Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Страну трясет и лихорадит. Одна-единственная община взяла за горло всех жителей государства. А государство … выражает свое соболезнование.



Ну почему наши власти столь недальновидны?
Страну трясет и лихорадит. Одна-единственная община взяла за горло всех жителей государства. А государство … выражает свое соболезнование.
Имеем: офицер полиции в целях пресечения правонарушения и в рамках служебных полномочий занимается обеспечением порядка в общественном месте и подвергается нападению со стороны нарушителей. Возникает опасность для мирных граждан: женщины с тремя детьми в возрасте от 7 лет до грудного младенца. Офицер применяет табельное оружие и производит предупредительный выстрел. По трагической случайности пуля рикошетом попадает в зачинщика правонарушения, и этот человек от полученного ранения скончался. Офицер полиции задержан, дает показания, сотрудничает со следствием. Его показания подтверждаются записями видеокамер с места происшествия, заключением судебно-медицинских экспертов и баллистиков и другими фактами.
Застреленный – молодой человек 19-ти лет, известный в полиции своими многочисленными нарушениями закона, настолько многочисленными и столь серьезными, что его даже армия не хочет. В момент, когда произошла роковая встреча с полицейским, этот парень вообще должен был находиться дома, поскольку на него был наложен домашний арест – за очередное нарушение закона.
Теперь отойдем от официального языка и спросим себя, что же случилось? И ответим, не задумываясь: молодой, но уже борзый криминальный элемент нарвался. Пуля, поразившая его, была случайной, но логика, по которой он и пуля встретились, явно прослеживается. Полицейский не превысил свои служебные обязанности, летальный исход дела им не планировался и был ему не нужен. Служебное расследование, признание невиновным, не исключено, что будет объявлено какое-то взыскание: все же человек погиб. Хулиганствующие, склонные к насилию элементы должны получить урок, событие может послужить им наглядным примером.
Так-так-так, а что мы имеем в реальности? Бунт. Анархию. Погромы. Как, почему, по какому поводу? И тут на сцену выплывает пикантная деталь: убитый рецидивист был выходцем из эфиопской общины.
И что? – спросите вы.
А то, что эфиопская наша община, все эти евреи по царице Савской, считают себя перманентно обиженными. Кем обиженными? Расистами. Кто такие расисты? Это те, кто разделяет людей по цвету кожи. А кто здесь разделяет людей по цвету кожи? Да вот эфиопы же и разделяют. Мы, говорят, черные, а вы, обратно, белые. И поэтому вы нам должны. Почему? По цвету кожи.
Если это не расизм, то что тогда есть расизм?
Однако я, представьте, сейчас не о расизме говорю. Я тут речь держу о реакции властей. Не успели еще полицейские сводки достичь органов СМИ, как власти – местные, полицейские, в правительстве, в кнессете – все наперегонки побежали к эфиопам. Утешать, каяться, приносить извинения. За что? За эфиопскую драку в парке? За попытку нападения на представителя власти? За угрозу жизни для женщин и малолетних детей? Как-то странно это выглядит, нет?
Тут горячие эфиопские парни сказали: мы будем выражать протест.
Власти ответили: всегда пожалуйста. Имеете право, - сказали власти. Мы вам разрешаем, обещаем не мешать – добавили власти и слово свое сдержали. Пока протесты не переросли в погромы, которые полиция затруднялась прервать. Ну таки пришлось водометы развернуть и слезоточивый газ задействовать. Страна стояла в безумных «пробках» Люди, расстроенные цветом своей кожи, «выпускали пар». Вместе с ними парились представители партии МЕРЕЦ, нелегальные эмигранты из Судана и Эритреи, наконец, арабы. Каждый, так сказать, в силу своих умений и разумений.
А что власть? А власть продолжила наносить визиты соболезнования семье в бозе почившего нарушителя общественного порядка.
Вам это ничего не напоминает? Мне напоминает, и сильно, «дело Азарии». Помните, когда солдат выстрелил в террориста и был освистан и предан на всех ступенях служебной лестницы, от своего ротного командира и до начальника генштаба, так что потом следствие и суд долго-долго искали аргументы, подтверждающие слова начальников, чтобы те не выглядели дураками. А солдата посадили в тюрьму, как иначе? Суд у нас послушный, что во властных структурах решили, или просто ляпнули, не подумавши – то суд и присудит. Обоснование всегда найдется, с демагогией у нас полный порядок.
Хватает и других примеров, свидетельствующих о том, что т.н. «беспристрастность» суда есть производное от генеральной линии партии. Да-да, я опять о деле Игаля Амира. Захваченный на том месте, где прозвучали выстрелы, он был назначен убийцей премьер-министра. И неважно, что никакие доказательства не совпадают и ничего не доказывают. Неважно, что имеют место «случайные» исчезновения свидетелей и документов. Неважно, что сам Игаль подробно и убедительно отвечает на вопросы комиссии Шамгара, и протоколы этой комиссии, в принципе, доступны любому человеку. Все неважно. Определенным структурам потребовалось объявить Амира виновным и заточить пожизненно в одиночку, а суд послушно выполнил это требование. Для уверенности в том, что концы надежно спрятаны в воду, ретроактивно приняли не имеющий аналогов закон, который запрещает помиловать убийцу премьер-министра. Всех миловать можно – арабских террористов, предателей страны, убийц, насильников и наркоторговцев – Игаль, чья вина так и не доказана, а приговор вынесен голословно, сидит в условиях, которые по меркам сердобольной Европы и вслед за ней всего цивилизованного мира приравнены к пыткам. Любые усилия добиться повторного суда, пересмотра дела или хотя бы смягчения условий тюремного заключения натыкаются на произвол и демагогический саботаж судебной системы. И то сказать: это ж не с эфиопской общиной заигрывать, отстаивая честь и достоинство молодого хулигана и разбойника-рецидивиста. Там все просто: подкинут деньжат, возьмут еще парочку представителей в кнессет, и больше до следующего раза никаких проблем. С Игалем Амиром этот номер не пройдет. Он, того и гляди, потребует разбираться с истинным характером соглашений Осло, заведет разговор о «жертвах мирного процесса», исчисляемых тысячами, задастся вопросом о том, кому же все-таки принадлежат территории Земли Обетованной. Игаль Амир будет задавать множество крайне неудобных вопросов. А оно нашей системе надо? Система спит спокойно, пока Игаль Амир сидит в тюрьме. А кто на самом деле убил Ицхака Рабина – какая разница?
Беда в том, что без ответов на эти принципиальные вопросы любые действия, любые выборы и перевыборы это бег по замкнутому кругу. Поэтому у нас до сих пор оплакивают виновных, судят невиновных, выбирают некомпетентных, замалчивают инакомыслящих. Мы же не эфиопская община, мы бунт не поднимаем. И отбывает заключение жертва оговора Задоров, отсидел свое проявивший инициативу Азария, четверть века в одиночной камере находится Игаль Амир. А народ безмолвствует. Может быть, хватит молчать?


Автор: Дина Меерсон
Опубликовано: 7-07-2019, 12:00
0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария