Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Улица Моисея Шахновича



О бакинских евреях рассказывать можно бесконечно. По мнению учёного и писателя Чингиза Гусейнова евреи составляли костяк «бакинства» и отличались как мужественные, смелые, свободно мыслящие люди. К их числу принадлежал Герой Советского Союза Моисей Шахнович, известный многим горожанам как дядя Миша, директор лучшего в городе магазина. Сам дядя Миша, так и расположенный на улице Корганова «гастроном Шахновича», считались важными достопримечательностями столицы Азербайджана города Баку.
Родился Шахнович далеко от берегов Каспийского моря. Родиной героя и всех его предков был городок Староконстантинов Каменец-Подольской области. Население городка было смешанным, при этом количество евреев превосходило всех остальных жителей — украинцев, поляков, русских, вместе взятых.



Семья. Моисей в центре, за спинами родителей


Выпускник Днепропетровского машиностроительного техникума Шахнович некоторое время работал теплотехником в родном городке на сахарном заводе, пока не убыл учиться в Бакинское пехотное училище имени Серго Орджоникидзе.
Летом 1941 года в Баку и Махачкале формировалась 317-я стрелковая дивизия. Младшими офицерами дивизию обеспечило Бакинское пехотное училище. Вместе с другими товарищами по выпуску туда направили лейтенанта М.Д.Шахновича. Его назначили служить в 571стрелковый полк командиром артиллерийской батареи.
22 октября 1941 г. дивизия получила приказ занять оборону на южном берегу реки Тузлов, в полосе сёл Генеральское-Будённовск. Шла подготовка к Ростовской наступательной операции. Началась она 17 ноября, но Шахновичу получить первое боевое крещение в тот раз не удалось. Из найденных документов выяснилось, что командир батареи Шахнович был срочно эвакуирован из района боевых действий и помещён в госпиталь. Чтобы спасти молодого офицера требовалось экстренное проведение антибактериальной терапии сульфидином. В частях Южного фронта было зафиксировано несколько случаев смерти военнослужащих, заболевших пневмонией от переохлаждения, дистрофии и малокровия.



Шахнович с ранеными офицерами и начальником госпиталя 

Больше всего Шахнович переживал, что пока он находится в медсанбате, письма из дома могут затеряться. В Староконстантинове остались его мама, сестрёнка Рахель и младший брат Аркаша.
Писем он так и не дождался. Немцы захватили город через две недели после 22 июня.
За пять дней до начала войны в Староконстантинов, Проскуров, Бердичев и другие населённые пункты начали прибывать эшелоны с моторизованными, танковыми и стрелковыми соединениями 16 армии.
24 июня командующий армией генерал М.Ф.Лукин совершил объезд войск, после чего провел совещание с командирами частей в Доме офицеров. В это время немецкий самолет пролетел над казармами и сбросил бомбу, от которой никто не пострадал, но разговоров было много. В городе полным ходом шла мобилизация военнообязанных. Кроме того, для борьбы с вражескими десантами в Староконстантинове создали батальон и группы содействия.
27 июня генерал Лукин получил совершенно секретное распоряжение Генштаба: «16-я армия в полном составе сосредоточивается в районе Смоленск в Резерве Главного Командования. Всеми средствами ускорьте погрузку соединений армии и переброску ее в новый район. Для руководства выгрузкой и сбором войск в районе Смоленска теперь же направьте самолетом небольшую оперативную группу».
Вечером 8 июля из Староконстантинова ушли последние части 37-го стрелкового корпуса под командованием комбрига С.П.Зыбина. В первых числах августа корпус перестал существовать, его командир в 1944 году исключён из списков как пропавший без вести. К тому времени в Староконстантинове давно хозяйничали немецкие войска.
3 августа они расстреляли 489 евреев, всех остальных распределили по рабочим командам.
2 сентября полицейский батальон расстрелял еще как минимум 500 евреев.
В начале 1942 г. в Староконстантинове было создано еврейское гетто.
25 мая (по другим данным – 23 июня) 1942 г. зондеркоманда СД, при содействии немецкой жандармерии и украинской полиции, ликвидировала гетто. Фашисты уничтожили более шести тысяч человек из Староконстантинова и окрестных сёл. В противотанковых рвах за лесом Новики приняли мученическую смерть все близкие Моисея Шахновича. Последних узников гетто, это были евреи-ремесленники, казнили 29 ноября 1942 года.
После выздоровления Шахнович в свою батарею не попал. Его направили в 91-ю стрелковую дивизию Северо-Кавказского фронта. На этот раз местом его службы стал 621-й артиллерийский полк. Здесь он сам учился воевать и учил своих подчинённых. В полку, им командовал подполковник Владимир Николаевич Песковский, кроме орудий большого калибра, имелись три батареи 76 мм пушек. Одной из батарей командовал Шахнович. Как правило, батареи распределяли по стрелковым полкам и батальонам, для поддержки пехоты. В конце апреля дивизия заняла оборону по реке Дон, на рубеже Манычская — Батайск — Азов, где впервые её воины вели боевые действия против немецко-фашистских войск. Далее был Новочеркасск, после чего 321-й артиллерийский полк в составе дивизии участвовал в охране побережья Азовского моря.
Как только началось наступление немцев в направлении Сталинграда, дивизию перебросили на рубеж Цимлянская-Константиновская. Там батарея Шахновича участвовала в боях у переправы на левый берег реки Дон. Главной задачей было любой ценой задержать немецкие танковые части на Дону до подхода основных сил 51-й армии. Восемь суток 91-я дивизия держала оборону по фронту, протяженностью около 90 километров, неся при этом большие потери, в первую очередь, от налетов вражеской авиации. Дивизионные 76-мм орудия, предназначавшиеся для подавления огневых точек, вели огонь по танкам противника. При отсутствии бронебойных снарядов били по танкам шрапнельными, ставя их взрыватели «на удар».
Артбатареи оставались последней надеждой командования в критических ситуациях. Всё лето и осень продолжались тяжёлые бои. На рубеже Уманцево—Обильное артиллеристам вместе с пехотой пришлось отбивать натиск прорвавшихся танков 23-й немецкой танковой дивизии. С 4 декабря части дивизии более двадцати суток отражали яростные контратаки противника, рвавшегося на помощь войскам, окруженным в районе Сталинграда. В такой обстановке Шахнович освоился довольно быстро. Командир полка ценил его, старался держать батарею Шахновича в резерве, чтобы использовать в наиболее опасных ситуациях. Дивизию часто перебрасывали с одного участка на другой, причём, менять боевые позиции приходилось иногда по два-три раза в сутки. И всякий раз надлежало основательно окапываться, чтобы укрыть орудия и личный состав.
23 января батарея Шахновича в составе 613-го стрелкового полка обеспечивала продвижение и развертывание главных сил дивизии. Немцы предприняли попытку задержать части, находившиеся на марше. После полудня отряд вступил в бой с вражескими танками. Сложилась очень трудная обстановка. Подразделениям пришлось драться с превосходящими силами противника разрозненно, отдельными ротами и даже взводами. Благодаря отличному боевому опыту им удалось сохранить людей, технику и продержаться до темноты. В те же дни поступил приказ выбить немцев из хутора Теряев-Андропов. Снежная буря, бушевавшая всю ночь, способствовала удачному проведению операции. Утром немцы попытались восстановить положение. После бомбового удара на хутор двинулись до полка мотопехоты и 20 танков. Их встретили плотным огнем. Особенно метко стреляла батарея Шахновича. Расчеты сержантов Абызова и Москаленко уничтожили две машины. Натиск удалось отбить.
Из Наградного листа: «23 января 1943 г. в районе с. Трудовое батарея ст.л-та т. Шахновича , находясь на марше с одной из пехотных частей, была атакована 10 танками противника. По команде т. Шахновича батарея развернулась к бою и подбила 2 танка, остальные танки уклонились от боя и отошли. На боевом счету батареи т. Шахновича числятся 7 подбитых танков, 2 сожжённых автомашины, 2 подбитых САУ, истреблено до 500 вражеских солдат. Представляется к награждению медалью «За Отвагу».
Вышестоящие начальники сочли более правильным наградить старшего лейтенанта Шахновича Моисея Давидовича орденом. В феврале он привинтил к своей гимнастёрке, над правым карманом, свою первую награду, орден Красной Звезды.
В середине мая 91-я стрелковая дивизия заняла оборону западнее города Ворошиловграда. Фронтовые будни Моисея Шахновича и его батарейцев на дорогах войны, наверное, мало отличались от того, чем и как жили все воины Красной Армии на передовой. Никто не знал наверняка, что ждёт его через мгновенье.
Изучая документы для очерка о Моисее Шахновиче, я обнаружил на сайте «Память Народа» донесение 321 артполка о безвозвратных потерях за сентябрь 1943 г. Они случались и прежде. Война без потерь не бывает. Но в тот день, 8 сентября, под бомбами, сброшенными гитлеровскими лётчиками на расположение артполка, погибли 47 бойцов и командиров. Их останки покоятся в братской могиле посёлка Новоэкономическое (Караково) Красноармейского района Донецкой области. Там же захоронены ещё 18 воинов из других частей 91-й стрелковой дивизии. Среди погибших значатся связист Шнейдер Иосиф Абрамович и красноармеец Талан Израиль Самуилович. Шахнович в тот день получил второе ранение, к счастью, не тяжёлое.



Действующая армия. Командир стрелкового батальона уточняет с артиллеристами детали предстоящей боевой операции. Справа от него капитан Шахнович


В составе 91-й стрелковой дивизии капитан Шахнович оставался до весны сорок пятого года. Боевой путь дивизии, был весьма своеобразен. Она постоянно находилась в составе действующей армии, но при этом её не использовали в боях по освобождению крупных городов. Исключение составляет битва за овладение Мелитополем, одним из пяти городов Запорожской области. Мелитопольская наступательная операция войск Южного фронта считалась частью второго этапа битвы за Днепр.
6 октября 1941 года Мелитополь был взят немецкими войсками и назначен центром генерального округа Крым-Таврия, одного из 6 округов Рейхскомиссариата Украина. В Мелитополе были проведены массовые расстрелы еврейского населения, в городе и окрестностях было создано несколько небольших концентрационных лагерей.
Немецкие войска основательно подготовили город к обороне. На подступах к нему они возвели комплекс укреплений, получивших название «Вотан», в честь бога древних германцев. Везде, где хоть как-то могли пройти танки, были вырыты противотанковые рвы. Их глубина достигала нескольких метров, многие заполнены водой. Все это дополнялось минными полями и проволочными заграждениями.
Оборонительная линия «Вотан» начиналась на так называемых «молочанских высотах». За противотанковыми рвами шла система сооружений полевого типа: окопы, пулемётные площадки, огневые позиции для минометов и противотанковых ружей, блиндажи, дзоты и бронеколпаки… На расстоянии 1-1,5 километра от первой линии проходила вторая линия обороны, построенная по тому же принципу и усиленная проволочными заграждениями, минными полями.
Первая попытка силами двух армий сходу прорвать линию «Вотан» 22 сентября 1943 г. успеха не принесла. Через четыре дня советские войска вновь ударили по тому же району, введя в бой танки, механизированный корпус и кавалерию. За 5 дней войскам, при больших потерях, удалось вклиниться в оборону противника лишь на 2-10 км.
Боевые действия по овладению Мелитополем продолжались ровно месяц. Командование войсками 4-го Украинского фронта использовало для освобождения города четыре стрелковые дивизии, несколько танковых и штурмовых бригад. В небе над Мелитополем господствовала советская авиация. Восемь бомбардировочных, истребительных и штурмовых дивизий из состава 8 Воздушной армии из дня в день наносили удары с воздуха.
20 сентября к линии «Вотан» подошли войска Южного фронта под командованием генерала Ф.И.Толбухина. По численности они в несколько раз превосходили немцев: в войсках было свыше 350 тыс. человек, а всего личный состав к началу операции насчитывал 502 тыс. человек.
30 сентября батальоны 463-го стрелкового полка под командованием майора Василия Бачило форсировали реку Молочную и стремительным натиском овладели первой траншеей врага на господствующей высоте. Немцы семь раз пытались контратаковать потерянные позиции, но красноармейцы удерживали захваченный плацдарм до подхода основных сил.
Утром 13 октября бойцы 91-й стрелковой дивизии оказались на южной окраине города. Начались ожесточенные бои — за каждый дом, улицу, переулок, квартал. Воевать в городских условиях всегда труднее, чем в степи, — никогда не знаешь, за каким углом тебя ожидает опасность. Важную роль в освобождении Мелитополя сыграли штурмовые группы. Каждой такой группе придавались сапёры, танки, и штурмовая артиллерия. Все орудийные расчёты из батареи Моисея Шахновича были распределены по штурмовым группам.
Командир орудия старший сержант Г.А.Абызов выдвинул свою пушку вперед, бил врага прямой наводкой. За день расчет уничтожил 7 огневых точек, отразил атаки 17 танков, четыре из которых подбил. 15 октября, когда орудийный расчёт выбыл из строя, капитан Шахнович заменил командира орудия. Точным выстрелом он уничтожил самоходную артиллерийскую установку «фердинанд», считавшуюся одним из наиболее мощных образцов немецкой бронетехники. Уже большая часть Мелитополя была освобождена от оккупантов. Сопротивление продолжала оказывать часть вражеского гарнизона, засевшая в городском парке. Выбивал немцев из парка батальон 561-го стрелкового полка при поддержке артиллерии. Командовали группой два капитана – командир батальона Иван Скорый и командир батареи Моисей Шахнович. Прицельный огонь из пулемёта заставил бойцов залечь. Немецкий пулемётчик мгновенно реагировал огнём на каждую попытку советских солдат приподнять головы над землёй. Подавить из пушки пулемётную точку не удалось. Моисей Шахнович решил лично исправлять положение. Где ползком, а где короткими перебежками, прячась за кустарником, он с тыла пробрался к огневой точке врага. Оставалось метнуть гранаты, но их не оказалось. Видимо, выкатились, пока он ползал на пузе. Немец продолжал короткими очередями поливать зону, в которой залегли солдаты капитана Скорого. Шахновичу ничего не другого не оставалось, как ворваться в дот. Из оружия у него имелся трофейный пистолет вальтер. Обнаруженную перед дотом сапёрную лопатку Моисей также прихватил с собой.
Из наградного листа: «18 октября т. Шахнович совершил подвиг, граничащий с самопожертвованием. Пулемётная точка противника прижала стрелков к земле. Шахнович сделал бросок вперёд и убил пулемётный расчёт лопатой. За совершение подвига и заслуг, граничащих с высшей степенью героизма, достоин звания Герой Советского Союза».
23 октября Мелитополь был окончательно освобождён. Неделей позже пятеро воинов, из сотен тысяч участников Мелитопольской операции, получили звание Герой Советского Союза. Трое из пятёрки героев – это командир батареи капитан Шахнович Моисей Давидович, командир орудия старший сержант Абызов Григорий Александрович, наводчик орудия рядовой Хайло Василий Александрович.
Капитану Шахновичу пришлось ещё немало колесить по фронтовым дорогам вместе со своими батарейцами. Город Мелитополь не зря считался воротами в Крым. 91-ю стрелковую дивизию двинули освобождать крымскую землю, затем –Белоруссию, после чего была Литва. Такие вот зигзаги. В конце ноября 1944 года 91-ю дивизию на автомашинах бросили в район Скуодас, где предполагался прорыв взятых в окружение вражеских войск. Но он не состоялся. Стрелковые полки вели бои местного значения. В течение осени и зимы части дивизии занимались ликвидацией и пленением гитлеровских войск, которые кочевали по лесам, хуторам и селам Прибалтики.
Как всегда, капитан Шахнович постоянно находился «на острие главного удара». Время от времени он попадал на госпитальную койку то с пулевым, то с осколочными ранениями. Последнее пребывание в распоряжении военной медицины закончилось для Моисея Шахновича увольнением из кадров Красной Армии по инвалидности. Опираясь на костыли, Моисей Шахнович покинул госпиталь, чтобы, наконец-то, вернуться на родину. Пока добирался до Староконстантинова, от случайных попутчиков узнал горькую правду о том, как расправились фашисты с самыми дорогими ему людьми. Дом Шахновичей заняли чужаки… На месте, где были варварски уничтожены евреи, жившие некогда в Староконстантинове и вблизи него, был пустырь. Контуры противотанкового рва нетрудно было определить по осевшей земле. Ничто не напоминало о чудовищном злодеянии. Никто из жителей не позаботился сохранить память о своих соседях, принявших мученическую смерть во рву на опушке леса, рядом с которыми они жили, вместе учились и работали, вместе провожали отцов и мужей на войну.
Шахновичу ничего не оставалось, как немедленно уехать. Он решил податься в Баку. Больше было некуда.
Через несколько лет он снова побывал на месте гибели своих предков и земляков. Там мирно паслись коровы, всё заросло бурьяном. Часть братской могилы была завалена мусором, отходами, превращена в помойку. В ту поездку Моисей взял с собой жену. По лицу мужа Эсфирь поняла, что он такого надругательства не стерпит. И она не ошиблась. Шахнович явился в кабинет одного из руководителей города. После недолгих объяснений он достал пистолет, сказав при этом: «Твоим обещаниям я не верю, и верить не собираюсь. Пиши, падла, расписку, что приведёшь в порядок могилу и поставишь памятник. Если через месяц я узнаю, что ничего не сделано, то приеду и застрелю тебя, как врага народа».
Он никогда не бросал слов на ветер, Моисей Шахнович, известный всем бакинцам дядя Миша. И точно, он пристрелил бы кого угодно за надругательство над еврейскими могилами.
У руководителей Староконстантинова хватило ума не доводить дело до крайностей. На месте массовых расстрелов детей, женщин и стариков соорудили небольшой скромный памятник. Позже туда проложили аллею, в самом конце которой возвели обелиск, с надписью: «Здесь покоится прах 5200 граждан еврейской национальности, зверски замученных фашистами…». Среди жителей городка ходили слухи об американском участии в акции. Говорили, будто свою лепту в неё внесли активисты «Староконстантиновской общины Нью-Йорка». Члены общины установили на кладбище в Бруклине памятник своим землякам, уничтоженным фашистами.
Шахнович тоже активно сотрудничал с общественными организациями, а наибольшее внимание уделял еврейской общине города Баку. Лет пять назад об этом поведал Ян Смилянский.
«…Начиналось с того, что директор знаменитого, большого продмага на Торговой, в самом центре города, Герой Советского Союза Моисей Давидович Шахнович, звонил Илье Исакову, зам. директора Бакинской мельницы в поселке Зых, и говорил в трубку: "Ильюша, Песах скоро! Нужен хотя бы один грузовик муки!".
Исаков шел к директору мельницы (разумеется, азербайджанцу по национальности) и просил выделить "магазину Шахновича" — так называл это торговое заведение весь город — несколько десятков мешков муки, которые будут оплачены Моисеем Давидовичем не по накладной, а лично, из собственного кармана. В сущности, это было уголовное преступление. Во-первых, доставлять муку мешками куда-либо, кроме хлебозаводов, было категорически запрещено, и как это все оформлять — непонятно.
Но, во-первых, Исаков настаивал на том, что вся мука пойдет на благие цели, а во-вторых, отказать ему директор не мог по той причине, что на Исакове, по сути, держалось все производство, а директор о том, как на самом деле работает мельница, имел весьма смутное представление.
Словом, в итоге нагруженный мешками с мукой грузовик направлялся к магазину Шахновича, а оттуда — в сторону располагавшейся неподалеку ашкеназской синагоги, где имелась машина по выпечке мацы. Затем Моисей Давидович набирал номер телефона Исакова и говорил в трубку: "Большое спасибо тебе, Ильюша, от имени всего еврейского народа. В Баку будет Песах!".
Все, знавшие Шахновича, отмечали его постоянную готовность помогать людям. Его близкие подчёркивали, что дядя Миша был героем по жизни, то есть, в повседневных житейских делах он всегда добивался справедливости, чего бы это ни стоило. Даже внешность Шахновича, его лицо, глаза, излучали открытость и доброту.
Когда Шахнович умер, никто в Баку не сомневался, где его похоронят. В нагорной части города, неподалеку от известных сегодня Башен Огня, находится Аллея Почётного захоронения – одна из достопримечательностей Баку. Всех выдающихся граждан Азербайджана и Баку хоронили на аллее Героев. Попасть туда после смерти это знак высокой чести.
Вдова Шахновича Эсфирь ответила категорическим возражением. Когда-то муж сказал ей, что хотел бы лежать на еврейском кладбище. Назревал скандал. Чиновники доложили первому секретарю ЦК КП Азербайджанской ССР Гейдару Алиеву. Мудрый Алиев предложил им выполнить желание ближайших родственников покойного. Что и было сделано.



Глава Азербайджана Г.Алиев здоровается с М.Шахновичем. В центре Герой Советского Союза, легендарный комдив полковник С.С.Левин


С тех пор немало воды утекло. Дети и внучки Моисея Шахновича давно стали гражданами Израиля. В разные годы возвратились на землю Обетованную земляки героя из города Староконстантинова, ветераны Второй мировой войны Хава Агрес, Семён Эстрах, Абрам Сендлер, Борис Ойстачер, Валентин Осипов, разведчик ВДВ подполковник Рафаил Полещук.
Там, в городе Староконстантинове, откуда они уходили на войну, евреев осталось немного. Кроме памятника у края братской могилы, о Холокосте ничто не напоминает. В одном из номеров местной газеты «Красилов Еврейский» от 8 июня 2018 г. мне попалось на глаза сообщение:
"В кабинете городского мэра Николая Мельничука состоялась рабочая встреча и обсуждение возможности приведения в порядок бывшего противотанкового рва, который расположен за памятником жертвам Холокоста и является его неотъемлемой частью. В прошлом году удалось очистить территорию от деревьев, кустарника и сорняков, которыми зарос окоп, ликвидировать помойку, устроенную местными жителями. Неравнодушные люди, с активной гражданской позицией, не раз обращали внимание районной и областной власти на плачевное состояние братской могилы. Наконец, была проведена генеральная уборка и ремонт. Территорию очистили от кустов, спилили лишние деревья и ветки, вывезли мусор, отремонтировали и покрасили забор".



Братская могила евреев г. Староконстантинов



И ещё одна информация к размышлению. Если верить многочисленным российским (и не только) изданиям, справочникам и сайтам, в городе Мелитополе есть улица, носящая имя Героя Советского Союза Шахновича.
Следуя принципу «доверяй, но проверяй», я заглянул в «Перелiк вулиць, проспектів, бульвару, шосе, провулків, майданів, проїздіву місті Мелітополі». Перелiк, он же Список, утверждён Мелитопольской Радой в 2016 году. Среди 335 приведённых в Списке названий, улица Шахновича не обнаружена.
21 марта 2019 года сайт Lenta.ua привёл высказывание почетного консула государства Израиль в Западном регионе Украины Олега Вишнякова:
«Как мы видим из прессы, случаются различные антисемитские выходки относительно осквернения еврейских памятников. Но я считаю, что антисемитизм существует больше на бытовом уровне. Когда что-то происходит, это либо провокация и заказ, либо какие-то бытовые истории из разряда «если в кране нет воды…».
Надеюсь, уважаемый дипломат сумеет разобраться и установит, чьими усилиями испарилась улица в городе Мелитополе. А может быть, её никогда не было? В таком случае останется развести руками, сказав при этом: «Всё врут календари», подразумевая под календарями сайт Минобороны РФ, Википедию, историко-биографические справочные издания.

Владислав КАЦ, 
Нетания 
Опубликовано: 16-05-2019, 18:41
0

Оцените статью: +3
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария