Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Как ирландец с шотландцем для евреев танки угнали


Отдельные подробности дерзкой операции, проведенной в мае 1948-го, за несколько часов до того как последние британские солдаты оставили Палестину, стали известны лишь по прошествии многих лет. А некоторые детали, видимо, так и останутся непроясненными, поскольку главный герой этой истории, Майкл Фланаган, бывший сержант британской армии, а затем боец Армии обороны Израиля, скончался в возрасте 87 лет и был похоронен на кладбище кибуца Шаар ха-Амаким рядом с могилой супруги Рут, унеся с собой тайну поступка, изменившего 70 лет назад его судьбу.
Британский крейсерский танк среднего класса «Кромвель» по праву считается одной из наиболее успешных боевых машин, созданных англичанами во время Второй мировой войны. Благодаря относительно легкой броне и мотору фирмы «Роллс-Ройс», обеспечивающим ему высокую скорость, этот танк успешно использовался британской армией против германских войск для атаки и стремительного прорыва.
История «Кромвеля» на службе Армии обороны Израиля началась с идеи, возникшей у Ицхака Саде, легендарного создателя первой танковой бригады еврейского государства. Весной 1948-го он решил воспользоваться предстоящей эвакуацией британской армии из Палестины, чтобы угнать у англичан несколько таких машин и присоединить их к силам «Хаганы».
Первая попытка «позаимствовать» «Кромвели» у британцев во время перегона машин со сворачиваемой в Изреэльской долине военной базы в Хайфу была запланирована на конец мая. Представители специального отдела «закупок» при «Хагане» договорились с несколькими солдатами о том, что во время переезда последние танки отстанут и сойдут на боковую дорогу, где их уже будут ожидать еврейские бойцы. За каждый угнанный танк солдатам пообещали по три тысячи фунтов. В конце концов план сорвался из-за усиленной охраны колонны, испугавшей британских участников сделки. Саде не сдавался и приказал искать новые возможности. Так в начале лета «Хагана» вышла на сержантов — ирландца-механика Майкла Фланагана и шотландца Гарри Макдональда — командира танка.
Операция была назначена на ночь с 29 на 30 июня, накануне отхода последних британских частей. Четыре оставшихся танка было решено угнать с базы при хайфском аэродроме силами двух британских сержантов и пары еврейских бойцов, которые прошли ускоренный курс вождения «Кромвелей». За неимением другой возможности сержанты обучали своих напарников управлению танками в одном из хайфских кафе — с помощью рисунков и чертежей.
Вечером бойцы «Хаганы» проникли на аэродром и спрятались внутри легкого самолета, принадлежавшего одному из состоятельных евреев. В назначенный час все четверо заняли места в заранее подготовленных сержантами к побегу танках, нагруженных боеприпасами и запчастями.
Тут начались проблемы. Одному из новоиспеченных водителей не удалось завести танк, и он, бросив машину, сбежал с базы. Оставшиеся три танка прорвали ворота базы и помчались в сторону кибуца Ягур, расположенного в Изреэльской долине, в нескольких километрах к востоку от Хайфы. Видимо, теоретическая подготовка, полученная в кафе, оказалась недостаточной, и буквально через несколько десятков метров танк, ведомый бойцом «Хаганы», сошел с дороги и завяз в песке. Пытаясь вызволить машину, неопытный водитель лишь сломал коробку передач. В итоге танк пришлось бросить. Впоследствии выяснилось, что оставленные танки помогли скрыться оставшимся. В неразберихе, возникшей на базе после дерзкого побега, офицеры потратили не меньше получаса на прояснение ситуации и обследование брошенных машин, что позволило двум другим танкам оторваться от погони.

В кибуце их должны были встретить машины, приспособленные для перевозки танков. Однако на месте их не оказалось. Ждать было опасно. Британцы подняли в воздух легкие самолеты, которые должны были найти и уничтожить беглецов. Танки помчались в Тель-Авив своим ходом. Впереди, указывая дорогу, несся джип «Хаганы». А заранее приобретенные в ходе подготовки к операции старые грузовики, со щебнем и с пробитыми шинами, перегораживали за ними узловые перекрестки, отрезая преследователей. Добравшиеся до Тель-Авива танки были спрятаны прямо во дворе жилого дома в одном из восточных пригородов — Гиватаиме.
Британцы были в бешенстве. Они отказались от участия в прощальном банкете у мэра Хайфы и, надеясь замять позорную историю, даже неофициально предложили взамен двух украденных «Кромвелей» отдать «Хагане» три танка другого типа. Но получили отказ.
Неделю спустя оба «Кромвеля» поступили в распоряжение 82-го танкового батальона 8-й танковой бригады Ицхака Саде. Собственно, вместе с танком «Шерман», у которого, правда, отсутствовала пушка, они составили первую и единственную на тот момент тяжелую танковую роту израильской армии. Помимо них бригада располагала лишь несколькими легкими французскими танками, отбитыми у сирийцев в ходе майских боев.
Уже в июле танковая часть была задействована в дерзкой операции «Дани», результатом которой стал захват аэропорта Лод (будущего международного аэропорта) и других стратегических позиций в центре страны. В октябре бригаду перебросили на южный фронт, и в результате операции «Иоав» она взяла полицейский форт Ирак-Сувейдан. А в ходе зимней операции «Хорев» танки разгромили египетские части и вышли на границу с Синаем.
Силуэт танка «Кромвель» украсил эмблему на беретах израильских танкистов. Сами машины попали в Музей танковых войск, расположенный на месте британского форта Латрун, который они не сумели взять во время Войны за независимость (он был отбит лишь во время Шестидневной войны).
Гарри Макдональд и Майкл Фланаган остались в стране, поступив на службу в бригаду Саде. Впоследствии Макдональд покинул Израиль, а Фланаган прошел гиюр, женился на служившей в том же подразделении Рут Леви и поселился в кибуце Шаар ха-Амаким.
Мы до сих пор не знаем, что заставило сержантов летом 1948-го дезертировать из британской армии. Со временем вокруг истории с похищением «Кромвелей» возникла масса легенд — и про девушек, которыми «Хагана» соблазнила солдат, и про тысячи лир и даже про то, что бойцы еврейского подполья под дулом пистолета убедили англичан угнать технику. Возможно, сыграло свою роль то, что сержанты, которые были по национальности шотландцем и ирландцем, не чувствовали себя уютно в английской армии. Так или иначе, Амнон Думани из кибуца Шаар ха-Амаким, близко знавший Фланагана на протяжении многих лет и рассказавший мне однажды всю историю угона «Кромвелей», был убежден, что мотивы ирландца не были ни коммерческими, ни лирическими.
«На самом деле, — сказал мне Думани, — на выбор Фланагана повлияло совсем другое. Майкл в 16 лет окончил военное училище, а в 19 участвовал в освобождении концлагеря Берген-Бельзен. Он увидел там то, что потрясло его и изменило на всю жизнь. Не знаю точно, что это было, он никогда не рассказывал об этом подробно, всегда уходил от разговора. Но я уверен, что, попав на службу в Палестину и увидев, как евреи возрождают свою страну, он сделал свой выбор. Все остальное было только вопросом времени».

Автор Александр Непомнящий

Опубликовано: 18-11-2019, 22:48
0

Оцените статью: +6
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария