Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Израиль и борьба с проституцией


Известно, что в мире существуют разные модели законодательства по вопросам, связанным с проституцией и торговлей людьми, завозом их в страну для работы в борделях.  Легализация, криминализация, полный запрет. В Израиле, как и во многих странах было запрещено сутенерство, принуждение к занятию проституцией и содержание притонов.

Но те, кто продавали и покупали, закон не нарушали. Однако в конце прошлого года в Израиле  был принят закон, запрещающий пользование платными сексуальными услугами. В обществе он вызвал как полное приятие, так и бурные протесты. Он принят, но пока не используется на практике. Как он был принят и почему пока не вошел в силу? На наши вопросы ответила Люба Фейн, активистка Коалиции женских организаций против проституции и торговли людьми в Израиле. Люба  работает над книгой, в которой рассказывается об истории лоббирования закона и о том, как его воспринимают пережившие проституцию.

— Расскажите, почему вы были активно против легализации – эта модель принята в некоторых  цивилизованных европейских странах.

— Мы хорошо знаем, что оказание сексуальных услуг за деньги – само по себе очень травматично для женщины. О чем говорят практически все психологи и психиатры. Даже если это происходит в пятизвездочной гостинице. Даже если вы поставите красивую музыку, к вам придут самые воспитанные клиенты и т.д. — это все равно травматично. Представьте, что вы в супермаркете, посмотрите на тех, кого видите у кассы. На красивых, некрасивых, толстых, вонючих, любых. Это клиенты. Даже если не будет никакого насилия, представьте себе, как именно все будет происходить. И каждый заплатит за секс 400 шекелей. Ненормальность этой ситуации станет ясна.

Есть люди, которые думают, что проститутки – какие-то другие, они по-другому себя чувствуют, но это конечно же чепуха.

Вторая проблема. Мы не устаем повторять, что нормальные люди не платят деньги женщинам, которые без денег не хотят с ними спать. Мужчины как правило не интересуются, почему она это делает, может, она с 10 лет в  торговле людьми, или ее запугивают, или… Им  не интересно. Они покупают человека, и значит, это поощрение какого-то очень уродливого явления.

И третья проблема, очень важная. Легализованная проституция выгодна сутенерам, она выгодна государству, которое берет грязные деньги в качеестве налогов и т.д. Эти услуги начинают рекламировать, что означает поощрение и нормализацию явления, и  все больше мужчин будут считать его нормой.

Женщины не хотят быть проституками, я знаю точно, я беседовала с десятками, сотнями женщин… Как сутенеры заполняют разницу между спросом и предложением? Привозят из-за границы девочек и женщин в очень ослабленном положении, привлекают девочек 15 — 16 лет из неблагополучных семей. Втягивание в проституцию тех, кто никогда бы там не оказался, если бы их не привлекали и уговаривали — происходит в любой стране, где существует легализация.

— Давайте назовем страны, где проституция легализована.

— Это 22 страны в мире, среди них  Германия, Голландия, Новая Зеландия, Швейцария, Австрия и т.д.  В Австралии это зависит от штата. В США запрещено и покупать, и  продавать, но в Неваде есть несколько районов, где существуют  легальные бордели.

— Есть и другой подход, когда проституцию считают социальной проблемой общества, и надо просто с этим работать, наказывая всех участников.

— Да, и тут можно привести в пример Америку и Иран.  Мы не принимаем такой подход. Мы считаем, что женщины — жертвы тех, кто их использует.  И обвинять их – несправедливо и неэффективно. Неэффективно, потому что жертва в этом случае будет бояться суда и не пойдет жаловаться. Она ничего не скажет.

— Но сутенерство в Израиле было под запретом и до закона.

-Да, сутенерство в Израиле давно запрещено. Но этого недостаточно. Проблема в тех, кто готов платить. Торговля прибыльна, и получается, что сутенерам стоит идти на риск. Это огромные деньги. В Швеции  в 1999 году решили, что надо положить конец спросу. Кампейн  «Если никто ее не купит, никто ее не продаст» — очень хорош.

8 стран — Швеция, Норвегия, Исландия, Франция, Ирландия ( и Северная Ирландия), Канада и Израиль приняли шведскую модель закона запрета покупки сексуальных услуг.  Очень серьезное движение за принятие  закона — на Украине.

В Израиле сначала начали бороться против завоза женщин в бордели. В Испании до сих пор бордели переполнены женщинами из Восточой Европы и Нигерии. В Израиле торговля шла в очень жесткой форме, женщины часто не знали, куда их везут. Не знали, на каких условиях они будут работать, у них забирали паспорта, сажали в закрытые квартиры.

— Я помню нашумевший в 90-х шведский фильм «Лиля навсегда» — как раз на эту тему.

— Да, а в Израиле был снят фильм «Какое прекрасное место». В общем, долгое время к этому относились так, будто торговля людьми создает проблему обществу и только.  Вот я читаю документы начала 2000-х , тогда сутенеры говорили женщинам : «Идите в полицию, все равно ничего не будет». Потом феминистские организации и активистки пытались что-то с этим сделать.

Захава Гальон первая подняла проблему торговли людьми в Кнессете в конце 90-х годов. США тоже начали исследовать тему торговли людьми как раз в это время. Каждый год они публикуют отчет, где оценивают, какие попытки страны предпринимают, чтобы предотвратить торговлю.  Давление США в этом вопросе было очень существенным. Нам «повезло» в том, что поток шел через Синай, и у политиков была еще одна причина закрыть проход.  Закон против торговли людьми привел к тому, что поток уменьшился, но не исчез, потому что существует безвизовый проезд из многих стран, но это не те масштабы, не тот уровень. Но он есть. Вот несколько дней назад раскрыли очередную сеть.

А какая собственно разница между торговлей из-за границы и проституцией? В общем, никакой. Это те же люди, слабые, беззащитные, бедные, много эмигрантов, бесправные.

30 декабря прошлого года у нас был принят закон, основанный на шведской модели. Пока мы продвигали закон, многое изменилось. Многие реабилитационные центры сейчас закрываются, не хватает денег, ставок, помещений. А ведь именно эти центры  возвращают в общество сотни женщин, у которых без них не было бы будущего.  И без таких центорв закон не будет работать.

— Обычно этот закон продвигают представители левых партий. А в Израиле?

— Да, во всех странах была борьба между правыми и левыми.  В Израиле создался  уникальный политический союз из представителей многих партий: «Мерец», «Еш Атид», «Еврейский Дом», ХАДАШ… Везде нашлась женщина, которая сказала « Я больше этого не допущу».

— Противники закона скажут вам: если проституция становится нелегальной, она уходит в серую зону, в подполье.

— Она и сейчас в подполье. В любой стране. У меня перед глазами исследования в Новой Зеландии и Германии. В Новой Зеландии, где проституция абсолютно легальна, они вообще не знают, сколько людей в это вовлечено. 4 тысячи или 8 тысяч, или больше, они не знают.  В Германии  9 проституток из 10 не имеют страховок на здоровье. Как это может быть?  Большинство – из Восточной Европы, и на иностранных граждан страхование не распространяется.  Те, кто лоббируют легализацию торговли, утверждают, что надо относиться к проституции, как к любому бизнесу. Но мы понимаем, что это означает, полиция не сможет просто так зайти в бордель.

— Закон в  Израиле официально войдет в силу 30 июня 2020 года . Что до этого  должно произойти?

— У нас полтора года, чтобы построить инфраструктуру. А с этим проблема, потому что  Кнессет не работает. 30 миллионов на реабилитацию пока не получены.  Но работа продолжается.

Закон еще очень важен, потому что он – воспитывает. Да, изнасилование незаконно, неприличное поведение тоже. И это хорошо. Но от проституции люди реально умирают каждый год. Да, это сложно доказать, но когда умирает женщина с тяжелой психиатрической проблемой, плюс наркотики и алкоголь,  — нигде не написано, что она умерла от проституции. Но это так.  Поэтому статистики нет. Женщины умирают в 30-40 лет.

Есть еще «отличный» аргумент против закона: «Есть же женщины, которым хорошо, им нравится, они свободны и предпочли этим заниматься», или «Она обездолена, если вы отнимете у нее эту работу, она останется без еды». Так все же ей хорошо — или она голодает и поэтому идет на все?

Поэтому моя книга называется «Проститука Шрёдингера».  Противники Закона приводят два взаимоисключающих аргумента. Иногда эти аргументы появляются в одном и том же тексте.

— Я вам приведу еще один обычный аргумент: есть мужчины-инвалиды, и им нужны платные услуги.

— Я  интервьюировала несколько десятков женщин, которые вышли из проституции.  Количество инвалидов из клиентов – меньше одного процента.  Но важно даже не это, а то, что чья-то нужда не оправдывает жертвы. Женщины в этой среде тоже часто в тяжелом душевном состоянии. То есть помогая одним, нельзя убивать других.

— Получается ли вытащить кого-то, и как это происходит?

— Есть такая притча. В одном городе был сломанный мост. Люди падали и умирали. И тогда мэр города получил пожертвование, чтобы исправить проблему. И что он сделал? Построил больницу под мостом.

Нам нужна больница, но мы не хотим, чтобы женщины вообще поднимались на этот мост. Да, нужны центры и организации помощи.

Расскажу историю девушки, которая приехала одна в Израиль в 18 лет из Украины. Она говорит, что хотела открыть новую страницу. Девушка из неблагополучной семьи, родители в разводе, отчим…. Она оказалась в уличной банде. В банде свои законы: всех отправляли заниматься проституцией и отдавать деньги. Ей это казалось нормой.

Она приехала сюда легально и пыталась работать официанткой, но ее сократили. Нашла объявление, что есть работа. Если следовать формальной логике – да, она хотела быть проституткой. Она одна в стране, у нее никого нет на всем свете, кому она нужна и интересна. Ну, а изнасилована она была в  14 лет. И вот 7 лет в Израиле она проститутка, говорит себе, что зарабатывает большие деньги, покупает все, что хочет, но, конечно, у нее всегда нет денег, потому что работает механизм самокомпенсации. И я не знаю женщин, которые скопили на этом деньги, они их тратят, компенсируя то, что с ними происходит.

Она начинала с престижного эскорта, но идет время, ее уже не хотят, поведение меняется, и в 22 года она не стоит больших денег, из квартиры выгнали из-за нароктиков, и она бы скатилась и погибла.

Но ее остановила беременность. И случилось какое-то просветление. « Я не хочу, чтобы мой  ребенок так жил». Это 2000-е годы. Организации, люди, которые там работают, помогли ей получить соцобеспечение. Ей оформили скидки, помогли с работой …

Существует и группа взаимопомощи . Это группа, где никто ничего не обязан делать, но если есть возможность помочь, человек откликается на запрос и помогает информацией, продуктами, деньгами. Эта девушка пока не стоит на ногах  на 100 процентов, но она уже не вернется.

Когда я спросила ее «как тебя назвать в книге?», она ответила: « Назови меня Виктория, потому что я победила».

Алла Борисова 

Опубликовано: 28-11-2019, 01:15
2

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

К чему эти отсылки к Германии, Швеции.. Почему нет отсылок на ТАНАХ, где полно блудниц, оказывающих услуги государству. И даже родословная от Иуды, сына Иосифа идет от женщины, которая вела себя как блудница. Думаю что Израиль мог бы решить эту проблему с учетом истории, борьбы с принуждением и демократическими традициями европейских стран. А вот с чем надо бороться, так это с криминальными организациями, "курирующими" эти вопросы.


Оценить комментарий: 0
удалить комментарий

Уважаемый Критикан. Вы листали Тору. И поверхностно все верно. Так и кажется. Но если Вы спросите Вашего рава, что было на самом деле, на уровне духовном, то все что написано о "блуднице" предстанет в ином свете. Послушайте парашийот рава Даниэля Коэна, да любого другого рава...


Оценить комментарий: 0
удалить комментарий

Добавление комментария