Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Солдат ЦАХАЛа покончил с собой, чтобы не предавать товарищей


Военная прокуратура предъявила обвинения по делу о самоубийстве ефрейтора бригады "Гивати", покончившего с собой в январе 2019 года. В обвинительном заключении, представленном в военный суд в Тель-Авиве в четверг, 12 сентября, сказано, что двое сотрудников военной полиции, пытавшиеся завербовать ефрейтора для дачи показаний, не сообщили о суицидальных симптомах, проявившихся у бойца.
 
Ефрейтор Н., отличный боец, проходивший обучение на курсе командиров отделений, покончил с собой спустя два дня после беседы с двумя координаторами  осведомительной службы следственного отдела военной полиции. Он успел предупредить полицейских о том, что может наложить на себя руки, однако координаторы решили не предавать гласности этот разговор. 
В обвинительном заключении сказано, что к Н., проходившему обучение на базе в районе Йерухама, обратились двое сотрудников военной полиции, которые попросили его явиться в Беэр-Шеву и оказать помощь следствию по делу о пропаже приборов ночного видения. В действительности они преследовали иную цель, рассчитывая завербовать Н. для дачи показаний на его товарищей по службе, заподозренных в употреблении наркотиков. 
В отношении самого Н. никаких подозрений не было. Но после двухчасовой беседы в Управлении военной полиции в Беэр-Шеве он подписал документ о сотрудничестве со следствием. Его убедили в том, что если он не даст показаний, то другие солдаты окажутся за решеткой. Беседу вел молодой координатор. Старший, более опытный, большую часть времени находился вне комнаты, где Н. склоняли к сотрудничеству. 
На следующий день Н. несколько раз звонил младшему из двоих координаторов и говорил ему, что впал в глубокую депрессию, сожалеет о своем согласии на сотрудничество со следствием и может причинить себе вред. Чтобы успокоить ефрейтора, координатор сказал, что показаний давать не надо. Он сообщил о разговоре старшему коллеге, но тот не придал этому особого значения.
Все разговоры были записаны. Посовещавшись, координаторы решили никому эти записи не передавать - и не сообщили о тревожных симптомах ни командирам Н., ни своему начальству в военной полиции. Пока они совещались, ефрейтор был жив и находился на базе. 
В ночь на 11 января военную полицию известили о самовольном уходе Н. с территории базы. Боец ушел с оружием в руках. Началась поисковая операция, закончившаяся около 10 часов утра, когда тело ефрейтора нашли в гористой местности недалеко от Йерухама. 
На всем протяжении операции координаторы, беседовавшие с Н., не сказали никому ни слова о том, что он говорил накануне. Более того, уже после констатации смерти ефрейтора координаторы не стали рассказывать офицерам о душевном состоянии своего "источника". 
Это один из редких случаев, когда расследование по делу о самоубийстве военнослужащего закончилось предъявлением обвинений. Но сотрудников военной полиции обвиняют не в доведении 19-летнего бойца до самоубийства, а в передаче ложных сведений, невыполнении приказа и в недостойном поведении.
При подведении итогов расследования обсуждалась возможность предъявления обвинений по статье "Причинение смерти по неосторожности", однако в обвинительное заключение этот пункт не включили: военная прокуратура посчитала, что будет крайне трудно доказать прямую связь между вербовкой и суицидом. 
Адвокаты Идан Песах и Бени Кузниц, представляющие интересы родных ефрейтора Н., выразили от имени своих доверителей возмущение и разочарование позицией прокуратуры, снявшей с обвиняемых ответственность за смерть солдата. 
Из военной адвокатуры, представляющей интересы обвиняемых, поступил следующий комментарий: "Нет сомнения, что речь идет о трагическом событии, но трагедия не оправдывает предъявление обвинений в военном суде". От имени подзащитных прокуратура выразила соболезнования семье покойного. 
Пресс-служба ЦАХАЛа сообщила, что оба координатора недавно закончили армейскую службу. Тем не менее их могут привлечь не только к судебной, но и к административной ответственности.
Опубликовано: 12-09-2019, 17:00
3

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
  1. Я не совсем понял, то ли координаторы оказали слишком сильное давление на солдата (перегнули палку), то ли (скорее всего) солдат оказался слишком мягкотелым.


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий
  2. У нас с Gregory мнения, как правило совпадают. Только я предпочитаю более жесткие и точные формулировки ,чтоб четче обозначить тему: военная полиция поступили ,как сволочи, но это их работа:вербовать агентов. А солдатик оказался типичным психо-неврастеником. А в армии таким очень тяжело:именно такие становятся мишенью дедовщины и склонны к суициду. Как это у Высоцкого "Солдат всегда здоров/солдат на все готов/И пыль, как из ковров/Мы выбиваем из дорог./ И не остановиться нам, и не сменить ноги./Сияют наши лица, сверкают сапоги....


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий
  3. Этот солдат напоминает мне в чем то печально известного солдата Гилада Шалита.
    А вообще то, я прослужил в армии не один год, был офицером, насмотрелся всего. Служил в Сов. Армии и не жалею. Армия все таки дает много положительного, хорошую
    физическую и (главное) психологическую закалку. Имею представление об армейской атмосфере. Наверное я не прав, но я не умею жалеть хлюпиков.
    И еще. Ефим, поверьте, я думаю гораздо жестче, чем выражаюсь. И в отношении израильского правительства, и в отношении арабских террористов. Просто, я не забываю, что это общественный сайт и не хочу подвергать риску администрацию.


    Оценить комментарий: 0
    удалить комментарий

Добавление комментария