Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


В споре с небесами


Человек, о котором мы будем говорить, стал учителем народа нашего поневоле. Он — совершенно незаслуженно — кажется вторичным по отношению к своему великому учителю. Сам приложил для этого старания, отодвинув себя на вторую ступеньку: представился лишь распространителем идей, хранителем чужих тайн. А на деле рав Виталь если и уступал Аризалю, то немного; скажем (хотя кто я такой, чтобы оценивать?) — был ему «по плечо».
Рав Хаим Виталь, порой именуемый «Калабрезо» — его родители лишь два года как переехали из итальянской Калабрии, родился в Цфате в 1543 году. Отец его был софером, переписчиком священных текстов; автор «Шулхан аруха» рабби Йосеф Каро (1488-1575) говорил, что «половина мира получает пропитание в заслугу его святой работы». В Италии у родителей нашего героя гостил рав Хаим Ашкенази, мудрец и провидец. Отцу он сказал: «Знай, что ты переедешь в Страну Израиля и там у тебя родится сын; ты назовёшь его именем «Хаим», как у меня. Он станет великим мудрецом и в его поколении не будет подобного ему».
В молодости сын не обращал внимания на выбор профессии, он ставил перед собой задачу куда более глобальную: постичь истину жизни и узнать, исполнить ту миссию, ради которой сотворён. Позднее рав Хаим зарабатывал торговлей — организовал мастерскую, в которой пожилые женщины плели нити, а он продавал. Как и многие мудрецы, старался ради себя не пользоваться мистическими знаниями и жил обычной человеческой жизнью.
Торе рав Хаим учился у великих. Открытому учению — у рабби Моше Альшеха (1508-1593): видимо, в 1557 году рабби Каро обратил внимание рабби Альшеха на талантливого ученика. Торе сокрытой — у главы цфатских каббалистов рабби Моше Кордоверо (1522-1570). Был выдающимся каббалистом уже к 20 с небольшим годам. Позднее он прославился как поэт, писал духовные стихи в основном на арабском.

Далее данные двоятся в тумане неопределённости. Известно, что он рано женился и что брак этот быстро распался; возможно, первой женой была Хана, дочь Моше Саадии, что немногое говорит историку. Вероятно, часть времени жил в Дамаске (в конце жизни он туда переселился, хотя связи с Цфатом не прерывал и, как утверждают, умер, собираясь переехать обратно в Цфат). То ли на старости в Дамаске он ежедневно давал лекции по каббале, то ли держал знания при себе. Ещё версия — годами учил каббале население, пока под угрозой отлучения ему это не запретили. То ли был Главным раввином Дамаска, то ли не был (то же про Иерусалим). Встретиться с Аризалем он, долго откладывавший, приехал в 1570 году из Дамаска — или пришёл с соседней цфатской улочки? Данные вразнобой.
Теперь окажем ему уважение и займёмся сказками. В чём же здесь уважение? Элементарно, Ватсон: единственная из написанных им книг, где рав Хаим приводит достаточно подробные данные о себе, о своём любимом учителе Аризале и о его школе и учениках, называется «Сефер ахизьонот» — «Книга видений» (прозрений). Вероятные годы её написания 1609-1612. Но и она больше посвящена духовному и мистическому опыту, чем анкетным данным. Списки учеников Аризаля, наиболее подробные из до нас дошедших, приводятся в ней вперемежку с историями весьма небытовыми.
С ранних лет Хаим предвидел и ощущал, что будущее существует и о нём можно многое узнать. Якобы, когда ему было 12 лет, гадатель предсказал, что в 24 года он будет стоять на распутье двух дорог: подняться или упасть. По другой версии, гадалка обнадёжила, что будет он заниматься каббалой и «достигнет такого успеха, как никто до него». В книге рав описывает, как после расставания с первой женой ему приснился сон, в котором пророк Элиягу привёл его в красивый сад, где обитали праведники всех времён в форме птиц. Они, пролетая через сад, изучали Мишну, основу еврейского Закона. Говорят, рав занимался многими нетривиальными науками, в частности два с половиной года посвятил алхимии и магии,- после чего Элиягу снова явился во сне и предсказал, что Хаим преуспеет в изучении наук куда более тайных и напишет комментарий к книге «Зоар».
Миры душ, ангелов и возвышенных сил были для рава Хаима родными с юности — он свободно пользовался многими инструментами практической каббалы. Всеми этими и иными стараниями он неизменно пытался установить — зачем душа его пришла в этот мир?
Судя по всему, был рав Виталь недоверчив, повторял опыты многократно, раз за разом проверял и сомневался в точности и полноте. Говоря о свидетельствах других людей, часто приписывает: «я сам этого не видел и потому сомневаюсь». Или: «я привожу это только потому, что сам был свидетелем и убедился в достоверности предсказания». Вот из его предисловия к «Книге гаданий»: «увидел я бедствие в нашем народе и слышал, что большинство людей, не остерегаясь, обращаются к Ов и Идони по поводу краж и других вещей, а также пользуются колдовством. Вот почему я написал эту небольшую книгу и открыл в ней тайны, которых не следовало открывать. Я сделал это, чтобы знали, что есть Б-г и пророки в Израиле и чтобы не ходили за колдовством».
К рассказам о величии Аризаля он отнёсся недоверчиво, как и к тому, что каждую ночь приходил во сне сам Аризаль и звал: «Приходи учиться ко мне в Цфат, в этом назначение твоей души!». Рабби Хаим считал себя не менее знающим — он давно работал над комментарием к «Зоару» и обучал людей каббале. Лишь через несколько месяцев поддался невнятному внутреннему импульсу… Тем ценнее его свидетельства!
Рав Виталь и до знакомства с Аризалем изучал техники призывания духов и душ ушедших мудрецов; он многократно встречался с высокими профессионалами, провидцами и чудотворцами. Так, он приводит рассказ про рава Лапидота, с которым общался в свои 21-22 года. Тот «мог узнавать будущее и получать любые ответы; призывал к себе душу живого или умершего, даже если он был кем-то из древних, и она повествовала ему обо всём, что он спрашивал». Этот рав Лапидот сперва отнёсся к гостю пренебрежительно, но назавтра извинился и принял с почестями: «Прости меня, я не знал о величии твоей души до этой ночи… Советую тебе: отвлекись от мирских дел, пусть все твои мысли будут направлены на то, чтобы поднять душу в надлежащее место. Она не из душ этого поколения, но из душ прежних мудрецов. Если захочешь, ты сможешь подняться к таким потрясающим ступеням, что невозможно измерить». Рав Виталь рассказывает о своих встречах (в 1565 и 1570 годах) с женщинами, умевшими гадать по каплям масла — от них он освоил сие ремесло; про общение с колдунами и оккультистами.
Вот итоговый «диагноз» Аризаля: душа рава Виталя тесно связана с душой рабби Акивы, а так же с душой царя Хизкиягу и нашего праотца Якова. Учитель уточнил причину, по которой рав Хаим несколько терял сознание перед большими толпами: «Твоя душа очень тесно связана с душой рабби Акивы и она запомнила ужасные мучения, которым его подвергли изверги-римляне при казни. Происходило это при большом скоплении народу — и подобное пробуждает воспоминания».
Дабы придать словам основателя современной каббалы некоторый вес, приведу рассказ рава Хаима о способностях Аризаля, подтверждаемый ещё многими. «Он знал Мишну, Талмуд, Агаду и Мидраш, открывая в каждом слове несколько смыслов в четырёх толкованиях (Пардес). Он знал Маасе Берешит и Маасе Меркава (творение мира и творение духовных стихий), понимал язык птиц и беседы деревьев и трав… читал по пламени на углях, слышал беседы ангелов. Он говорил о добрых и злых духах, входящих в людей, и мог узнать о человеке по запаху одежды… он призывал душу ещё живого человека и говорил с нею, сколько нужно и сколько хотел, а потом возвращал её обратно. Он видел души, когда они покидали тела, видел их на кладбищах и то, как они поднимались накануне Шаббата в райский сад. Он общался с душами праведников, пребывающими в будущем мире, и они открывали ему тайны Торы. Умел читать и по формам лица, и по линиям рук; мог толковать сны согласно их истинному значению. Знал о прежних и нынешних воплощениях душ, видел на лбу человека, о чём тот думает, что видит во снах… на лбах людей он читал об их грехах и заслугах, и каждому давал способ, как исправить свой грех… он знал, какие ошибки возникли в книгах… умел поражать слепотой… Он был полон благочестия, учтивости, скромности, трепета и любви к Б-гу и всех хороших качеств и добрых поступков. Все эти знания были с ним в любое время и в каждое мгновение. Вся мудрость постоянно лежала у него за пазухой. И всё это я видел своими глазами.» Кроме скромных названных способностей, Аризалю «были известны все деяния людей и в прошлом, и в будущем; он мог читать мысли людей прежде, чем они воплощались; он знал всё, что происходит в данный момент в любой точке земного шара…».
Поскольку «отправиться (из Египта) в Цфат и там передать знания теоретической и практической каббалы ученику по имени Хаим Виталь» Аризалю в Египте порекомендовал часто с ним беседовавший пророк Элиягу — мы можем предположить, что душа рава Виталя действительно была связана с очень возвышенными реалиями.
Впрочем, поскольку мы договорились упирать на легенды — а в них таинственность и странность приветствуется, упомяну ещё одну версию: Аризаль якобы утверждал, что душа рава Виталя есть «новая душа», никогда прежде на земле не воплощавшаяся и взятая прямо из сокровищниц Всевышнего. Предлагаю уважаемому читателю самому разобраться, разговор о структурах душ и способах примирять непримиримое увёл бы нас далеко от темы.
Аризаль, ни в каких «инструментах» не нуждавшийся (после общения с ним рав Виталь стал с жалостью смотреть на многие прежние «техники», называя их «костылями инвалида»), ко многим действия практической каббалы относился неодобрительно и, хотя обучил кое-чему своих учеников, не рекомендовал без особой нужды этим пользоваться. Однако рав Хаим, бывший с Аризалем только 21 месяц и проживший ещё 49 лет — всю жизнь старался теми или иными способами «подглядывать» в окна между мирами. А поскольку ясностью взгляда он обладал существенно меньше учителя, пользовался и другими приёмами, не только «ихудим» (единениями), которым его научил Аризаль. Всепоглощающей страстью его была истина — насколько возможно более глубокая, детальная, многообразная и точная. Ради неё душа и пришла в мир?
Для любителей поиграть в кубики кратко приведу рассказ о семейных «раскладах» рава Хаима. Первая его жена имела душу отца жены рабби Акивы — Кальба Савуа, извращенца (не щипайте меня за плечо, я и сам не понимаю, как у него родилась праведная Рахель). Видимо, речь о второй жене рава Хаима, первый краткосрочный брак был, кажется, бездетным. Но, поскольку из-за дурных привычек душа папочки не могла порождать детей, с ней соединилась душа жены злодея Турносрупуса,- ушедшей от мужа, принявшей иудаизм и ставшей, после смерти Рахели, последней супругой рабби Акивы. Родилась дочь Анжела, в которую душа жены Турносропуса переселилась; девочка обладала пророческими способностями и её сны рабби Хаим записывал. Жена и дочь умерли во время эпидемии, позднее рабби Хаим женился вновь — теперь его жена имела душу горячо любимой рабби Акивой Рахели. В этом счастливом браке родился младший сын, рабби Шмуэль Виталь, выдающийся каббалист, организовавший и отредактировавший записи, ставшие книгами рава Хаима Виталя — в частности, его «Восемь врат». Души отца и сына рабби Хаима связаны с рабби Меиром.
Сегодня именно эти книги принято называть «Писаниями Аризаля». Конечно, в записях рава Хаима всегда указано, чей это текст и насколько он сам полагается на его достоверность, а сын, истинный мудрец, обращался с наследием отца весьма бережно — но всё-таки не рука Аризаля написала эти строки. Точнее, есть среди них те, что рав Хаим скопировал с записей учителя, есть записанные сразу после уроков или других оказий. Есть, видимо, и те, которые Аризаль надиктовал уже после своей смерти — он годами являлся ученику, чаще во сне. Хотя к старости связь с учителем стала ослабевать: «поскольку ты не продолжаешь с прежней силой возвращать своих соплеменников ко Всевышнему». Впрочем, рав Виталь сумел снова восстановить связи с учителями и с душами других праведников, бывшими долгие годы его друзьями, пусть и не с прежней интенсивностью. Всё-таки он был уникальным знатоком каббалы и умел распахивать двери между мирами.
Рав Виталь повествует, что сперва ему, мастеру тайного знания и ученику рабби Кордоверо (в дальнейшем первый учитель не раз являлся ему по ночам), не давалось учение Аризаля. В отличие от почти математически точного учения Кордоверо, оно построено на прямом видении духовных миров,- это скорее поэзия, чем алгебра. Но однажды Аризаль взял его с собой в Тверию, они поплыли по озеру в лодке, Аризаль зачерпнул кружкой воду между колоннами и дал раву Виталю выпить. «С этого момента каббала Аризаля стала открываться для меня — учитель сказал, что это была вода из (сопровождавшего евреев по пустыне) источника Мирьям».


Могила р. Хаима Виталя

Ещё одна сказка: турецкий губернатор Иерусалима потребовал, чтобы рав Хаим силами каббалы узнал, где находится запертый царём Хизкиягу трубопровод от источника Гихон. Тот не хотел выполнять приказ и силой каббалы перенёсся в Дамаск. Ночью ему явился Аризаль: «Почему ты не открыл источник? — Я боялся использовать святые Имена. — Но ты — перерождение Хизкиягу и для того пришёл в мир, что раскрыть древний ключ! (мудрецы не одобряли этот поступок царя). — Завтра я всё сделаю — Поздно, момент упущен».
Рав Виталь после смерти учителя (в 1572) пожил в Цфате и в Иерушалаиме, где был одним из городских судей, а с 1584 года раввином. Вернулся в Цфат, в 1594 году перебрался в Дамаск. Главные свои рукописи он категорически не хотел раскрывать, «не нашёл достойного». В Цфате тяжело заболел, был без сознания — и тогда рав Йеошуа Бин-Нун, глава общины Цфата и ближайший ученик рабби Хаима, за огромную сумму в 500 золотых дукатов подкупил брата, рава Моше Виталя, и на 3 дня получил часть рукописей, которые рав Хаим не хотел ему показывать. Рав Йеошуа нанял 100 переписчиков и они скопировали 600 страниц текста. Немедленно выздоровев, рабби Хаим отказался от авторства — но рукописи под названием «Эц хаим» (Древо жизни) уже гуляли.
В 1637 году рав Авраам Азулай и рав Яков Цемах издали дополнение к «Эц хаим» под названием «Маадура батра» (Последнее издание). Перед смертью (1620) рав Хаим велел похоронить вместе с собой все рукописи — но равы Азулай и Цемах вступили в контакт с его душой и получили разрешение часть рукописей извлечь. Полностью же семитомный труд «Эц хаим» был издан в Иерушалаиме только в середине 19 века.
Всё-таки в конце концов небеса победили и учение Аризаля, записанное рукой его ближайшего ученика, распространилось в мире. Почему-то на Высшем Суде порешили, что опошление мудрости, примитивные толкования и искажения, коими полны наша история и особенно современность, даже лжемессианства — более терпимы, чем молчание. Хотя рабби Хаим Виталь был на земле другого мнения.


Автор Арье Юдасин
Опубликовано: 10-09-2019, 15:44
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария