Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


Израиль оказался на пороге криминальной интифады Эксперт раскрыл масштабы арабской огрпреступности в стране

На Земле Обетованной, как и в России исторически - две беды. Правда, в Израиле это – терроризм и преступность. Однако, в отличие от напряженной борьбы с терроризмом, удачами в противостоянии с хорошо вооруженными арабскими преступными группировками власти похвастать не могут. Провал в борьбе с одним из ответвлений в этнической преступности официально признали даже на уровне правительства. По требованию депутатов Кнессета, и как ни странно, прежде всего – арабских, был принят «Национальный проект по искоренению насилия и преступности в арабском секторе». Ситуацию на криминальном фронте комментирует известный израильский адвокат, бывший сотрудник одного из секретных подразделений полиции Израиля Алекс РАСКИН.
– Простые израильтяне практически все знают о международных террористических организациях, их названиях, численности, именах главарей, но когда заходит речь о местной арабской оргпреступности – информации в открытых источниках – ноль… Что это за монстр такой, что даже пресса боится писать о нем?
– В Израиле арабская организованная преступность строится точно также как на Сицилии - существуют криминальные семья. И хотя в Израиле слово “Мафия” не в ходу, но если называть вещи своими именами, то именно этот термин правильнее всего обозначит то, что происходит на самом деле. В последние годы, арабские «Семьи» вытесняют еврейские и захватывают все большие территории и сфер деятельности.
Сегодня в Израиле существует пять криминальных арабских «Семей», которые поделили между собой территорию всей страны от Голан до Негева. Их деятельность — как правило рэкет, контрабанда, торговля наркотиками и оружием. Арабские «семьи» стоят примерно миллиард – полтора миллиарда шекелей и насчитывают порядка тысячи бойцов.
Территорией от Негева до Египта, включая район Мертвого Моря, владеет бедуинский авторитет с примерно тысячью штыками. «Досуг» у них точно такой же, как и арабских коллег из других регионов страны, но, кроме этого, они еще регулярно совершают набеги на фермерские хозяйства в Негеве, грабят бензозаправки, воруют скот и сельскохозяйственную продукцию. Бедуинская Семья оценивается примерно в миллиард шекелей.
По самым скромным подсчетам на руках арабского и бедуинского сектора более двухсот тысяч незаконных единиц оружия. Для сравнения, у гражданского населения Израиля примерно триста тысяч зарегистрированных единиц огнестрельного оружия. То есть объем незаконного оружия у израильских арабов почти такой же, как официально зарегистрированного у всего Израиля. Оружие как правило воруется с армейских складов, либо попадает в Израиль из Палестинской автономии. Преступность в арабском секторе намного опережает показатели преступности по стране.
– Можете привести пример в конкретных цифрах?
– Арабское население Израиля составляет около двадцати процентов, а процент убийств среди арабов составляет 67 процентов от общего по стране. Тут имеются убийства для сохранения чести семьи и кровная месть, которая может тянуться долгие годы. Семьи постоянно воюют друг с другом. Местные органы власти боятся их. В арабских населенных пунктах процветает настоящий криминальный террор.
– Если ситуация настолько ужасная, почему же полиция до сих пор не принимала решительных мер?
– Косвенно полиция сама дала возможность укрепиться арабским «семьям», сильно ослабив в последние годы еврейские криминальные Семьи. Образовавшийся в результате этого вакуум был очень быстро заполнен.
Но основная причина не в этом. Основная причина в том, что возможности полиции бороться с арабской организованной преступностью сильно ограничены. Очень сложно получать достоверную информацию изнутри, в арабских населенных пунктах невозможно осуществлять наружное наблюдение, либо иные оперативные действия, очень сложно произвести аресты в деревнях. Сразу же собирается большая толпа, часть из которой вооружена и это обстоятельство грозит обернуться массовыми беспорядками.
Кроме организованной преступности в арабском секторе пышным цветом цветет преступность среди несовершеннолетних, бытовая и уличная преступность. Конечно, больше всего от этого страдают сами арабы, проживающие в моноэтнических населенных пунктах. Но и не только они. Сегодня существует тенденция переселения арабов из деревень в города, например, в Хайфу, Беер-Шеву… В связи с этим в городах жизнь стала менее спокойной. В последнее время, премьер-министр и Министерства внутренней безопасности стали призывать к борьбе с организованной арабской преступностью, правда, не объяснили, как это сделать. В основном звучат лозунги. Я думаю, что сегодня уже никто не найдет ту бутылку, из которой вылез джинн. Слишком далеко все ушло.
– На ваш взгляд, насколько изменит ситуацию презентованный правительством план борьбы с преступностью в арабском секторе?
– План насколько известно состоит в том, чтобы открывать полицейские отделения и увеличивать призыв в полицию арабов, бедуинов и черкесов. Под это отводятся колоссальные бюджеты. На мой взгляд, может это каким-то образом и снизит уличную преступность в арабских населенных пунктах, но никак не скажется на самом явлении.
Слышны призывы скупать у арабов незаконное оружие, чтобы материально заинтересовать их. Я думаю, если эта глупость воплотится в жизнь, то сразу же увеличится количество краж оружия, которое нам же и будут продавать.
– Так, есть ли выход из ситуации, когда арабский криминальный террор начинает представлять такую же угрозу израильтянам, как террор по политическим мотивам и со стороны радикально настроенных религиозных элементов?
– Очень долго преступность в арабском секторе замалчивалась, так как власти в Израиле боятся обвинений в дискриминации местных арабов. Кроме того, практически любое жесткое действие полиции, могло обернуться массовыми беспорядками, с тяжелыми последствиями.
В Израиле каждый день что-то происходит то война, то выборы и ворошить это осиное гнездо всегда было не вовремя и не к месту.
Большое значение имеют в арабском секторе традиции - кровная месть, убийства для сохранения чести семьи, бесправие женщины. Но я глубоко уверен, что на рост преступности в арабском секторе большее влияние оказывает арабский терроризм. То, что во всем мире происходит на идеологической основе тут происходит еще и на криминальной. Другими словами, речь идет о настоящем криминальном терроре.
Обратите внимание, что количество незаконного огнестрельного оружия у арабов и бедуинов примерно двести тысяч единиц, а преступные кланы состоят примерно из 2000 человек. Представляете сколько единиц оружия у “простых” арабов?
Если у Семей задачей пока является получение больших денег, то задачи второй категории арабов пока известны только им самим. Понятно, что хорошо вооруженная организация в любой момент может поменять приоритеты и начать действовать на идеологической основе.
Именно поэтому полиция не хочет конфронтации с ними, а озвученные правительством планы по борьбе с арабской преступностью вызваны зашкаливающей криминальной статистикой и давлением арабской общественности, уже долгое время страдающей «от своих».
Не знаю, чем это кончится, но оптимизма по этому поводу у меня нет.
Опубликовано: 15-01-2020, 07:55
1

Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

В стране жуткий бардак!


Оценить комментарий: 0
удалить комментарий

Добавление комментария