Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Версия для печати


Энтропия Кнессета

Наши депутаты становятся менее преданными своим же провозглашенным идеям и принципам, а Кнессет в целом становится менее нравственным.

Об этом свидетельствуют процессы, происходившие за несколько дней до окончания срока подачи партийных списков в ЦИК.
В Ту би-шват, праздник деревьев, состоялось первое заседание парламента новопровозглашенного еврейского государства, и поэтому Ту би-шват принято считать Днем рождения Кнессета. В этот день по традиции сажают деревья и депутатов.
Это шутка, а если серьезно – когда лет 10 назад с каким-то непонятным саморазрушительным энтузиазмом депутаты продвигали закон о повышении электорального барьера с двух мандатов до четырех, я призывал не совершать этой ужасной ошибки, предсказывал, что когда фракций в парламенте будет меньше, один человек сможет держать всю страну в заложниках, выдвигая невыполнимые требования.
Мои прогнозы, к огромному моему же сожалению, оправдались, в стране вот уже год – конституционный кризис. Именно из-за высокого электорального барьера.
Но и я не смог предвидеть еще одного страшного последствия того судьбоносного, как мы теперь понимаем, изменения. Из-за повышения барьера депутаты становятся менее преданными своим же провозглашенным идеям и принципам, а Кнессет в целом становится менее нравственным.
Об этом свидетельствуют процессы, происходившие в минувшую неделю – за несколько дней до окончания срока подачи партийных списков в Центральную избирательную комиссию.
Политики, желая быть избранными в Кнессет и не имея возможности создать партию, могущую набрать необходимые 4 мандата, пошли на предательство своих же принципов, своей же программы. Они заключали союзы с партиями, являющимися их антагонистами, противниками их идей.
Так, партия Авода, которая еще недавно гордо носила название Сионистский лагерь, состыковалась, убоящася электорального барьера, с партией МЕРЕЦ, члены которой – типичные пост-сионисты, поклоняющиеся могиле Арафата.
Партия Гешер далекой от поклонников Арафата Орли Леви по той же причине сначала создала союз с партией Авода, а теперь – с МЕРЕЦ.
Менее всего повезло лидеру ультраправых Итамару Бен-Гвиру. Сначала он гордо заявлял, что ни за какие коврижки не предаст своих идеалов и не снимет портрет убийцы над своим диваном в салоне квартиры. В последнюю минуту он все же отрекся от своего кумира – но его жертву не приняли, оставили за бортом сколоченной на скорую руку большой проходной правой партии. В которой тоже собрались люди, имеющие несовместимые взгляды на ряд важных для страны вопросов.
Itamar Ben-Gvir
Опубликовано: 21-01-2020, 11:24
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария