы более радикальные левые круги были одними из главных борцов за целостность страны. После Шестидневной войны их лидеры приняли участие в создании «Движения за Великий Израиль». Умеренные правые, в число которых входили «общие сионисты» и большинство религиозных сионистов, не считали себя приверженными идее территориальной целостности Страны.
Но ряд событий, которые глубоко повлияли на Государство Израиль в 1970-х и 1980-х годах, подтолкнули большую часть израильской общественности влево, по крайней мере, в политическом плане. Война Судного Дня и Первая ливанская война, из-за невыносимой цены, которую должно было заплатить израильское общество, породила недовольство войнами и растущий спрос на подлинный мир. С другой стороны, мирный договор с Египтом — самым сильным из врагов Израиля — доказал, что мир является достижимой задачей, а падение железного занавеса убедило многих в том, что близится новая эра мира и братства.
Этот дрейф привел к власти второе правительство Рабина посредством резкого увеличения силы левых на выборах: «Авода» получила впечатляющие 44 места (по сравнению с 32 местами «Ликуда»), а Мерец стал третьей по величине партией с историческими 12 местами.
 
Правые отошли влево
Процесс, которому израильские правые подверглись в течение следующих после 1992 года двадцати лет, заслуживает особого внимания: «правые» отошли влево. Дело не в потере идеалов или самоконтроля, а скорее в противоположном: тактический и расчетливый уход, призванный максимально сохранить свою власть и идеалы до тех пор, пока не стихнет буря. Этот блестящий ход больше всего является заслугой одного человека: Биньямина Нетаньяhу.
В отличие от требования многих в правом лагере, Нетаньяhу заранее объявил, что он не будет отменять «соглашения Осло», и сдержал свое обещание. Под сильным международным давлением он вел длительную позиционную войну с палестинцами, соглашаясь в принципе с идеей палестинского государства, но на практике делая или очень мало, или вообще ничего, для ее продвижения.
Даже заменивший его в руководстве «Ликуда» Ариэль Шарон первоначально пошел по тому же пути, но пересек границу изгнанием 9000 жителей Гуш-Катифа и северной Самарии. Жесткая оппозиция, с которой он столкнулся в своей собственной партии после этого далеко идущего шага, изгнала Шарона и его сторонников из рядов правого лагеря и косвенно помогла возвращению Нетаньяhу к власти зимой 2009 года. И в этот раз Нетаньяhу также выразил свою базисную поддержку идеи создания палестинского государства — в своей речи в Бар-Иланском университете, и даже уступил американскому давлению, заморозив строительство для евреев в Иудее и Самарии. Но, тем временем, направление ветра снова изменилось, и израильская публика все больше и больше смещалась вправо.
Волна террора, последовавшая за соглашениями в Осло, ознаменовала начало этой тенденции, а провал переговоров в Кэмп-Дэвиде (2000 год) и начало «второй интифады» ускорили ее. С другой стороны, «Вторая ливанская война», которая последовала за уходом из Ливана и раундами боевых действий с ХАМАСом после ухода из Газы, дала понять израильской общественности, какой может быть цена территориальных уступок.
Смертельный удар по идее мира с палестинцами, по-видимому, нанесла «арабская весна», которая проиллюстрировала как хроническую нестабильность, в которую погружен регион, так и то, какова может быть судьба палестинского государства в самом сердце Земли Израиля, даже если оно изначально было бы возглавляемым т. с. «умеренными» элементами.
 
Подъем центра
На этом этапе израильские левые должны были принять ту же стратегию, что и правые в 1990-х годах: умеренность и отступление, хотя бы только из тактических соображений; Попытка обратиться к сердцу и опасениям израильской общественности, с тем чтобы сохранить то, что еще было возможно, от идеи мира — до того дня, когда политическая реальность и общественное мнение сделают вновь реальной шанс воплотить ее в жизнь.
Ничего этого не произошло. Левые отказались придать какое-либо значение серии событий, которые потрясли израильскую общественность и подтолкнули ее вправо. Они забаррикадировались на своих старых позициях с начала 1990-х годов и даже пошли еще левее; «Авода» сегодня не приветствовала бы нерешительность, неуверенность и даже подозрительность, с которыми Ицхаком Рабин принимал «плана Осло». Неизбежным результатом стало постоянное сокращение традиционных левых партий, «Аводы» и МЕРЕЦ.
Но в политике никогда не бывает вакуума. Место, которое могли захватить левые партии — политическая умеренность и приостановка переговоров о создании палестинского государства, наряду со здоровым патриотизмом и безоговорочной приверженностью сионистской идее — захватило новое явление в израильской политике: центр.
Во-первых, превращение политического центра в ключевой фактор израильской политики заключается в создании «Кадимы». Победа партии на выборах 2006 года, наряду с ее успехом в сохранении своей силы на следующих выборах, свидетельствовали о том, что она представляет широкую общественность, которая не считает себя правой, но также не находит своего места в рядах «Аводы». Та же публика также предоставила 19 мест в Кнессете партии «Еш атид» на выборах 2013 года.
Лидеры лейбористов — Шели Яхимович, а затем Ицхак Герцог в определенной степени поняли проблему и поэтому попытались позиционировать свою партию как умеренную центристскую партию. Объединение с Ципи Ливни, ребрендинг в качестве «Сионистского лагеря» и несколько воинственных заявлений, которые были распространены перед выборами, привели к тому, что пара Герцог-Ливни получила 24 места, но с учетом результатов последних выборов это достижение, похоже, стало «лебединой песней» партии.
Проблески сознания у некоторых лидеров партии не смогли скрыть реальность: «Авода» населена в основном радикальными левыми, такими как Став Шафир и Мейрав Михаэли, чьи позиции далеки от позиций среднего израильтянина, как восток от запада.
 
Переоценка ценностей
И «Авода», и МЕРЕЦ — старые партии с хорошо смазанным механизмом и историей, и у них есть свой электорат, который традиционно им лоялен. С другой стороны, крупные центристские партии — «Кадима», «Еш атид» и «Бело-голубые» — это молодые партии, которые возникли незадолго до выборов и были вынуждены создать электорат с нуля.
Тот факт, что центральные партии, тем не менее, являются теми, кто может стать альтернативой правому правительству, был недвусмысленно выражен на последних выборах, на которых «бело-голубые» получили 35 мест в Кнессете. Смысл этого факта прост: политические идеи левых провалились так решительно, и левые отказались признать этот провал настолько устойчиво, что слово «левые» стало брендом, от которого потенциальные кандидаты на пост премьер-министра бегут, как от огня.
Партия «бело-голубых» стремилась стряхнуть с себя бренд «левой», присоединив к себе тех, кого воспринимали как «правых», и постоянной демонстрацией патриотизма и израильского национализма. Но не только политические идеи «левых» терпят неудачу: холод и отчужденность, проявленные значительными частями «левого» лагеря к здоровому национальному чувству израильтян и обозначающие его как «фашизм», насытили по горло израильское общество, которое гордится своей страной и народом и не собирается скрывать или стыдиться этого.
После каждых выборов в «левом лагере» проходит публичная церемония подведения итогов, главным пунктом которой является перекладывание вины на других: левые потерпели неудачу, потому что правые подстрекали против них, левые потерпели неудачу, потому что Нетаньяhу пугает своих избирателей, левые потерпели неудачу, потому что «восточные евреи» могут голосовать только за сефардов, и поэтому необходимо поставить «марокканца» во главе списка «Аводы», и т. д. и т. п. Пришло время прекратить этот фарс.
Долгосрочный исторический анализ показывает, что левые потерпели неудачу только по одной причине: они не смогли признать политическую и военную реальность в том виде, в каком она существует на самом деле, сосредоточить свое внимание на процессах изменений, происходящих в израильском обществе, и соответственно изменить свои позиции. Пока эта конкретная переоценка ценностей не будет проведена в достаточно больших масштабах, «израильские левые» будут оставаться маргинальным движением, представляющим менее 10 процентов граждан страны.

Эльяд Нахшон
Опубликовано: 14-05-2019, 05:07
1

Оцените статью: +2
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
  1. В статье правильно подмечена, что основная проблема левых в непонимании текущей ситуации, а также, в известной дилемме соотношения государственных и личных интересов они сильно склоняются к личности. При этом проблемы еврейского населения отодвигаются на второй план и выпячиваются надуманные проблемы арабов. Особо губительны попытки натянуть европейскую демократию на страну, в которой текущий момент требует авторитарного правления.


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий

Добавление комментария