Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Непонятно и не здорово: Украина между выборами



Электоральная карта Украины, представляемая как пример объединения страны, выглядит скорее как красивый симулякр. Побуревшая Львовская область – это всего лишь надрез на перезревшем арбузе, внутри которого может обнаружиться не слишком аппетитная начинка. В стране вновь повторяется ситуация крайнего недовольства части общества победой одного кандидата и провалом другого. Идет послевыборное кипение, противопоставляющее 25% «сознательных украинцев» 73% «несознательных»

Ровно год назад, в июне 2018-го, имя Владимира Зеленского появилось в открытых рейтингах претендентов на пост президента Украины. «Социологи шутили» – в список возможных кандидатов вместе с комиком был включен и певец Святослав Вакарчук. Никто не рассматривал работников сцены как серьезных кандидатов на самое увесистое кресло страны: скорее речь шла о том, смогут ли они увести часть голосов у более крупной рыбы.
Крупные рыбы, впрочем, уже тогда могли почувствовать подвох: у Петра Порошенко, например, рейтинг был таким же, как у Святослава Вакарчука, и ниже, чем у Владимира Зеленского. Впрочем, привычный стиль мышления и способ действия, предполагающие существование в особом пространстве, как правило мало соприкасающемся с жизнью большинства электората, сослужили плохую службу акулам политики.

Со сцены на арену

Разговоры о том, что комик может пошутить по-крупному и все-таки выдвинуться в президенты, оживились осенью 2018 года. В октябре его рейтинг составил 10,7%, а рейтинг действующего президента – 9,9%. Сам Зеленский на вопросы о своих амбициях отвечал уклончиво и отделывался шутками. Вакарчук тоже не радовал поклонников четкими ответами, но делал это как-то уныло и невнятно, чем вызывал растущее раздражение своей аудитории.
В новогоднюю ночь на одном из наиболее рейтинговых каналов «1+1», принадлежащем миллиардеру Игорю Коломойскому, самый популярный и успешный развлекальщик страны заявил о своем намерении баллотироваться в президенты. «С Новым годом, с новым слугой народа!» – сказал он. Заявление и поздравление происходили как раз в тот момент, когда другие каналы транслировали новогоднее обращение еще действующего президента
Тот, в свою очередь, явно недооценивал «клоуна». Как конкурент его куда больше беспокоила Юлия Тимошенко. В успех «выскочки» из Кривого Рога не слишком верило и большинство говорящих голов в телевизоре, доморощенных политологов, аналитиков и политических экспертов.
Социологов, показывавших рост рейтингов нестандартного кандидата, обвиняли в заказных результатах. «Публичные интеллектуалы» возмущались незрелостью избирателя и высказывали уверенность в том, что незрелые дозреют и одумаются. «Выскочку», продолжавшего концертные туры, обвиняли в политическом демпинге.
Политологи подсчитывали шансы тяжеловесов и с недоумением комментировали растущую популярность любителя тяжелой атлетики и греко-римской борьбы. Представители Запада начали с неуверенной улыбкой присматриваться к продюсеру самых успешных коммерческих проектов на телевидении.
Дальнейшее известно.
Зеленский победил с двукратным отрывом в первом туре, а во втором показал ошеломляющий, чемпионский результат: 73,22%. Его соперник, пытавшийся вразумить избирателя «армией – языком – верой», чуть-чуть не добрал до 25%. Комик победил во всех регионах. Президент – в одном, во Львовской области. За первого проголосовали 13,5 млн избирателей, за второго – 4,5 млн.
Не смогли или не захотели выразить свое мнение о достойнейшем более трети, почти 12 млн украинцев, они просто не пришли на участки. Впервые визуализация результатов выборов не показала традиционного деления на «две Украины».
Есть все основания, подтверждаемые социологическими опросами, полагать, что это трогательное и воодушевляющее единодушие в значительной мере не только и не столько успех Зеленского, сколько провал Порошенко и как политика, и всего того, олицетворением чего он является.

Почему?

Самое простое объяснение успеха человека, стремительно перескочившего с профессиональной сцены на политическую, и головокружительного провала его куда более монументального оппонента – тотальное недовольство системными политиками и недоверие самой системе. Катастрофически низкий уровень доверия украинских избирателей государственным институтам невозможно проигнорировать. Около половины проголосовавших за Зеленского – именно те, кто голосовал против системы и ее олицетворения – Петра Порошенко.
В период предвыборной кампании и после нее многие обозреватели, комментаторы и еще более заинтересованные лица с гордостью сообщали, что «в Украине победила демократия»: выборы прошли без особых нарушений, без чрезмерного злоупотребления административным ресурсом, без заметных эксцессов.
Как подтверждение особости Украины в соцсетях размещали портреты Путина (иногда с Медведевым) и набор портретов украинских президентов (как правило, без Януковича) – разнообразие лиц в украинском наборе должно было подтвердить демократичность украинцев на контрасте со склонностью России к автократии, где президентов было всего три.
Почему-то при этом практически не упоминали другого северо-восточного соседа, где президентская портретная галерея еще беднее. Хотя недавний опрос центра «Новая Европа» показал, что большинство респондентов в качестве образца для нового президента назвали Александра Лукашенко.
Самые рейтинговые участники выборов-2019, неожиданно для себя не прошедшие кастинг, – это коллективный портрет политической номенклатуры, где все «новые» лица – это еще не забытые старые. Это лица, которые мозолят глаза избирателям уже почти двадцать лет. Нынешних тяжеловесов вроде Порошенко и Тимошенко кто-то назвал «детьми Кучмы» – это люди советского разлива, олицетворение переходной эпохи из ниоткуда в никуда.
Их не слишком убедительные попытки модернизироваться (Тимошенко) уравновешиваются вполне убедительными попытками архаизироваться – тут абсолютный чемпион Порошенко с его лозунгами в стиле национального возрождения образца XIX века и выбором цвета, напоминающего то ли об отпевании, то ли о буряковом борще. В обоих случаях эти попытки пробуксовывали – двое из первой тройки претендентов так и не смогли сообщить обществу что-то такое, что позволило бы им значительно улучшить результат.
Можно предположить, что причина была одинаковой – зритель утомился и купил билеты на шоу, где с ним говорили о том, что его волнует. В этом смысле всю кампанию Зеленского можно рассматривать как один большой концерт «95-го квартала», ведь именно с этой сцены годами озвучивалось то, что можно услышать от среднестатистического таксиста.
А волновало зрителя и теперь уже участника шоу как раз то, к появлению чего имели отношение все без исключения представители системы. На «армию – язык – веру» граждане ответили своей триадой: война, бедность, цены (далее следуют коррупция, безработица, плохая медицина). Именно эти три проблемы были названы респондентами самыми важными в опросе Киевского международного института социологии в ноябре 2018 года.
Зеленский оказался идеальным кандидатом в идеальной ситуации по многим причинам. У него была почти стопроцентная узнаваемость – большое преимущество для новичка. Несмотря на массированные усилия оппонентов представить его как марионетку Игоря Коломойского, он воспринимался как вполне самодостаточный человек, позволяющий себе шутки над своим «кукловодом».
Его образ выглядел, действовал и говорил как живой, понятный человек – резкий контраст с монументальной фигурой оппонента, который не говорил, а вещал, а если шутил – то как начальник, а не как равный с равными.
Зеленский выступил как критик – и системы, и ее «лучших представителей». Со сцены (на концертах) он позволял себе выпады в адрес власть имущих, свидетельствующие о смелости. С экрана (в сериале «Слуга народа») он показал, «что такое хорошо и что такое плохо» – языком простым и потому весьма привлекательным. Практически несколько лет перед выборами Зеленский, по сути, вел избирательную кампанию, достигшую апогея в упомянутом сериале.
Все это сошлось с отлично разработанной схемой продвижения образа и коммуникации с избирателями, совпало с их усталостью от привычных форм пропаганды-агитации-мобилизации, где главной новинкой стал томос, рясы на сцене и выходы в люди под военные марши сомнительного происхождения. Интересно и то, что команде Зеленского удалось затащить главного конкурента, несколько растерявшегося от неожиданных вызовов, на то поле, где он явно проигрывал, – на грандиозное шоу.
Президентом Украины впервые стал человек из поколения, окончившего школу и университет в независимой Украине, не связанный ни с национализировавшейся партноменклатурой, ни с «новым» истеблишментом, выходец из среды городской интеллигенции. Для тех, кому интересны такие нюансы, – еврей. Человек, никогда не работавший «по специальности», соответствующей диплому о высшем образовании. Весьма успешный шоумен, актер и бизнес-менеджер в индустрии развлечений.
Если говорить о манере поведения, языке тела, речи – его можно назвать политиком новой волны. Если говорить о содержательной части, которую легко увидеть и услышать, но трудно прочитать, то основой его предвыборной кампании стал старый добрый популизм – правда, запакованный во вполне современную обертку, состоящую из пикселей и байтов. Возможно, поэтому благодарная публика восхищается тем, как новый президент осадил ультрапопулиста Олега Ляшко, попытавшегося привычно потроллить нового гаранта, – не на того напал.
Новизну можно усмотреть и в том, что в отличие от старых и добрых новый популист ничего конкретного не обещал. Его вербальные сигналы содержали не столько обещания, сколько пожелания. Стреляют? Надо бы прекратить. Высокие цены? Надо бы снизить. Зажравшиеся олигархи? Надо бы предложить поделиться. Высокие налоги? Надо бы снизить. Коррупционеры? Надо бы посадить. Поэтому, по общему признанию и врагов и друзей, каждый мог написать или дописать в программу Зеленского любые пожелания. А в весьма нестандартной инаугурационной речи так и было сказано: каждый гражданин Украины теперь – президент.
Конечно, можно было бы истолковать эту формулу и как приглашение к самостоятельному действию, к активному участию в преобразованиях. Однако именно здесь заложено серьезное противоречие между ожиданиями и реалиями. Успех Зеленского на выборах – трансляция ожиданий (как всегда, завышенных) той части общества, которая ждет от высшей власти быстрого и эффектного решения проблем: кто-то придет – порядок наведет. И именно эта часть первой отвернется от своего кумира, тем более что переход от слов к делу – это всегда конфликт между желаемым и действительным.

Слова и дела

20 мая 2019 года Зеленский принес присягу, получил печать, удостоверение и булаву и официально стал президентом Украины.
В инаугурационной речи он предложил чиновникам вместо портретов президента размещать в кабинетах портреты детей и смотреть им в глаза. Прозвучали и более существенные инициативы: президент призвал депутатов принять новый избирательный кодекс, ликвидировать депутатскую неприкосновенность и вернуть закон о наказании за незаконное обогащение, недавно признанный неконституционным в украинском Конституционном суде.
Он также призвал уйти в отставку правительство, уволить генерального прокурора, министра обороны и главу Службы безопасности Украины. И наконец, он сообщил перевозбужденным депутатам, что распускает Верховную раду.
Все эти пожелания легко произнести, но трудно реализовать. Прежде всего, придется сойти с экрана и зайти в рабочий кабинет, что очевидно нелегко для человека, создающего образы.
Придется вспомнить, что Украина – все-таки парламентско-президентская республика, а значит, даже отправив в отставку правительство и парламент, трудно будет добиться нужных для себя решений без компромиссов и переговоров – в том числе с теми, с кем договариваться не хочется.
Уже первые решения наталкиваются на открытый отпор и скрытый саботаж. Указ о роспуске парламента оспаривается в Конституционном суде, репутация которого сильно подмочена. Фракция Народного фронта, вторая по численности, вдруг в пожарном порядке вышла из несуществующей коалиции, поставив под сомнение правомочность роспуска парламента.
Распущенная и распустившаяся Верховная рада должна утверждать предложенного премьер-министра (нынешний ушел в отставку, которую должна принять та же Рада), министра обороны, министра иностранных дел, председателя СБУ, главу Национального банка.
Парламент может изменять избирательное законодательство – и именно тут уже пришлось споткнуться: достигнутые было договоренности успешно провалены отсутствием голосов за изменения в законе о выборах. Новые выборы могут состояться по старым правилам, а команды «95-го квартала» и друзей детства не хватит, чтобы набрать хотя бы 150 верных зеленинцев.
Придется разбираться и с наследием Порошенко – уходя, пятый президент таки продавил языковый закон, содержащий ограничительные меры по отношению к русскому языку (который уже с удовольствием нарушил новый президент), и насеял несколько десятков кадровых назначений, в перспективе усложняющих жизнь его преемнику.
Первые действия нового президента в его собственном домене пока вполне вписываются в те стандарты, которые критиковал кандидат в президенты. Кадровые назначения вызвали возмущение противников и недоумение сторонников. Например, главой администрации назначен Андрей Богдан, «юрист Коломойского», в свое время уволенный с госслужбы по закону о люстрации. Как в кино («Слуга народа»), где главный герой везде назначил своих друзей, выглядят другие назначения в администрацию президента и СБУ: туда на разные должности вошла команда «95-го квартала» и друзья детства.
Но если в своем доме вакансии можно заполнить близкими людьми, то за его пределами близких не хватит. Колоссальный вызов – выстраивание президентской вертикали, назначение глав районных, городских и областных администраций. Здесь Зеленскому придется столкнуться с устоявшейся толщей тотально коррумпированных и крепко спаянных круговой порукой локальных мезоэлит, с которыми не смогли или не захотели справиться предыдущие президенты. Местные бароны уже демонстрируют любовь и преданность зеленому цвету и даже готовность идти в списки пока еще виртуальной партии «Слуга народа» – предложение, от которого очень трудно будет отказаться.
У президента отсутствует кадровый ресурс – о том, что бывает, если назначить варягов, свидетельствует опыт пылкого оратора Михаила Саакашвили, безуспешно воевавшего с местными баронами в Одесской области, Геннадия Москаля, так и не одолевшего местные кланы в Закарпатье, да и самого Петра Порошенко, не сумевшего или не захотевшего приструнить янтарную мафию на Волыни и в Полесье.
Вторжение центральной власти в регионы, уже окуклившиеся в феодальные владения, грозит масштабной войной престолов, где шансы на победу у нового президента есть только в одном случае – если он прибегнет к тактике жестких репрессий, а тут уже возникает вопрос о кадровом ресурсе еще в одной сфере – силовых структурах.
К внутренним вызовам можно добавить тяжелейшее состояние экономики и социальной сферы, огромный внешний долг, незавершенные реформы в сфере медицины и образования, зависшую судебную реформу – список можно продолжать, но и этого достаточно, чтобы посочувствовать новому гаранту.
Один из уже звучащих ответов: все эти сферы – не в компетенции президента. Однако вряд ли этот пассаж удовлетворит тех, кто голосовал за Зеленского как за мессию, одним словом обращающего воду в вино, способного накормить пятью хлебами тысячи страждущих.
Впрочем, даже если ограничиться его главными обязанностями – главнокомандующего, ответственного за внешнюю политику и гаранта Конституции, вызовов не меньше. Рецепты, предложенные для прекращения войны на востоке, вполне могут быть эффективными, если их подпишут все заинтересованные стороны. Однако здесь ситуация крайне неблагоприятная.
От войны устали не только украинцы, но и на Западе, особенно в Европе. Только здесь усталость транслируется в желание прекратить войну путем уступок тем, «кого там нет». Минский формат превратился в мумию. Нормандский формат – в клуб разговорного жанра. Новейшие инициативы, связанные с введением миротворцев, выглядят увлекательно, пока о них говорят. Пафосные заявления о международной коалиции в поддержку Украины Западом превратились в ритуальные заклинания.
По сути, Украина все-таки должна решать проблему войны и мира самостоятельно: в ситуации, когда война грозит сползти на юг, в Азовскоe морe, когда уверенность в союзниках постоянно подвергается сомнению, когда армия, увязшая в окопной войне, опять нуждается с масштабной перезагрузке. Когда больше половины респондентов говорят о своем положительном отношении к России. Когда идеалом президента выглядит Александр Лукашенко.
Российский вектор внешней политики зависит не столько от Владимира Киевского, сколько от Владимира Московского. Путин до сих пор не поздравил своего украинского тезку и коллегу с победой на выборах. Более того, к его победе он приурочил свой указ об упрощении процедуры выдачи российских паспортов жителям Луганской и Донецкой областей – акт, который трудно назвать шагом навстречу.
Зеленский, в свою очередь, обещает выдавать украинские паспорта всем, кто страдает от коррумпированных и авторитарных режимов. В первую очередь – россиянам. Сдержанность Москвы в отношении новой украинской власти подчеркивается при каждом удобном случае, главным условием для встречи в верхах называется способность украинской стороны к выполнению Минских договоренностей.
Наконец, вновь повторяется ситуация крайнего недовольства части общества победой одного кандидата и провалом другого. Послевыборное кипение, противопоставляющее 25% «сознательных украинцев» 73% «несознательных», испаряет ароматы прокисшего супа, который кто-то пытается перекипятить, вместо того чтобы вылить его в помои. Привычный географический воображаемый раскол переместился на линию, разделяющую правое и левое полушария.
Да и электоральная карта Украины, представляемая как пример объединения страны, все-таки выглядит скорее как красивый симулякр. Побуревшая Львовская область – это всего лишь надрез на перезревшем арбузе, внутри которого может обнаружиться не слишком аппетитная начинка.
Конечно, пока еще рано говорить о способности Зеленского справиться с этими колоссальными вызовами. Его сторонники выдали ему огромный кредит, под которым подписался протестный электорат. Его противники уже сообщили о всех его недостатках и спроектировали все его провалы. Более того, обещанная «конструктивная оппозиция» превращается в низкопробный троллинг и мелкотравчатый саботаж любых инициатив президента. Политическое поле не структурировано, волки и овцы перемешались и постоянно меняются ролями.
Первые дела или расходятся со словами (президент «забыл» об открытых партийных списках на парламентских выборах), или очень плохо подготовлены: ответственность за провал изменений в избирательное законодательство легко переложить на «команду» Зеленского, не успевшую подготовить соответствующие предложения. Законопроект об импичменте президента, предложенный «командой», – хороший ход в игре на опережение с распущенным парламентом – теперь депутатам придется ответить законопроектом о снятии депутатской неприкосновенности. Осталось только выяснить юридическое качество президентской инициативы, которое, впрочем, по условиям игры мало кого интересует.
Ну а сам «слуга народа» может оказаться в положении Труффальдино, только служить ему нужно будет не двум, а гораздо большему количеству желающих, очень уж разный народ голосовал за него. Пока что социология показывает обнадеживающие перспективы для существующей все в том же мире пикселей и байтов партии «Слуга народа». Но чем стремительнее успех, тем больше его тяжесть. Цена ошибки приближается к условиям работы саперов. Новой власти до первого отчета обычно отводят сто дней. В нынешней ситуации день идет за два. И кажется, 21 июля должны состояться парламентские выборы.


Георгий 
Касьянов
  Опубликовано: 3-06-2019, 17:03

Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
  1. Г-н Георгий Касьянов! (Доктор исторических наук, профессор, зав. отделом новейшей истории и политики Института истории Украины Национальной академии наук Украины). На кого расчитана Ваша " аналитическая" статья? Живя в Киеве, прекрасно знаете, что деятельность нового пр-та Зелинского вызывает скорее не лютую ненависть "25%-ников", условно "Порошенковцев", а чувство лёгкого недоумения у "75%-ков", проголосовавших, как оказалось, за вешалку с пиджаком Президента и айфоном от Бени Коломойского в кармане, Непонятный подход к подбору кадров, начиная от соседа по лестничной клетке без должного опыта/образования на должность главы СБУ. и кончая выводом на политарену "политического мотлоха" времён Кучмы-Януковича. Плюс личная некомпетентность и неумение связать два слова без сценария.
    А ода "пылкому оратору М. Саакашвили", - вообще как здрасьте,т.к., деятельность последнего скорее подпадает под статьи уголовного кодекса, чем заслуживает благодарности. А г-жа Ю.В.Тимошеко_ организатор "перехода из ниоткуда в никуда" - это наш будущий Премьер-министр.


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий

Добавление комментария

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Если Вы не видите или для Вас слишком сложный код, нажмите на картинку еще раз.