Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Чтобы вышить Тору «крестиком» потребовалось 1400 добровольцев со всего мира

Лиат Барталь — израильская еврейка из Гиватаима, недалеко от Тель-Авива. Мать Ксавье – христианская монахиня в монастыре Тайберн в Лондоне. Айсе Йегул – мусульманка из Турции, сейчас живет в Торонто, Канада. Эти женщины никогда не встречались, но у них много общего: все трое являются участниками творческого проекта, который привлек более 1400 человек разных вероисповеданий со всего мира к созданию Торы вышитой крестиком.
Проект «Тора стежок за стежком», осуществляемый исключительно добровольцами, которые посвятили этому 130000 часов неоплачиваемого труда за последние шесть лет, близок к завершению. Первая половина огромного гобелена состоит из соединения отдельных панелей, на которых вышиты по четыре стиха и иллюстраций, сшитых вместе участниками проекта. Она экспонируется до 17 ноября на выставке под названием «Гобелен духа» в Канадском музее текстиля в Торонто. Организаторы проекта надеются завершить весь гобелен в течение следующих двух лет и организовать сотрудничество, позволяющее показывать его в других местах по всему миру.
После завершения, сшитая Тора будет включать около 2000 отдельных текстов на иврите и иллюстраций. Она будет иметь более двух метров (семь футов) в высоту и будет почти такой же длины, как поле для американского футбола (приблизительно 91 метр или 300 футов). Когда в июне 2013 года художница, писавшая картины на еврейские темы, и педагог в области искусства из Торонто Темма Джентлс основала проект «Тора стежок стежком», у нее не было намерения, чтобы он вырос до нынешних размеров. «Я представляла это как ограниченный образовательный проект по изучению иудаизма, которым я бы руководила, когда я была художником в синагоге «Праведный цветок» в 2013 году», – сказала Джентлс «The Times of Israel». 73-летняя Джентлс думала о том, как люди могут выразить, как иудаизм «пронизывает их бытие», и, рассмотрев несколько художественных подходов, она остановилась на вышивании крестиком. Как человеку, искушенному в каллиграфии, ей понравилось, что при вышивании крестиком можно сосредоточиться на форме еврейских букв Торы. Она также высоко оценила историческое происхождение вышивки крестиком как народного искусства, связанного на протяжении веков с женщинами из многих культур.
«Я никогда не претендовала на то, чтобы закончить всю Тору или устроить выставку. Но проект приобрел глобальный характер после того, как в 2013 году журнал «Hadassah Magazineh» опубликовал заметку о нем», – говорит Джентлс, которая стала креативным директором проекта. Согласно 65-летней президенту и председателю проекта Лили Шейн, люди из многих конфессий – и даже не принадлежащие ни к одной из них – из 28 стран обратились с просьбой принять участие в вышивке панелей. Большинство было из Северной Америки, но было также много добровольцев из других частей мира, включая Японию, Гватемалу, Южную Африку, Испанию, Англию и Филиппины. Большинство вышивальщиц были женщинами, но были и мужчины, а их возраст варьировался от подросткового до почти столетнего.
В некоторых семьях вышивание панелей стало общей деятельностью нескольких поколений. Барталь, учительница иврита, является одной из 30 вышивальщиц в Израиле. Как и все участники, она заплатила 18 долларов за отправленный по почте комплект, содержащий все необходимые материалы, включая иголку, нитки, тканевую основу и шаблон для назначенных четырех стихов Торы (только у первых вышивальщиц проекта был свой выбор стихов). Вышивальщицам было рекомендовано украшать свои панели рамками или иллюстрациями. Для тех, кто ищет вдохновения, организаторы предоставили образцы дизайнов, созданных Джентлс и другими художниками. У 40-летней Барталь не было серьезного опыта в вышивании крестиком, но это не имело значения. «У нас не было никаких требований относительно мастерства», – говорит Джентлс. «Я только немного шила для удовольствия, когда путешествовала по Индии 20 лет назад», – сказала Барталь.
Тем не менее, идея объединения с сотнями людей по всему миру и использования этой возможности как способа соединения с ее еврейским наследием побудила ее придерживаться этой задачи в течение почти двух месяцев, которые потребовались ей, чтобы завершить свои четыре стиха. (По словам Лили Шейн, для вышивания своих панелей вышивальщицам требовалось в среднем от 50 до 100 часов, в зависимости от длины стихов и сложности добавленных иллюстраций.) Барталь, которая назвала себя нерелигиозной, получила отрывок из книги Чисел. Еврейское название книги – «Бемидбар», что означает «В пустыне». Это был подходящий выбор для Барталь, которая вышивала стихи, помогая ухаживать за новорожденной дочкой своей сестры в доме ее сестры в Мицпе-Рамон в пустыне Негев.
«Я сидела там, вышивая, как старая тетушка», – пошутил Бартал. Она решила проиллюстрировать свою панель изображением дерева из пустыни. Хотя она высоко оценила проект по объединению стольких людей, ей также понравилось, что он всегда будет иметь личное значение. «Эти четыре вышитых стиха всегда будут напоминать мне о моей племяннице», – сказала она. Барталь посчастливилось встретить президента проекта «Тора стежок за стежком» Шейн, когда последняя находилась с длительным визитом в Израиле. Шейн познакомила Барталь с проектом и научила ее правильно вышивать крестиком.
Организаторы проекта подготовили обучение для новичков со стороны опытных вышивальщиц, как лично, так и виртуально, индивидуально или в группах.
Жительница Иерусалима Шарон Биндер – художник, дизайнер и каллиграф. 71-летняя Биндер была одной из тех, с кем Джентлс консультировалась, когда пыталась определиться с конкретным шрифтом иврита, который будет использоваться (он должен был иметь геометрическую природу и подстраиваться под эффект пикселизации при вышивке крестиком). Биндер занимается вышиванием. Тем не менее, она изначально находила обучение вышивке крестиком сложной задачей. «Подруга в 1990-х показала мне, как это делать. В этом есть своя техника. Вы должны быть очень внимательны со счетом», – сказала Биндер. Еще сложнее было выяснить, как создать иллюзию движения в абстрактной иллюстрации, которую Биндер спроектировала для стихов в книге «Брейшит», рассказывающих о сотворении первого и второго дня. Она должна была сделать это, используя только семь одобренных цветов нити.
«Я закончила тем, что объединила нити вместе, чтобы создать вариации цветов», – пояснила она. В то время как создатели отдельных панелей сталкивались с препятствиями, самая сложная задача выпала команде из 20 добровольцев, которые неустанно трудились, чтобы сшить вручную все 2000 панелей для создания конечного продукта. Панели сшивали в столбцы, а затем в блоки (три столбца на единицу). Каждый столбец должен иметь ровно 1092 квадрата. Не все панели имеют одинаковую длину, поэтому необходимо использовать панели с иллюстрациями, чтобы заполнить промежутки для создания деталей равномерной длины. За эту работу отвечает 73-летний Пэт Литтл, которая вызвалась руководить этой сборочной командой, собирающейся в доме Литтл в Торонто.
«Работу часто приходится разбирать и переделывать. Это упражнение на терпение», – говорит Литтл, христианка, вышедшая замуж за еврея. Выставка частично завершенного гобелена тронула Литтл до слез. «Я была ошеломлена и плакала, когда увидела его в музее. Я была поражена, что мы сделали это. Это было так выразительно, особенно с учетом того, что я знаю личные истории очень многих вышивальщиц», – сказала она. Действительно, Джентлс сказал, что панели «отправились в путешествие с людьми по жизни». Например, некоторые вышивали их, находясь в больнице. Некоторые неизлечимо больные держались до тех пор, пока не смогли закончить свои вышивки. Биндер сказала, что ей нравится созерцательный характер разбиения букв Торы на крошечные квадраты, в то же время увеличивая масштаб, чтобы получить новый взгляд на Тору в целом через эту конкретную форму искусства.
Фактически, то, как устроена выставка, усиливает ощущение буквального нахождения внутри Торы. Гобелен установлен на конструкции, специально разработанной Мартином Годе, которая передает кривизну и плавность свитка, он может быть установлен отдельно или прикреплен к стенам галереи. «Для людей очень важно быть среди слов Торы», – говорит Джентлс. Несмотря на то, что организаторы проекта обязуются следить за тем, чтобы каждая буква и слово были правильными, а сама работа имитирует форму свитка Торы, Джентлс быстро заметила, что в любом случае это произведение народного искусства, а не настоящая Тора. (Тем не менее, у Джентлс есть несколько больших деревянных яд указок для Торы для музейных экскурсоводов, чтобы они могли использовать их для прикосновения к гобелену, как это было бы сделано при прикосновении к настоящей Торе.)
«Наш проект проверили несколько ортодоксальных раввинв в Северной Америке и Израиле, и они сказали, что с ним все в порядке», – говорит Джентлс. Шейн упомянула, что ортодоксальным участницам было неудобно вышивать имя Б-га. Им были назначены стихи, в которых не было имени Б-га. Вышивальщицы были в разной степени знакомы с еврейскими буквами. Для 73-летней Дженис Рок, христианки из Оквилла близ Торонто, это была захватывающая возможность узнать больше о еврейском алфавите. Работа над «Торой стежок за стежком» привела ее к чтению книг о мистических аспектах ивритского алфавита, таких как «Книга букв: мистический ивритский алфавит» раввина Лоуренса Кушнера. «Ламед — моя любимая буква. Мне нравится ее форма. И когда я вернулась к своей панели, оказалось, что первая буква, которую я вышила, была именно «ламед» – взволнованно говорит Рок.
Проект также включает два небольших гобелена, один с сурами из Корана и один со стихами из Нового Завета. Оба текста относятся к сотворению мира. «Все три веры говорят об истории создания мира. Мы выбрали объединяющее», – сказала Шейн. Хотя Тора – на иврите – является основной целью проекта, она, по словам директора Канадского музея текстиля Эммы Куин он привлек большую и разнообразную аудиторию, стремившуюся взглянуть на нее в Музее. «Это огромный проект, невероятно мощный. Хотя в нашей коллекции есть предметы ручной работы, я еще не видела ничего подобного. Это свидетельство силы глобального сообщества его создателей», – отметила Куин.
В короткометражном фильме о проекте, который можно увидеть на выставке, вышивальщица Йегул из Турции говорит, что проект является очень своевременным. «Я действительно верю, что люди, когда они собираются вместе с какой-то целью, могут создать что – то значимое. В этом мире, особенно в наше время, важно, чтобы люди знали друг друга — потому что если вы не знаете, вы боитесь», – сказала она. «Я очень благодарна за то, что корни моей религии лежат в Торе», – говорит в фильме мать Ксавье. «Весь мир так переполнен насилием и гневом … Все эти женщины собираются вместе, хотя они даже не знают друг друга, и здесь они мирно садятся и вышивают, стежок за стежком», – сказала она.
timesofisrael.com
Опубликовано: 21-10-2019, 20:03
0

Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария