Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Разговор с Беларуским Письменником о водопроводчиках и другие сочинения Владимира Рабиновича


- Я еду, - написал Беларуски Письменник.
- Куда?
- У вёску. У мяне там свой дом.
- Что делать будешь?
- Калодзежы чысціць. Вось, спецыяльную штуку купіў.
На экране появилась фотография мощной водяной помпы. 
- Ты что зарабатываешь на этом?
- Не, проста мне падабаецца чысціць калодзежы. А ты што, усё лета дома сядзіш? 
- Куда ехать?
- Ну, не ведаю. Куды-небудзь на курорт.
- Я на курорте живу. Пять минут езды до океана. 
- Гэта, дзе ты жывеш. Перамена месца хоць раз у год нейкая патрэбна. У цябе ж машына ёсць. Сеў бы, куды-небудзь паехаў з сям'ёй.
- Ты знаешь, что такое куда-то ехать с семьей. Нужно рулить, принимать решения, тратить деньги, искать мотель, паркинг, место, где всем поесть, пописять-покакать. Они разложат сидения и будут спать, а я пялиться на дорогу и глотать таблетки кофеина. 
- Едзь адзін.
- Если я уеду один, вся жизнь моего дома придет в расстройство. Некому будет выгулять собаку, дети остануться без апельсинового сока, приедет по вызову водопроводчик и будет трахать мою жену. Вот ты, инженер человеческих душ, можешь представить свою жену в объятиях водопроводчика. 
- Я дома ўсё рамонты раблю сам. Да мяне вадаправоднікі ня заходзяць
- Э, братка Беларуски Письменник, знаешь ли ты, что водопроводчики, которые трахают наших жен, к водопроводу не имеют никакого отношения.


По случаю священного праздника Курбан-Байрам Кадыров простил 10 тысяч кяфиров. Позвони 411 и узнай, простил ли тебя Кадыров.


- Да, - сказал он, - если бы не эта, бл..ь, Вавилонская башня, говорили бы сейчас все на одном языке. Не нужно было бы этих е..ных переводчиков, словарей. Люди понимали бы друг-друга с полуслова.
- А на каком языке говорили, как вы думаете? – спросил я. 
- На русском, конечно, - сказал он удивленный и даже обиженный таким вопросом. - А какая, собственно х..й, разница.


На выставке вооружений в Париже израильские специалисты продемонстрировали последнюю модель беспилотника Шабес-гой 9М, способного выполнять боевые полетные задания в автономном режиме сутки и более.



Бесплатный сыр
---------------------------------
В подвале столетнего билдинга, где помещается реформистская синагога, за старым со сломанной ножкой, письменным столом, сидела молодая женщина с, повязанной по-комсомольски, косынкой на голове.
- Здравствуйте, - произнес я, не будучи уверенным в том что она меня понимает.
Она кивнула в ответ и спросила:
- Как твоя фамилия?
Я назвался
Она посмотрела в какой-то список и сказала:
- Тебя здесь нет.
- Ну, так запишите.
- Как вас записать? - спросила она.
- Запишите - Рабинович
- Рабинович откуда?
- Рабинович из Минска
- Это где? – спросила она.
- В Молдавии, - сказал я, начиная злиться.
- Ой! - воскликнула она – я тоже из Молдавии. Только меня маленькой привезли, когда мне было девять лет. Много в Молдавии евреев?
- Я был последний.
- А почему ты так поздно приехал?
- Должен был выключить свет в аэропорту.
Она посмотрела на меня, открыв рот, потрясенная апокалиптической картиной , как последний в Молдавии еврей ходит по терминалам аэропорта и выключает свет, выключатель за выключателем, а летчик из кабины последнего самолета кричит: «Рабинович, давай быстрее, а то останешься здесь в Молдавии навсегда.» 
- Нет, - подумал я, - с ней лучше не шутить, она воспринимает все буквально.
- Хочешь сыра? - спросила она, - бесплатно.
- Бесплатный сыр бывает только в мышеловке, - ответил я автоматически.
- Этот сыр бесплатный, потому что у него срок экспайер. Его нельзя продавать, но если дарить, то можно списать стоимость сыра как донейшен, - ответила она совершенно серьезно.
- Я бы взял, - сказал я
- Бери в том ящике, который уже открыт. Сколько у тебя членов?
- Один, - сказал я, ошеломленный вопросом.
- А жена, дети?
- Жена и сын.
- Значит у тебя три члена. Возьми три пакета. Каждому по одному, - сказала она. Потом чему-то улыбнулась и добавила:
- Лично себе можешь взять два. Впиши себя, - сказала она, - и напиши, что взял, а потом еще можешь приходить. У нас каждую пятницу что-нибудь свеженькое.
Она перевернула и пододвинула ко мне амбарную книгу
- Я по-русски напишу?
- Пиши по-русскому. У нас все по-русскому пишут и ребе по-русскому понимает. Он из Москвы. Окончил институт.
«Четыре пакета сыра трехчлену Рабиновичу из Минска» - написал я в амбарную книгу.
- А что у вас бывает по пятницам?
- Да что угодно. Картошка может быть, яблоки, гефалтефиш в банках, кошерный хлеб.
- Это только для евреев?
- Нет, почему. К нам и гоим приходят, черные и русские, которые настоящие русские. Конечно, евреев большинство, мы же все-таки синагога. А нацию никто не спрашивает. Здесь в Америке вообще нацию нельзя спрашивать, но все и так все понимают. 
Я расписался, взял сыр и собрался уходить.
- Слушай, может ты поможешь мне три ящика загрузить в машину, нужно в Маймонидас госпиталь отвезти, - сказала она.
В ящике с сыром, было не больше пятнадцати килограммов. Я составил три ящика вместе, поднял и понес к машине.
- Какой ты сильный, - сказала она восхищенно и погладила меня по спине.
Когда я сбросил ящики в багажник ее старого, заламинированного под чешский сервант, стейшенвагена, она вскрыла один из ящиков и сказала: 
- Возьми себе еще упаковку. 
Неожиданно прижалась горячим животом и томно произнесла:
- Берите себе сыру сколько хотите.
Опубликовано: 25-08-2019, 19:51
0

Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария