Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Ури Мильштейн. О Войне за Независимость. Часть 1




Доктрины безопасности отцов-основателей сионизма и вождей Ишува 

УÑи ÐилÑÑÑейн

Прежде всего, необходимо дать общий фон, на котором действовали «отцы-основатели». Это нам будет необходимо, чтобы понять, почему «отцы-основатели» были именно такими, а не иными.
Если мы поймем, почему они были такими, мы поймем, почему последующие поколения руководителей оказались такими, какими оказались.
Говоря о «культуре войны», я пришел к выводу, что наши — евреев, христиан и мусульман — культуры основаны на «характере Бога», который различается от религии к религии.
Бог иудаизма — «Бог воинств»(Теhиллим 46:8) и, также, «мир Он творит в высях своих»(Ийов 25:2). 
Бог христианства — «мир Он творит в высях своих». Основа христианства — пацифизм (если отбросить историю христианских народов последних 2000 лет).
Бог ислама —  «Бог воинств»…
Еврейскую концепцию выразили Авраам и Моше. Авраам вел войну против «северных царей»(Берешит 11), победил их, и только потом (Берешит 15) были определены границы Земли Обетованной и «Союз  между частями». Это — начало Нации.  
Моше Рабейну — до того, как получил Тору, он победил египтян. И Авраам и Моше были ВОЕННЫМИ руководителями, т.к. речь о территории — ее надо получить и защищать. В своем исследовании, я отмечаю, что от Авраама и до Йоханана Бен-Закая наш народ назывался иврим. Потом произошла “еврейская революция” — Галут, потом Сионизм. Результаты этой революции все еще существенны даже сейчас в Израиле, после возвращения из Галута. Что сказал Йоханан Бен-Закай: «Зачем воевать ? Нет шансов победить Рим !..» (кстати, Ешу сказал это до него) «… Давайте откажемся от территории — наша территория отныне — синагога. Молитвы и изучение Торы будут нас защищать…» 
Авишай Фальхи(А.Ф.):
И эта концепция господствовала 2000 лет, пока не возник сионизм… 
У.М.:
Точно так. Поймите одну вещь, это очень важно: отцы-основатели сионизма были евреями, а не иврим. Антисемитизм в Европе в 19 веке был национальным, а не религиозным. Религиозный антисемитизм признавал еврейские корни христианства, но немецкий, английский, французский, русский национализмы были для евреев совершенно чуждым явлением, которому не надо было ничего доказывать — и он, национализм, ничего евреям не собирался доказывать, кроме своей неприязни. И тут — в основном на просторах Российской империи — некоторые евреи пришли к выводу, что не надо ждать Машиаха-хареди, который придет и решит все проблемы и волк будет жить с ягненком. Пока мы будем ждать этого — случится страшная катастрофа. Об этом писали и Герцль, и Ахад ha-Ам, и Жаботинский и многие другие.  
И вот здесь появляется дилемма: если ты хочешь вернуться в Страну и иметь собственное государство, тебе необходима армия.
 
А.Ф.: Кто первым сформулировал эту дилемму, кто первым сказал, что необходима еврейская армия в Эрец-Исраэль ? 
У.М.: Рав Бивас, главный раввин Корфу в 30-е гг 19-го века. Кстати, его ученик готовил Герцля к бар-мицве… Но это были разговоры об охране населения и т.д. Первым же, кто стал говорить об армии в европейском понимании, т.е. о вооруженной силе, обеспечивающей политические цели, был Йосеф Марко Барух, деятель «Ховевей-Цион» в Болгарии. Он родился в Турции и учился в «Альянсе» во Франции. Там ему открылся мир военной философии. Он понял, что необходима профессиональная армия для того, чтобы политические цели сионизма стали реальностью. Недостаточно, чтобы люди получили лук, стрелы, ружья и пистолеты. Нужна АРМИЯ. Для профессиональной армии нужны знания, открытый диалог, работа над ошибками, высшее военное образование и ТВОРЧЕСТВО, основным условием для которого является все тот-же ДИАЛОГ. Без диалога нет глубинного понимания. Надо знать, что по теме пишут и говорят другие и все время это обсуждать…
Йосеф Марко Барух считается основателем сионистского движения в Болгарии и Египте, он обладал просто нечеловеческой энергией, но относились к нему плохо. Он предложил Герцлю поддержать Грецию в ее борьбе за Крит, но Герць сделал ставку на дружбу с Турцией и даже послал туда делегацию врачей, в надежде на то, что туркам это понравится, они так полюбят евреев, что дадут евреям Эрец-Исраэль… 
А.Ф.: …Что, конечно же, не дало никакого результата…
У.М.: И не могло дать никакого результата. И сегодня тоже: тот, кто говорит, что национальные цели нужно и можно достигать дипломатическими средствами — не понимает о чем он говорит и не понимает реальность. А реальность такая — есть у тебя сила или нет, и уже потом идут дипломаты…
А.Ф.: Я вспомнил Обаму…
У.М.: Точно! Он сделал ставку на дипломатию, но реальность отхлестала его по лицу… Конечно же, надо разговаривать, но только, если разговоры идут во вторую очередь. В первую очередь — сила — экономическая, социальная, военная. Это понял Марко Барух, но его посчитали «чудаком». В то время, к нему отнеслись так же, как через почти сто лет отнеслись в Израиле к раву Меиру Кахане.
Я не поклонник рава Кахане, я только отмечаю, что отношение было схожим: «Он — угроза всему нашему делу!» и т.д. и т.п.
И здесь мы касаемся очень важного пункта: отцы-основатели сионизма были евреями, а превращение еврея в иври — процесс не такой уж и легкий. Народ, чья территория — синагога, а армия — изучение Торы, должен был создать настоящую армию, чтобы завоевать и защитить настоящую территорию. Логически, они это понимали, но… Возвращаясь к Йоханану Бен-Закаю и др. — они были пацифистами.  Они видели в войне зло, даже в оборонительной войне. Левые в сегодняшней Европе совершенно не интересуются прав Израиль или нет — они твердят, что Израиль, пусть будет даже трижды правым, является причиной террора и войны на Ближнем Востоке, которая распространяется по всему миру. То, что Израиль прав — неважно. Важно то, что применение силы — всегда плохо. Пацифистская — христианская по сути — концепция постепенно овладевает миром. Никакие наказания в школе уже давно невозможны. У харедим есть политическая сила сопротивляться этому — и в их школах ситуация пока иная. У мусульман — тоже…
Итак, первые сионисты принадлежали к культуре, осуждающей любое насилие. 
Это привело к тому, что Герцль, по большому счету, игнорировал арабов Эрец-Исраэль. Он считал, что все зависит от Турции — у них сила, поэтому, если они дадут евреям что-то в Эрец-Исраэль, то этого будет достаточно, а арабов никто не спрашивает и их роль никого не должна волновать. Если арабы возмутятся — так считал Герцль — Турция их утихомирит (она ведь пообещает что-то евреям !). Но Герцль не понимал, что концепция безопасности турок и арабов совершенно отличается от концепции безопасности западных наций.  С т.з. турок — не может того быть, чтобы одни мусульмане заставляли других не нападать на евреев. Сегодня — то же самое мы имеем с т.н. «Палестинской автономией»: она не может преследовать террористов, т.к. в противном случае «автономия» превращается в «предателей мусульманского дела».
 
 

 

Герцль в Измире, 1898 г

 
Таким образом, Герцль, с военно-философской точки зрения, не был важной фигурой. Он создал Сионистскую организацию — это было очень важно, но, практически, о военных вопросах думали другие. Во-первых — Ахад ha-Ам, который писал о том, что если евреи поедут в Эрец-Исраэль, арабы будут оказывать сопротивление, которое приведет к созданию Государства, которое станет причиной Войны — «и я, Ахад ha-Ам, категорически против войн». Поэтому, евреям не нужно государство в Эрец-Исраэль. Евреям, писал Ахад ha-Ам, нужен там «духовный центр».
Знаете, есть сегодня в Бруклине «духовный центр», который не менее важен, чем Эрец-Исраэль — как минимум, многие так думают…
«Моральные ценности важнее Государства» — так думал Ахад ha-Ам, так думают ультра-левые сегодня.  Давайте, для удобства назовем группу Ахад ha-Ама «левыми». В нее мы можем зачислить и Мартина Бубера. Все эти «левые» первой половины 20-го века кричали то же самое, что «левые» после 6-ти дневной войны, только для вторых «оккупация развращает» , а для Ахадha-Ама, Бубера и др. — «государство развращает».
Была другая группа: Бен-Гурион не был ее представителем — он был ее руководителем. Назовем ее «социалистами».  Бен-Гурион не был фанатиком социализма. В 30-ее годы к его социализму добавился мощный национальный аспект. Голда, Табенкин, Яари и Берл Каценельсон остались социалистами до самой своей смерти. Оборонная концепция этой группы была т.с. “наивно-марксистской”.  
Марксисты, добившись власти, постоянно воевали — с внутренними и внешними врагами. Но марксистская концепция говорила, что когда марксизм овладеет миром, государств не будет и, следовательно, не будет войн. Если не будет войн, то не стоит слишком заниматься оборонными концепциями и вообще слишком много думать о военном деле. Если ты не думаешь много — то и не делаешь много.
МАПАЙ-Маарах-Авода говорят: «Мы создали Государство !»  Это так. Социалисты задавали тон. Они строили поселения, заводы и т.д. Создали Гистадрут. Но были проблемы, связанные с безопасностью.  Социалисты считали, что в первую очередь это проблема власти — Турции, Англии, тем более, что Англия много чего обещала евреям. До самого последнего времени все верили, что современная западная армия может без проблем победить партизан. Поэтому, социалисты были спокойны: англичане разберутся с арабами, а потом дадут нам Государство. Нам беспокоиться не о чем. Все это прекрасно проявилось во время т.н. «Великого восстания 1936-39 гг». В это время, Бен-Гурион был уже главой Сохнута, что означало — главой сионизма и, в каком-то смысле, главой еврейского народа. Концепция «Хаганы» в 1936-39 гг была: «Охрана еврейских жизней и еврейского имущества». Если арабы придут в Дганию грабить и убивать, то их, конечно убьют, но проблемой террора должна была заниматься армия — в то время это была британская армия.
Выяснилось, что, как минимум на первой стадии восстания, что армия не в восторге от того, что евреи на нее возлагают такие надежды. Англичане охраняли себя и свои учреждения, целостность евреев их мало заботила.
В еврейской среде произошло возмущение — оно шло снизу: «Что это за руководство у нас такое ?! Как это так, что арабы бесчинствуют, а мы прячемся в поселениях за забором ?!»
Появились первые случаи вылазок за пределы поселений. По правде говоря, первые такие вылазки случились в 1929 году — после хевронского погрома, когда голоса возмущения пассивностью «Хаганы» стали раздаваться не от сторонников ревизионизма, а из самой «Хаганы». Произошел раскол — сторонники активных действий (во главе с Авраамом Теhоми) покинули «Хагану» и перешли к Жаботинскому.  Так родился ЭЦЕЛь. А вот социалисты остались при пассивной концепции — с 20-х гг и до сегодняшнего дня, когда социалистическая концепция безопасности является основной концепцией безопасности Израиля. Эта концепция предусматривает реакцию — только реакцию, без профилактики. Это свидетельствует о том, что вокруг вопросов стратегии в Израиле не прилагается каких-либо серьезных интеллектуальных усилий. Примеры: наши ответы на угрозы «кассамов», других ракет, туннелей и т.д. — противоракеты, противотуннели, «линия Бар-Лева» и т.д. и т.п. 
Был также и «третий путь».  Его представлял последователь Марко Баруха по имени Владимир Зеэв Жаботинский. Он встречался с Барухом несколько раз и его концепция безопасности произвела на молодого Жаботинского большое впечатление. Жаботинский стал первым говорить о «еврейской революции», т.е. о возвращении к концепции безопасности иврим — от Авраама до Йоханана Бен-Закая. Это выразилось, например в тексте его романа «Шимшон».
Жаботинский сказал, что арабы ни за что не смирятся с еврейской самостоятельностью в Эрец-Исраэль и будет долгая и жестокая война. Он понял арабов и понял всю наивность социалистов и «герцлианцев», веровавших полной верой в то, что арабы оценят блага западной цивилизации и классового равенства, которые евреи принесут для них в Страну, и в нерелевантность для арабов таких  понятий, как «ислам», «джихад», эмоции… А ведь восточная культура намного менее логична, чем западная…
А.Ф.: Ожидание благосклонности в обмен на блага цивилизации, демократию, все еще характеризует политику США в нашем регионе, несмотря на провалы в Ираке и Афганистане 
У.М.: Да, совершенно верно. И вот Жаботинский написал по итогам «волнений 1920-21 гг», когда он создал в Иерусалиме «Хагану» — за полгода до того, как организацию «Хагана» создали социалисты.
Он считал, что англичане не должны расформировывать «еврейские батальоны» в британской армии. Эти батальоны, с английскими офицерами, по Жаботинскому, должны были обеспечить защиту евреев от арабов. Такова была его идея в 1920 году. Конечно, это была наивность. Потом, в 30-е гг, Бен-Гурион победит Жаботинского, т.к. Бен-Гурион был политическим гением, но наивным в вопросах безопасности, а Жаботинский был наивным политиком, но гением в вопросах безопасности.
Еще в 1903 году он предлагал создать и обучить в России еврейские военные формирования, члены которых в индивидуальном порядке начнут переезжать в Эрец-Исраэль.
Жаботинского упрекали в том, что он предлагал малоосуществимые шаги по созданию еврейской армии при турецкой/английской власти. Но что такое армия ?
Главное для создании армии — это не солдат с ружьем, а «действие в конце, раздумье сначала»( Шломо Алькабец, «Леха доди») — интеллектуальная работа по армейскому строительству, созданию системы тренировок, системы стратегических и тактических действий, системы «работы над ошибками» и т.д. 
Командующий генштаба не должен бегать по холмам с автоматом, он должен думать и готовить солдат. Парадокс Израиля: прекрасные солдаты, но качество командиров оставляет желать лучшего. Вот и случаются у нас войны — «Судного дня», ливанские, после которых надо создавать комиссии по расследованию провалов армии. Почему ?  Потому, что у нас нет военной культуры, нет военной теории, военного дискурса… 
А.Ф.: Пример — отсутствие каких-либо ясно сформулированных целей войны… 
У.М.: Для этого необходимо военное мышление !  Жаботинский требовал «еврейской революции». Кто должен был ее осуществить ?  Движение «Бейтар». Оно должно было отличаться от других молодежных движений только тем, что бейтаровцы должны были быть сфокусированы на военных вопросах. И здесь Жаботинский потерпел фиаско. Влияние «Бейтара» было незначительным — неважно, по каким причинам — многие считают, что «Бейтар» в массе своей погиб в Польше в 1939-45 гг. Но молодежные движения социалистов строили новые поселения и «Хагану» с Пальмахом, строили ЦАХАЛ. И построили армию, где есть интеллектуалы и теоретики, но нет интеллектуальной системы. Концепция ЦАХАЛа — «опыт превыше всего» и, когда ЦАХАЛ оказывается в ситуации обороны на двух фронтах, как в октябре 1973 года, получается, что и опыта нет и подготовки нет, т.к. нет интеллектуальной атмосферы, при которой армию бы готовили к чему-то, чего не было в опыте генералов. 
 
Бен-Гурион
 
У.М.:  Жаботинский дал сионизму профессиональное военное мышление, но  Бен-Гурион , его яростный оппонент, стал тем, кто, как ни парадоксально, претворял концепции Жаботинского в жизнь. Конечно, это не совсем точно и есть вариации, ведь Бен-Гурион имел и свое видение проблемы. 
Еще в Польше он, в рамках кружка по изучению иврита, организовал обучение стрельбе из пистолета. Т.е., он не был пацифистом ахад hа-амовского толка. Но, IMHOБен-Гурион был отцом политического сионизма: его гениальность заключалась в том, что он понял значение политики и политических процессов в связи с сионизмом, понял значение организации и администрации. Прибыв в Эрец-Исраэль, он сразу же вступил в партию Поалей-Цион и стал функционером этой партии. Кстати сказать, в то время он был настроен про-турецки — после переворота младо-турок он говорил о том, что Турция здесь будет править еще долго, о еврейской автономии в рамках Турции, а себя он видел чуть ли не депутатом турецкого парламента от Эрец-Исраэль.
 

 

Давид Бен-Гурион и Ицхак Бен-Цви, студенты стамбульского университета, 1914 год

Наивно было надеяться на это, но социалисты верили, что арабы будут настолько благодарны евреям за прогресс и демократию, что не только согласятся на еврейскую автономию, но и проголосуют за еврейских кандидатов на выборах в парламент. И эти депутаты будут продвигать идею сионизма в турецком парламенте. Жаботинский, ясное дело, над этими планами смеялся. Это была первая конфронтация Бен-Гуриона с Жаботинским, — речь идет о 1914 годе, после начала Мировой войны.
Жаботинский сразу же понял, что Турция проиграет Англии и договариваться евреям надо с Англией. Бен-Гурион в 1914 году пытался идти воевать в ряды турецкой армии, но турки его не приняли и, даже, выслали его в Александрию. Там Бен-Гурион встретился с Жаботинским и Трумпельдором, которые уже организовали т.н. «батальон погонщиков мулов».  Бен-Гурион пытался убедить их пересмотреть свое решение, т.к., по его словам, турки отомстят евреям и т.п.  Таким образом, Бен-Гурион не понял важности того, что евреи будут воевать вместе с британцами. Бен-Гурион потом все понял и молча согласился с Жаботинским — он стал одним из основателей «еврейских батальонов» — но ему понадобилось 4 года для этого. Он был прагматик и пошел за Жаботинским — вражды особой еще не было, Жаботинский пока не создал партию… 
Итак, закончилась Война. Жаботинский борется за то, чтобы «батальоны» не были расформированы. Что делает Бен-Гурион Бен-Гурион , вместе с Берлом Каценельсоном, основывает Профсоюз (Гистадрут), чтобы объединить «халуцим». Под словом «халуцим» они подразумевали только социалистов, как будто другие поселенцы «халуцим» не были. Гистадрут и стал той организацией, которая основала «Хагану».
В этом основании «Хаганы» проявилась очень характерная черта Бен-Гуриона. Смотрите: до «Хаганы» все-таки существовал «ha-Шомер».  Деятели «ha-Шомер» серьезно Бен-Гуриона не воспринимали. Они считали, что «ha-Шомер» не должен быть подразделением политической партии, т.к., по их мнению, партийные функционеры, “бен-гурионы и амирперецы, ничего в военном деле не понимают”. Вот они — Гилади, Шохат и др. – понимают и не позволят «функционерам» руководить военной организацией.  После создания Гистадрута, Бен-Гурион заставил членов Поалей-Цион расформировать «ha-Шомер» и сделал все для того, чтобы новая военная организация в Эрец-Исраэль стала подразделением конкретного политического движения.
Многие возмущаются и требуют «отделить армию от политики». Это абсолютная чушь. Армия не может не быть частью политики. Политика — «полис» — город, государство, которое без армии не может существовать.
Бен-Гурион , как первый глава Гистадрута, особо позаботился, чтобы занимающий этот пост МОГ осуществлять полный контроль над «Хаганой», но на практике он отдал военные вопросы в ведение Элияhу Голомба, которому полностью доверял.
Выяснилось, что «Хагана», которая являлась по-существу «рабочей милицией», функционирует на крайне низком уровне, когда дело доходило до практики…  
Ни в 1921, ни в 1929 гг, «Хагана» не смогла защитить ни еврейские жизни, ни еврейское имущество. Тогда же выяснился еще один интересный факт: «ha-Шомер» НЕ стал полагаться на Бен-Гуриона и перешел на нелегальное положение. ЭЦЕЛь и ЛЕХИ социалисты называли «поршим» («раскольники»). Но «ha-Шомер» тоже были «поршим»: они создали свою подпольную левую военную организацию «ha-Киббуц», которую возглавил ни кто иной, как Ицхак Саде. Корень конфликтов между Бен-Гурионом и Саде до и во время Войны за Независимость следует искать именно здесь.
Подполье было разгромлено, его активисты были примерно наказаны. IMHO, проблема тут заключается в том, что репрессии были проведены против людей, которые переживали за дело и были хоть какими, но специалистами. Их заменили на лояльных товарищей, что и дало известные результаты. Это дилемма вождей всех времен и народов: лояльные — плохие специалисты, специалисты — опасны для вождей. И вот с такими лояльными военачальниками надо идти на войну.. 
Итак, 20-гг, где-то до середины 30-х, когда Бен-Гурион возглавил Сохнут, он был занят в основном созданием политических структур. Задним числом, в общем, можно сказать, что Бен-Гурион был прав. Это было важно, без этого нельзя было создать Государство. Если бы не такие люди, как Бен-Гурион , может быть, Израиль и не был создан. Внутренние раздоры бы этого не позволили.
 
А.Ф.: Когда у Бен-Гуриона  окончательно утвердилась мысль, что армия должна быть той структурой, которая играет основную роль в основании и строительстве еврейского государства ?
У.М.:  Слишком поздно — в 1946 году, за год до начала Войны за Независимость, когда он был вынужден признать, что арабы не смирятся с созданием Израиля. Арабы проводили многочисленные конференции, на которых говорили одно и то же: «Мы уничтожим евреев, никогда не согласимся с еврейским суверенитетом на нашей земле…»
Бен-Гурион смирился с мыслью, что в Эрец-Исраэль будет настоящая война, только в 1946 году. До декабря 1946 года в Сохнуте не было ответственного за оборону. Военными делами ведал подотдел в отделе Сохнута, ведающем иностранными делами. Отдел возглавлял Моше Шерток (Шарет). Т.е., в переводе на современный язык, Министерство обороны было отделом МИДа.
Во время Второй мировой войны именно Шарет занимался военными делами, «бригадой» и т.д.
В 1946 году Бен-Гурион взял себе портфель «министра обороны», но все еще надеялся на соглашение с Англией. В феврале 1947 года он поехал в Лондон, где вел переговоры с кабинетом Эттли и непрямые переговоры с арабами. Бен-Гурион предложил Англии продолжить Мандат, но при условии снятия ограничения на алию и покупку евреями земли. Т.е., с т.з. Бен-Гуриона, евреи не были достаточно сильны для создания своего государства в Эрец-Исраэль, поэтому он и предложил Лондону продолжение Мандата при условии отмены всех «Белых книг».  
После Лондона, Бен-Гурион вернулся в Эрец-Исраэль и провел т.н. «семинар». Семинар для самого себя. Он не доверял никому — ни «Хагане», ни ПАЛЬМАХу, поэтому он полгода (март — октябрь 1947) приглашал к себе опытных военных (Ласков и др.) и те учили его военному делу — от курса командиров отделений до курса штабных офицеров. И следует признать: после этих 6 месяцев, когда началась Война за Независимость, Бен-Гурион уже понимал больше всех. 
А.Ф.: Не зря его зовут «единственный в своем поколении»… 
У.М.: Верно. С другой стороны, Бен-Гурион не только должен был знать военное дело, но и понимать проблемы СТРАТЕГИИ. Перед 1948 годом шла бурная дискуссия, с элементами насилия, между ним и Бегиным. ЭЦЕЛь были резко против согласия Бен-Гуриона на раздел Эрец-Исраэль. Руководство Ишува они называли «правительство измены». ЭЦЕЛь говорили (но не сделали) о том, чтобы собрать в Европе армию добровольцев, прибыть в Эрец-Исраэль и захватить территории, которые Бен-Гурион уступил будущему «арабскому государству». Бен-Гурион , как и в случае с «Альталеной», может быть хватил через край, но он не хотел рисковать понапрасну: если его называют предателем, и призывают к тому-сему, то кто его знает — они могут и СДЕЛАТЬ чего-нибудь, что может быть предотвратит раздел Страны, но и предотвратит создание Государства (например — убьют Бен-Гуриона и других лидеров Ишува)… В любом случае, угрозы были и Бен-Гурион понял, что если сейчас не создать Государство — его уже не создать и через 1000 лет. Такова была его позиция — не знаю прав был он или нет. 
Далее, он считал, что у евреев в Эрец-Исраэль нет армии — есть подготовленные партизанские отряды и выдающиеся солдаты, но Хагана, Пальмах и др. — это не армия.  Армию надо было строить.
И тут произошел прокол разведки. Перед каждой войной это у нас происходит: сбор данных поставлен на высочайшем уровне, а вот его осмысление — хромает, т.к. у нас не знают арабов и их культуру.
В решении от 29 ноября 1947 года говорилось, что после ухода англичан Еврейское государство не будет создано. Власть перейдет к представителям ООН, которые 2 года будут передавать власть евреям и арабам, которые создадут свои государства — с единой экономикой, но политико-культурным разделением. Так вот, стратеги Ишува предположили, что 2 года войны не будет — не станут же арабы воевать с ООН !  Ничего не помогало — ни многочисленные отказы арабов от раздела, ни угрозы и клятвы воевать со всеми, кто будет этот раздел им навязывать… Концепция стратегов Ишува гласила: «Война — только после провозглашения Государства», но война началась через день после голосования в ООН.
Бен-Гурион надеялся, что за те 2 года он сможет создать профессиональную армию, с помощью офицеров-евреев — ветеранов английской армии. В его распоряжении были такие — самый высокопоставленный достиг там должности заместителя комбата. Также он надеялся на евреев-офицеров из США и других стран.
 

 

Бойцы ПАЛЬМАХа, 1948 год

 

Понимаешь, Бен-Гурион это понимал, но сил у него не было. Почему ? Потому, что очень быстро против него ополчились «свои»: в первую очередь — пальмахники, МАПАМ, «Ахдут ha-авода». Это известные факты: генштаб во время Войны 1949-49 гг не менее двух раз ставил Бен-Гуриона перед выбором: «Если ты будешь делать то-то и то-то, мы все уходим в отставку». Это называется одним словом — «мятеж».
Бен-Гурион пришел к выводу, что их не одолеть и нормальную профессиональную армию он на данном этапе создать не может.
В чем заключался «интерес» ПАЛЬМАХа в этом противостоянии ?   Вне всякого сомнения, действия ПАЛЬМАХа стали залогом успешных боевых действий в войне, т.е. залогом создания Израиля. 
Однако… Бен-Гурион вспоминал: «Однажды я встретился в Гиват-Бреннер с 64 высокопоставленными офицерами. Из них 62 — члены МАПАМ…»  Проблема !
МАПАМ хотели, чтобы ПАЛЬМАХ стал скелетом, вокруг которого формировалась бы новая еврейская армия, которая будет индоктринироваться ими через ПАЛЬМАХ и окажется в их полной власти.
ПАЛЬМАХ, напомню, не был нетто военной организацией — они занимались еще Бог знает чем (сельским хозяйством), но все это было очень политизировано и в этой политизации первую скрипку играла МАПАМ.
Бен-Гурион , расформировывая ПАЛЬМАХ, хотел только одного убрать все эти политические аспекты (халуцианство, кибуцничество, с/х и т.д) и оставить только военные. Но ему это не дали сделать…
А.Ф.: Мог ли он этого добиться, учитывая социальную структуру общества того времени в Израиле ?  Все общество было мобилизовано…
У.М.: Нет, он не мог. Но он хотел, чтобы в новом государстве была новая неполитизированная армия, бюрократия и т.д.  Ветераны английской армии (Хаим Ласков, Шломо Шамир и др.) не прижились в ЦАХАЛе. Ветераны английской армии не устраивали пальмахников своим стилем командования, стемлением к формальному порядку и т.д.  Их просто выжили оттуда. ПАЛЬМАХ их, по сути дела, изгнал из армии, а без ПАЛЬМАХа Хагана была небоеспособна.  Когда началась война, в ПАЛЬМАХе было 2000 мобилизованных плюс 1000 резервистов. Бен-Гурион понял, что без ПАЛЬМАХа он не обойдется.
Шломо Шамир привез сюда полковника Маркуса — тот, еще до начала войны, предложил организовать курсы младших офицеров. Ему было отказано. Потом он погиб и ходили упорные слухи, что гибель его была неслучайна. 
Получается следующая картина: Бен-Гурион многое понял, но понял слишком поздно, что власть его должна быть не только над Ишувом, но и над военной системой. Некоторые говорят, что если бы Голомб не умер в 1945 году, то все было бы по-другому. Я с этим не согласен.  
Я возвращаюсь к концепции безопасности отцов-основателей сионизма. Бен-Гурион не совсем понимал, что нужна «серьезная» профессиональная армия, «железная стена», но после Войны за Независимость он пошел в правильном направлении. Он расформировал ПАЛЬМАХ в конце войны. Были протесты, демонстрациии, но он это сделал. После войны большинство командиров-пальмахников (НЕ включая Рабина) он или отправил в отставку или поставил на второстепенные позиции. Он начал строить армию с помощью Игаэля Ядина, фактического начальника генштаба во время войны и настоящего героя этой войны, интеллектуала, понимающего как работает большая сложная система…
И вот начальник генштаба Ядин в мае 1951 видит, что армия небоеспособна. Речь идет о событиях вокруг Тель-Мунтилла (ныне — мошав Альмагор), где «Голани» понесли тяжелые потери в бою против малочисленного сирийского отряда. Это сражение стало одной из причин создания «подразделения 101», кстати.     
ПАЛЬМАХ опирался на кибуцы. Бен-Гуриона поддерживали мошавы.  Мошавники Даян и Шарон стали «бен-гурионистами». Бен-Гурион обратил внимание на Даяна еще в Войну за Независимость. Шарон, конечно, был военным командиром куда лучшим, чем Даян, но Моше Даян был настоящим вождем, он был талантливым политиком и мыслителем.  Бен-Гурион отодвинул Алона в сторону и назначил Даяна командующим Южным округом. С этого момента началась «эра Даяна».  «Эра Даяна» — это революция в ЦАХАЛ, которую сделал Даян — вместе с Шароном, Меиром Хар-Ционом и «подразделением 101». Однако, эта революция была ограниченной. Ограниченной в том смысле, что не пошла выше тактического уровня.
 

Слева направо: Мордехай Маклеф, Давид Бен-Гурион , Моше Даян (1953 ?)

   

Заслуга Бен-Гуриона заключается в том, что он позволил Даяну совершить эту революцию. Результат: после успехов «подразделения 101» и десантного батальона 890, Бен-Гуриона сумели убедить (Даян и Перес) в необходимости присоединиться к Англии и Франции в их попытке вернуть Канал.  
Но Бен-Гурион , понимая все проблемы, стоявшие перед Страной, хотел заменить политическую систему на нечто вроде «единого халуцианского движения», ибо только так он мог провести настоящие реформы. Он ушел в Сде-Бокер, но в итоге он не был готов к тому, что «2-е поколение» МАПАЙ (Эшколь, Сапир, Голда и др.) устроят против него путч (в связи с «делом Лавона») и отправят его в политическую пустыню, где он и завершит свою карьеру.
Он был, как Моше-рабейну, «единственным в своем поколении», но, как и Моше, не был идеальным человеком. 
А.Ф.: Спасибо. Мы в следующих беседах еще вернемся к Бен-Гуриону и к тому, как он на практике реализовал идеи Жаботинского о «железной стене».
 
Арабская угроза
А.Ф.: Сегодня мы поговорим об арабской угрозе сионистскому предприятию… 
У.М.: Бен-Гурион на своем «семинаре» по военным вопросам не касался арабской угрозы. Не у кого было. Что такое «арабская угроза» ? 
Разведка «Хаганы» знала сколько арабских батальонов куда посылается, какие у них танки и пушки. Разведка знала о том, сколько местных арабов мобилизованы в «Наджаду» (их «Хагана») и другие организации. Однако, стратегию арабов они не знали, не изучали и, в большой степени, не изучают и не понимают до сего дня. 
А.Ф.: У арабов была стратегия ?  Они вообще знали чего им надо ? 
У.М.: Стратегия их — производное от арабской культуры. Как сказал Садат Бегину«Если не знать нашей поэзии — не понять наших планов»
Надо было думать — если мы создадим в Эрец-Исраэль еврейское государство, то какая будет реакция арабов на стратегическом уровне ?  Если мы будем копать туннель в районе Храмовой горы — что арабы будут делать ?  
Я высказываю свое мнение по проблеме, где в научных кругах нет консенсуса.  Во-первых, сегодня, задним числом, я, как исследователь, считаю, что в то время можно было правильно проанализировать возможную арабскую реакцию. Я думаю, что все данные для этого были, но, опять я повторяю — отцы-основатели сионизма, кроме Жаботинского и Ахад haAма, вообще не считали, что с арабами будет какая-то проблема. Их видение арабов я называю «колониал-социалистической». И это видение существует и сейчас, как это ни удивительно: мы им дадим демократию, больницы и работу — и наступит мир на всем Ближнем Востоке.  
Постоянно в СМИ идет спор: «является ли данный конфликт политическим, национальным или религиозным ?»   Многие говорят: «конфликт СТАНОВИТСЯ религиозным», «нельзя допустить, чтобы конфликт стал религиозным» и т.д.  Это все идет от полного непонимания истории и реалий. Конфликт с самого начала был и остается РЕЛИГИОЗНЫМ, а не национальным !
Почему ?   Давайте посмотрим — что сплачивает арабов ?  Узнав это, мы поймем их цели.  
Первое, вокруг чего сплачиваются арабы — семья, клан («хамула»). Из этого мы делаем вывод, что речь вообще не шла о народе, осознающем себя таковым и осознающем, что территория от моря до Иордана — это его территория. Одна хамула — в Шхеме, другая в Галилее, третья в Хевроне.  В Иерусалиме было две хамулы — Нашашиби и Хуссейни. Они жутко враждовали друг с другом. В любом народе бывает вражда, но у арабов Эрец-Исраэль эта вражда занимала центральное место в их жизни.
 

 

Хадж-Амин аль-Хуссейни

 
Второе,  вокруг чего сплачиваются арабы — ислам. Эта религия не предусматривает никакой толерантности к тем, кто собирается создать на Ближнем Востоке государство с какой-либо иной религией, нежели ислам. Это — сердце Конфликта.  Мне говорят, что «тогда это было не так». Нет, было именно так: их тогдашний «ясир арафат»,  МУФТИЙ Хадж-Амин аль-Хуссейни играл именно на исламском сентименте. Он понял, что сплотить арабов Эрец-Исраэль против сионизма можно только с помощью ислама. Не с помощью арабской национальной идеи, но с помощью ислама, что поможет получить поддержку всего мусульманского мира и Индии, а Индия — это значит влияние на Лондон. 
А.Ф.: Парадокс в том, что Хадж-Амин аль-Хуссейни у палестинцев не считается «отцом-основателем» — результатом его трудов стала «накба». 
У.М.: Совершенно верно, но мой тезис — не личность Хуссейни, а «исламский фактор», который наши «отцы-основатели» всерьез особо не принимали. Пример: Аззат-дин эль-Кассам — «герой» т.н. «Великого восстания 1936-39 гг». Вот он был религиозным деятелем и почитается сейчас в ХАМАСе. А Хуссейни был, конечно, муфтием, но он был политическим деятелем, широко использовавшим религиозные инструменты. Как наша партия ШАС, не будь рядом помянута…
Доктрина Аззат-дин эль-Кассама была: убивать всех евреев, женщин, детей, т.к. только так арабы смогут «сбросить евреев в море». Эту доктрину Аззат-дин эль-Кассам обосновывал положениями мусульманской религии. 
Да, тогда много было разных интересов (экономических и т.д.), и сейчас у ISIS есть разные интересы, но ислам лежит в основании всех интересов: именно ислам заставляет человека идти на верную смерть в войне с «неверными». Но этого мы не понимаем и не хотим понять.
Однако, англичане (христиане) правили здесь 30 лет и местные арабы с этой властью особо не боролись…
А.Ф.: Англичане обстреливали деревни пушками… 
У.М.: Не только. Они разрушали деревни. Они использовали заложников и «живые щиты», составленные из арабов, при разминировании и проникновении в деревни и города. У нас это сейчас считается чем-то позорным, «оскверняющим оружие». Англичане применяли эту тактику везде. У них была отличная армия, опытная в подавлении восстаний во всех уголках Империи. И мы, наивные, полагали, что англичане будут делать нашу работу вместо нас. Это была Ошибка с большой буквы. Если вы думаете, что мы поняли это — вы ошибаетесь, т.к. очень быстро наши взоры и те же надежды мы обратили к США. Нужно поддерживать хорошие отношения с США, но нашу работу за нас никто делать не будет.
Итак, в основании «арабской угрозы» лежит ислам.
А.Ф.: Нaсколько эта угроза представляла опасность для сионизма ? 
У.М.:  Арабы Эрец-Исраэль, в общем и целом, не представляли угрозу для сионизма, т.к. во-первых, они были разобщены. Пример: очень многие арабы не только не поддержали Восстание 1936-39 гг, но и воевали на стороне англичан и евреев. Эти отряды получили названия «кнуфийотha-шалом»(«банды мирa«).  
Во-вторых, на поле боя мы были эффективнее их. Не просто эффективнее — между нашими способностями и арабскими было несколько световых лет. Почему ?  Потому, что мы пришли с Запада, где были в авангарде технологической революции (Эйнштейн, Оппенгеймер, Вейцман…), а против нас выступили полуграмотные крестьяне. Даже еще до того, как у нас появилась армия, мы были сильнее.  Организация «ha-Шомер», например: единицы против толп…
 

 

Беспорядки в Яфо во время «арабского восстания 1936-39 гг»

  

Но есть еще такая вещь, как МОТИВАЦИЯ. Кто больше готов к самопожертвованию во имя какой-то цели. Ишув перед Войной за Независимость БЫЛ ГОТОВ к тому, что во имя провозглашенной цели будут принесены жертвы в виде еврейских жизней. Сегодня население государства Израиль в большинстве своем не готово ни к каким жертвам. Я сейчас никого не осуждаю, я просто хочу понять явление. Мотивация евреев Ишува была НЕ МЕНЬШЕЙ, чем мотивация арабов в регионе. Развязанный и постоянно продолжавшийся террор не имел ни единого шанса — ни с «первым поколением»(халуцим), ни со «вторым поколением»(«поколение 1948 года», «дор ТАШАХ», Алон, Рабин, Даян).  
Возвращаясь к «арабской угрозе». Настоящую угрозу для сионизма представляли собой арабские государства… 
А.Ф.: Когда руководство Ишува, с Бен-Гурионом во главе, поняли, что война будет не только с местными арабами, но и с соседними арабскими государствами ? 
У.М.:  Они поняли это поздно. Арабские лидеры, начиная с Декларации Бальфура, не прекращали говорить, что не допустят создания Еврейского государства в Эрец-Исраэль. Всерьез их декларации не воспринимали.  Самой большой «надписью на стене» стала Белая книга 1939 года. Если Британия фактически отменяет Декларацию Бальфура, это может означать только одно: силы, заставившие Лондон это сделать, весьма серьезны. Надо было понять, что арабский мир способен влиять на Британию и настроен бескомпромиссно в отношении Ишува.  И эта бескомпромиссность выражалась, кроме всего прочего, и в том, что арабский мир — как мог — поддержал нацистскую Германию.  
С другой стороны, Бен-Гурион , прибыв в США в 1944 году, говорит американским евреям, что после окончания войны в Европе будет война с арабами на Ближнем Востоке и Ишув нуждается в создании ВПК. Не для поиска и уничтожения разрозненных банд, но для войны с регулярными армиями арабских государств.
Однако, если ты спросишь меня: «Когда стало руководству Ишува окончательно ясно, что арабские государства введут войска в Эрец-Исраэль ?» — мой ответ будет таков: после создания англичанами ЛАГ, эта организация постоянно повторяла, что еврейское государство в Эрец-Исраэль создано не будет. ЛАГ и арабские государства по-отдельности почти что бойкотировали все инициативы и комиссии ООН в Эрец-Исраэль. И только на этом этапе (примерно — конец 1946 года) Бен-Гурион понял, что война неизбежна. Практические шаги для подготовки к войне он начал осуществлять в марте 1947 года («семинар Бен-Гуриона»). В октябре 1947 года Бен-Гурион говорит на совещании руководства Ишува: «Вы думаете, что у нас есть армия ?  Нет. У нас нет армии. Хагана и ПАЛЬМАХ ничего не стоят. Для того, что нас ожидает, нам надо что-то другое.»
А.Ф.: Он один говорил это ?
У.М.: В руководстве Ишува — один. Конечно, были всякие специалисты и деятели, которые все время говорили то же самое. Английские военные говорили Бен-Гуриону, что Хагана и ПАЛЬМАХ годны только для поиска террористов. Но все ошиблись: Хагана и ПАЛЬМАХ справились. Бен-Гурион , как и Жаботинский в свое время, пренебрегал «милициями» и все надежды возлагал на регулярную армию европейского типа…  
Одним из самых важных факторов перед созданием Государства Израиль была Трансиордания, государство созданное, как многие считали и считают, на территории Эрец-Исраэль, отобранной у евреев «Белой книгой» Черчилля. Во время и сразу после Войны за Независимость, Бен-Гурион считал, что дни Иордании сочтены. В этом до сих пор убеждены почти все. Но, если посмотреть на историю Иордании, то приходишь к интересному выводу: в отличие от многих других арабских стран, в этом государстве сохраняется относительная стабильность.   
«Легион» был самой боеспособной армией на Ближнем Востоке. И евреи и арабы понимали, что исход Войны за Независимость определит поведение «Легиона».  В этой армии все комбаты были англичане. Командиром «Легиона» был англичанин (Глэбб-паша). Для ЭЦЕЛь, ЛЕХИ и большой части левых это было доказательством того, что Англия не собирается позволять евреям создать свое государство.
Что нам известно сегодня, что может оправдать Великобританию ? 
Бен-Гурион продолжил контакты с Абдаллой, которые начал еще Вейцман (с отцом Абдаллы). Эти контакты привели к фактическому СОЮЗУ с Иорданией.  До сего дня не разрешены к публикации документы, касающиеся отношений и военных действий с Трансиорданией  в 1947 — 1949 гг.  Но дело не в том — есть у тебя документ или нет. Для историка важен не только документ, но и ФАКТ.
А факт такой: за всю войну «Легион» НЕ АТАКОВАЛ ни одну территорию с концентраций там еврейского населения. У «Легиона» была масса возможностей взять то, что нам было «положено» по резолюции ООН от 29 ноября, и что нам не было «положено» (Иерусалим), но иорданцы остановились у Сионской ворот, взяв Еврейский квартал, хотя у них были все силы для дальнейшего продвижения на запад.
Хороший пример — бои за Латрун.  «Легион» нанес нам несколько поражений, но дальнейшего наступления не было. Они оставались в Латруне. Ничто не препятствовало им занять Хульду и войти в Реховот, но они этого не сделали. 
Мой вывод: у руководства Ишува был интерес в том, чтобы в Иудее и Самарии не было создано «палестинское государство», но для этого надо было «позволить» Абдалле занять эти территории. 
Да, Бен-Гурион потом говорил о «бхия ле-дорот» («плач на следующие поколения»), в ответ на обвинения в том, что он не взял ту или иную территорию. У него были те или иные тактические и стратегические планы. Он имел на это право и он имел право их менять. В конце-концов — Абдалла не был сионистом… Правда, на встрече Голды с ним в 1947 году (до резолюции ООН), он предложил ей формальную конфедерацию: Абдалла — конституционный монарх, а под ним будут два правительства — еврейское и арабское на своих территориях. С помощью этой конфедерации, как сказал Абдалла Голде, можно будет с легкостью овладеть всем Ближним Востоком.
Для Абдаллы это был вопрос стратегических интересов, точно также, как нынешний Абдалла подавил сопротивление газовой сделке с Израилем у себя дома, объясняя, что эта сделка соответствует стратегическим интересам Иордании.
 

 

Абдалла Первый, король Трансиордании 

 
Абдалла заставил арабских соседей назначить его «главнокомандующим» всеми силами, вторгнувшимися в Эрец-Исраэль 15 мая 1948 года, но Абдалла сделал все, чтобы это вторжение не достигло цели, т.с. «окончательного решения». Легион действовал в Иерусалиме и Латруне, хотя договоренность была идти на север — на Хайфу и Галилею — и т.д. и т.п. Абдалла сделал все, чтобы не допустить объединения вторгнувшихся войск.
Я считаю, что сионистское руководство одержало огромную стратегическую победу, вовлекая Абдаллу — тем или иным способом — в «свою игру».  Видимо, именно эта стратегия привела к тому, что мы выстояли в 1948 году.
А.Ф.: Это получилось случайно или так и было запланировано ? 
У.М.: Я уже сказал, что документы в общем еще засекречены, но какие-то все же есть — встречи Голды с Абдаллой, например. Есть разные свидетельства, т.к. встреч было много — Даяна с иорданским командующим в Иерусалиме и т.д. Многие договоренности вообще были устными или, что называется «молчаливым взаимопониманием» (как между нами и США в 1973 году).
Таким образом, я думаю, что существовала общая стратегия: не допустить единства вторгнувшихся арабских армий с помощью «особых отношений» с Абдаллой. 
Так и произошло на самом деле.
А.Ф.: Во многом заслуга в появлении арабского национализма и, как его части, национализма «палестинского», принадлежит христианам региона. Христиане опасались радикального ислама и развивали идею «единой арабской нации» — арабы все одной крови»,- говорили они, «невзирая на религию». Вы согласны ? 
У.М.: Не совсем. Мой критерий нации таков: насколько много в данной группе людей есть конкретных личностей, готовых пожертвовать личным интересом ради интереса общего, национального.  Что мы видим ?  В 1948 году — из 1.25 млн. арабов,  проживавших в «Подмандатной Палестине», мобилизовались (в «Наджаду» — арабскую «Хагану») только 300 человек (три сотни)!  Это официальные данные ШАЙ (разведки «Хаганы»).
У евреев — из полумиллионного с лишним населения мобилизовались 5.000 (пять тысяч).
Это данные на первый месяц войны.
Какова была динамика ?  Война продолжалась — у них 300 превратились в 1000, у нас 5.000 — в 10.000 !
Я утверждаю, что до окончания Войны за Независимость арабы Эрец-Исраэль (оставшиеся и бежавшие вместе) не являлись народом. Сейчас — это народ, согласно указанному мною критерию. Что бы наши «правые» ни говорили…:-) Сегодня «палестинцы» готовы подвергаться опасности за общее дело. Может быть — больше, чем мы.
Их основополагающий национальный миф — «накба», «катастрофа», за которую надо мстить. Стремление к мести очень понятно арабу. Это и сформировало этот народ.

Опубликовано: 10-06-2019, 03:22
1

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
  1. Чем больше я читаю подобные статьи, тем больше я уверяюсь в том, что Израиль живет прошлыми безусловно героическими заслугами. Со времен Ословского соглашения Израиль проигрывает и не только информационную войну. Начинает военную операцию и не заканчивает по различным причинам. И главная причина - это слабость политического руководства, различные коньюнктурные соображения в угоду каким то "высшим государственным целям", которые ничего общего с интересами народа не имеют. Этими т.н. "высшими целями" власти прикрывают собственную слабость,трусость,нерешительность, полумеры , которые называют "гуманностью".


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий

Добавление комментария