Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


США подозревают, что Россия испытывает малые ядерные заряды. Что это за заряды? Их испытания можно отследить?



США заподозрили Россию в нарушении моратория на ядерные испытания, об этом 29 мая заявил глава разведывательного управления Минобороны Роберт Эшли. По версии Америки, Россия, возможно, проводит ядерные испытания малой мощности. В Москве обвинения назвали «абсолютно беспочвенными» и рассказали, что таким образом Вашингтон сам готовится к возобновлению ядерных испытаний, поскольку Штаты не ратифицировали последний договор, их запрещающий. «Медуза» попросила заместителя директора Института ядерной физики и технологий НИЯУ МИФИ Георгия Тихомирова рассказать, что такое ядерные заряды малой мощности и для чего создавалось это оружие.
После бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в СССР стартовал проект «догнать и перегнать» США в вопросах ядерного вооружения. Соответственно, с конца 1940-х шло развертывание работ по всем направлениям — заряды, средства доставки и так далее. Сначала стояла задача догнать США — получить заряды той же мощности, что были сброшены в Японии. Затем и СССР, и США пошли по пути дальнейшего наращивания мощности. Так мы получили знаменитую «Кузькину мать».
Одновременно шла работа по зарядам малой мощности. При этом какого-то единого критерия, что считать зарядом малой мощности, я не встречал. В целом есть смысл говорить так обо всем, что мощнее порохового заряда. Предполагалось, что эти малые заряды могут применяться при локальных конфликтах. Заряды большой мощности применяются, когда нет прямого контакта вооруженных сил, а малой мощности — наоборот. Например, при прямом столкновении или организации линии обороны. То есть заряды, которые можно использовать — но все это не перерастет в глобальную ядерную войну.
Такие работы шли еще в 1960-е годы, и на данный момент можно предполагать, что проекты таких зарядов есть у всех ядерных держав. Дальше уже встает вопрос конкретных технологий, конкретного исполнения и конкретных средств доставки. Причем доставка заряда такой мощности не обязательно требует какой-то очень сложной системы. Компактные варианты были уже в 1960-е, но нужно понимать, что когда мы говорим о компактности, это не значит, что такое вооружение может перенести один человек. Компактный вариант — это то, что можно, например, перевезти на автомобиле, как показывают в блокбастерах про ядерных террористов.
Если говорить о самих испытаниях подобных объектов, то после подписания договоров о запрете испытаний в воздухе или под водой все это ушло под землю — так продолжалось примерно до конца 1980-х — начала 1990-х годов. Потом все было остановлено, но к тому моменту было накоплено уже очень много данных. Часть из них даже есть в открытом доступе, но часть, касающаяся каких-то уникальных технологий, конечно, закрыта.
Сейчас практической необходимости в таких испытаниях нет — материальная база позволяет все моделировать на компьютере. Обвинения США мне кажутся не очень понятными. Тем более что они голословные, насколько я понимаю. Конечно, теоретически можно предположить, что современные системы сейсмического мониторинга могут засечь подобные взрывы, но тут мы вступаем на территорию, где нужно гадать: как этот взрыв отличить от какого-нибудь происшествия на химическом заводе или любого микроземлетрясения?
В целом могу сказать, что у России не было никаких оснований для того, чтобы проводить такие испытания. Зачем рисковать нарушением международных соглашений, делая то, в чем нет никакого практического смысла? Считаю странными эти обвинения. Тем более я думаю, что мы все-таки сторонники мира.

Записал Павел Мерзликин 
Опубликовано: 30-05-2019, 22:36
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария