Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Сосед по таунхаузу




Сосед по таунхаузу у меня, слава богу, белый. Я вам более скажу, он из наших – еврей из Киева, но прошедший Израиль. А жизнь в Израиле, как известно, накладывает на любого еврея свой неизгладимый отпечаток. Но в целом парень хороший, трудяга, семейственный и очень аккуратный. Бачки с мусором моет водой с мылом, траву стрижет, пожарную колонку перед домом покрасил золотой краской, какой у нас в Беларуси на кладбищах ограды красили, и самое интересное, подметает большой широкой щеткой всю проекцию своего участка на проезжую часть до самой желтой линии. Однажды днем я сидел в тени у себя во дворике, любовался его нервными движениями помешанного на чистоте сумасшедшего еврея, и вдруг вижу, что часть мусора, то что не поместилась у него в совок, заметает на мою сторону. Не стал с ним ругаться, вышел из тени, поздоровался и говорю:
— Сизифов труд. 
Но он, видно, не в курсе античной мифологии и спрашивает.
— В смысле?
Я рассказал ему в тезисах историю про Сизифа, камень, который чувак закатывает на гору, и сосед мой, уже готовый обидеться, спрашивает:
— Что ты хочешь этим сказать?
— А то, — отвечаю я ему, — сколько ты не убирай все равно к тебе ветром налетит.
Он спрашивает: 
— Откуда?
— Например, от меня.
— Так ты тоже убирай.
— Не имеет смысла, — отвечаю я. – Мне налетит все от другого соседа. — Так надо сказать, чтобы сосед тоже убирал. 
— Он не согласится, потому что у него соседи черные. А черные никогда за собой не убирают из принципа. Им это впадлу.
— Ты хочешь сказать, что дом в нашем районе купили черные? 
— Зачем черные. Дом купили пейсатые, но не для себя, а как инвестмент. Они в нашем районе особняком жить не станут. Пейсатые обычно селятся такими комьюнити – гетто. А то, что на нашей улице, купили и сдали черным. Да ты не пугайся, приличным черным, с инкомом, Так, что если хочешь, чтобы напротив твоего дома было чисто, убирай всю улицу. 
Тут он наконец обиделся и воскликнул:
— Нет, блядь, всю улицу я убирать не буду!
— И правильно сделаешь, — сказал я, — потому, что сколько бы ты не убирал мусор на нашей улице, налетит с соседней. Видишь тот большой каменный угловой дом. Его четыре года назад купили индусы. У индусов какой–то семейный домашний бизнес. Почему я так думаю? По шуму, по запахам. Каждый день траки что–то привозят, увозят, а в четверг индусы выставляют много мусора. Не знаю что у них ценного в отходах производства, но в ночь со среды на четверг слетаются к этому дому китайцы на велосипедах с шахтерскими фонариками на головах, как светлячки, и в полной тишине, чтобы не разбудить никого, беззвучно дерутся за этот мусор и дербанят мешки с пакетами. А ошметки ветер уже разносит по всему нашему району.

Автор 
Владимир Рабинович
Опубликовано: 9-06-2019, 18:56
1

Оцените статью: -2
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
  1. Хороший рассказ. Много полезной информации о братьях наших...Глубокое проникновение в сегодняшние реалии. Спасибо.


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий

Добавление комментария