Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Версия для печати


Живые миры сионистов во Фрайбурге

Две заметки из “Badische Zeitung”

Перевод с немецкого Леонида Комиссаренко

В понедельник — 27 января — исполнилось 75 лет со дня освобождения Концентрационного лагеря Освенцим. В этот день памяти в историческом Кауфхаузе во Фрайбурге состоялось торжественное мероприятие с двумя лекциями под общим заголовком «Живые миры сионистов во Фрайбурге с 1897 по 1933 год». Одна из двух докладчиков — Юлия Бёккер, написавшая магистерскую диссертацию под этим названием.
Корреспондент газеты Юлия Литтман говорит с Бёккер о её исследованиях и находках, которые ясно показывают, сколь разными были — и остаются — еврейские течения.
Юлия Бёккер
Юлия Бёккер*
«Гордость студентов-сионистов»
Интервью BadischeZeitung с историком Юлией Бёккер, рассказывающей о сионистской среде обитания во Фрайбурге в период с 1897 по 1933 год. Фото Юлии Бёккер.
BZ: Сионизм во Фрайбурге в начале 20 века — это ли не удивительно?
Юлия Бёккер: Не совсем. Рубен Франкенштейн долгое время работал над этой темой во Фрайбурге. А историк Бернд Мартин предложил провести исследование по тему Маркенхоф и сионисты во Фрайбургском университете, когда я отправилась в Иерусалим с годичным учебным визитом. Тогда, для своей магистерской работы, я и углубилась в исследования.
BZ: Где, собственно, вы находите следы сионистского движения, имевшего место во Фрайбурге?
Бёккер: Особенно много дал мне Центральный сионистский архив в Иерусалиме. Там, например, я натолкнулась на переписку между еврейским врачом из Фрайбурга Максом Кауфманом и Максом Боденхаймером, возглавлявшим Сионистскую ассоциацию Германии в Кёльне. Макс Кауфманн в 1897 году организовал во Фрайбурге местную группу этой ассоциации, которая в 1898 году была зарегистрирована официально. В своих письмах он формулирует, что побудило человека во Фрайбурге в то время чувствовать свою принадлежность к сионизму. Кстати, большинство из них были заинтересованы не в эмиграции в Палестину, а в распространении и поддержке сионистской идеи. Здесь во Фрайбурге я нашла много материалов в городском, университетском и государственном архивах. Всё вместе — гигантская мозаика.
BZ: Где во Фрайбурге наиболее ярко проявлялся сионизм?
Бёккер: Я исследовала эти проявления в трех местах. В городе, в университете и в Маркенхоф в Кирхцартене, который был сионистским сельскохозяйственным учебным центром для молодых людей, хотевших эмигрировать в Палестину. Ситуация в городе. Здесь следует понимать, что сионистское движение бзахватывало меньшинство в еврейском меньшинстве. Местная группа помогала в поиске коллекционерам или организовывала сбор средств — обычно для очень специфических проектов. Например, для еврейских сирот в Палестине. Финансовая поддержка Маркенхофа также шла из Фрайбурга: Конрад Гольдманн, который жил в Хердерне на Моцартштрассе, обеспечил существование этого предприятия как покровитель.
BZ: Как представляли себя еврейские студенты-сионисты в университете?

Бёккер: Примерно так, как представлено на исторической фотографии из Мюнхена. Наряду с еврейской студенческой ассоциацией Ghibellinia в эти годы были созданы три еврейские студенческие ассоциации сионистов: Ассоциация еврейских студентов, Ivria и Maccabaea. Ghibellinia и три сионистских союза ни в коем случае не были едины в своих устремлениях. Едины были с 1908 и 1910 годов во Фрайбурге два открыто антисемитских союза: Ассоциация немецких студентов и Corps Suevia, которые лишили еврейские объединения возможности сатисфакции в академических дуэлях. В июле 1933 года вновь назначенный ректор Мартин Хайдеггер запретил все еврейские союзы во Фрайбургском университете.
Еврейский студент Густав Кроянкер в униформе сионистского еврейского студенческого союза. В 1910 году он перевёлся из Фрайбургского университета в Мюнхенский
BZ: На фото студента в центре шарфа — большая Звезда Давида, а 30 лет спустя нацисты делают её клеймом евреев
Бёккер: И в 1910 году это был настоящий вызов. Это доказывает: активные сионисты не скрывались, они демонстрировали гордость и уверенность в себе, даже если постоянно вынуждены были бороться со встречным ветром. Веял он не только от антисемитов, но и от большинства евреев. Они опасались того, что требования сионистов ухудшат положение европейских евреев, утверждали, что антисемитизм постепенно уляжется. И да: тот факт, что этот символ затем будет использован для стигматизации, описывает развитие, которое произошло в последующие десятилетия.
BZ: Что Вас больше всего тронуло в процессе исследований?
Бёккер: Вся тема затрагивает. Например то, с какой живостью и бесстрашием выступали евреи-сионисты. Будь то в униформе студенческой корпорации в университете или в качестве желающего эмигрировать стажёра из Маркенхофа. И это касается вас совершенно конкретно, когда, например, в семестровом отчете в журнале «Der jüdische Student» рассказывается, как вместе совершали турпоходы или собиралась в пабе на Грюнвальдерштрассе. Это всё вещи и места, которые имеют свое место в вашей жизни — и это особый способ сближения. Волнуют меня и вопросы памяти. В 2005 году одна из улиц во Фрайбурге названа в честь Конрада Гольдмана — но уж очень запрятана она за железнодорожной сетью. Знают о ней? Знают историю Конрада Гольдмана? В любом случае, я считаю важным, чтобы было больше известно, какая история и какое еврейское разнообразие было и есть — также во Фрайбурге.
Клаус Риксингер
Клаус Риксингер**
Kewuzat Markenhof (Коммуна Маркенхоф)
Предприниматель Конрад Гольдманн из Фрайбурга основал одни из первых сионистских курсов по эмиграции в 1919 году.
Всего через семь недель после окончания Первой мировой война фрайбургский предпрениматель Конрад Гольдманн зарегистрировал во Фрайбургском окружном суде «Еврейскую сельскохозяйственную ассоциацию «Плуг».
Родившийся в России Гольдманн жил во Фрайбурге с 1907 года, был горячим сторонником сионизма, — призыва к созданию еврейского государства в Палестине. В то время во многих европейских странах появились отделения организации Hechaluz (Пионер — пер.), которые ставили перед собой задачу вдохновить и обучить молодых евреев для жизни в кибуце в Палестине. Гольдман был очарован этой идеей. Успешному предпринимателю — производителё проводов и кабелей — ему не нужно было ждать, пока такая ассоциация возникнет в Германии, он сам финансировал учебное имение-кибуц.
В январе 1919 года он купил фермерское поместье Маркенхоф в районе Бург и Цартен близ Фрайбурга у семьи фон Борай и вложил часть своих активов и прибыли в его расширение. Молодым людям он предоставил всё возможное. Хотя Гольдманн не был строго религиозным, он построил на Маркенхофе синагогу и денег не жалел.
Витражи синагоги с изображением двенадцати колен Израиля созданы известным художником Фридрихом Адлером, который изготовил окна кёльнской синагоги.
Пристройка синагоги сохранилась до наших дней
Первые ученики, названные Eleven (Одиннадцать), были в основном из семей среднего класса — из южной Германии, из Берлина, Кёльна, Литвы, России и других стран Восточной Европы. До закрытия фермы в 1925 году примерно 300 молодых людей прошли один или два года обучения в Маркенхофе. Рубин Франкенштейн, преподаватель Института еврейских исследований Фрайбургского университета, много лет занимается еврейским прошлым Маркенхофа. Он предполагает, что сионистский курс Гольдмана был первым в своем роде в Германии. Франкенштейн о почти забытой истории фермы в районе Фрайбургга узнал благодаря двум интервью учителя из Мюльхайма Ульриха Тромма с двумя бывшими студентами учебного центра. Он начал проводить исследования, в процессе которых всё больше осознавал важность Маркенхофa для немецкого сионизма. Маркенхоф оставил свой след и в Палестине. Многие из Одиннадцати позже участвовали в строительстве кибуцев.
Элевен (Одиннадцать) жили в Кирхцартене
Сначала молодым людям было трудно справляться с физической работой в Маркенхофе. Ульрих Тромм посетил бывшего студента Маркенхофа Эрнста Френкеля в Израиле в 1987 году и расспросил его о своем опыте. Френкель бросил академическую карьеру, чтобы преподавать в Маркенхофе, и теперь занимался, в том числе, вилами. «Сначала у меня появились волдыри, затем кожа ушла, а потом я получил жуткое заражение крови», — сказал Френкель о загрузке грузовика с навозом. Инспекторы руководили работой студентов: в конюшне, в коровнике, на поле, в питомнике, в пекарне, в винодельне в Кайзерштуле и многим другим, что им могло понадобиться для создания самодостаточного поселения в Палестине.
Согласно исследованию Франкенштейна, первая пионерская группа из четырех женщин и трех мужчин эмигрировала в Палестину в декабре 1921 года. Социолог Артур Руппин из Палестинского бюро в Маркенхофе дал им последние инструкции. Руппин придумал для них название «Kewuzat Markenhof» (муниципалитет Маркенхоф). В 1923 году последовало еще одиннадцать выпускников. После нескольких переездов они обосновались в 1927 году в своем окончательном месте к югу от Галилейского моря. Они назвали свой кибуц Beth Sera, что можно перевести как Дом урожая — Кибуц Маркенхоф звучало бы слишком по-немецки для многих, приехавших после обучения в Кирхцартене.
Конрад Гольдман (в центре) со своими Элевен в Маркенхофе
К этому времени обучение эмигрантов под Фрайбургом уже прекратилось. Конрад Гольдманн потерял всё свое состояние и фабрику во время инфляции в 1923 году и продержал Маркенхоф в течение ещё двух лет, предположительно, благодаря грантам. Затем он вынужден был имение продать. Гольдманн отправил художественно выполненные витражи в Тель-Авив. Там они долгое время считались пропавшими.
Новым владельцем Маркенхофа стал евангелический монастырь, который основал в имении христианскую фермерскую школу. В 1934 году эта школа прекратила своё существование. Георг Мидтке, который управлял немецко-мексиканской экспортно-импортной компанией по поставкам оборудования и деталей машин, стал новым владельцем. Но с 1937 года национал-социалисты сначала захватили собственность и разместили там «работающих горничных», которые должны были помогать в сельском хозяйстве. С того времени во дворе еще сохранилась казарма Имперской службы труда.
Позднее Конрад Гольдманн снова стал предпринимателем во Фрайбурге, но затем бежал от нацистов в Эльзас. После немецкого вторжения во Францию в 1940 году 70-летнему Гольдману бежать не удалось. Нацисты схватили его и отправили в концлагерь Дранси под Парижем. Он умер до того, как его должны были депортировать в лагерь смерти на востоке. С 2005 года о Гольдманне напоминает название одной из улиц во Фрайбурге.
Маркенхоф со встроенной синагогой выглядит сегодня как капсула времени из 1920-х годов. Помещения, которые сегодня сдаются в аренду в частном порядке, все еще находятся в своем первоначальном состоянии с деревянными панелями на стенах и кассетными потолками. Даже Синагогальный ковчег (‏אֲרוֹן הַקֹּדֶש‏‎, арон а-кодеш — пер.) и три художественно обработанных деревянных колонны  сохранились до сих пор. Эрнст Френклин в 1965 году перевёз еще четыре колонны в Израиль, сообщает Бенедикт Мидтке, внук Георга Мидтке.
Семья Мидтке, которой до сих пор принадлежит Маркенхоф, не только пыталась сохранить исторические здания, но и поддерживала дружеские контакты с бывшими Элевен Маркенхофа. Лидия Мидтке, невестка Георга Мидтке, вспоминает посетителей из Стокгольма, Тель-Авива, Цюриха, Лондона и Нью-Йорка, которые хотели вновь посетить место своей подготовки к деятельности пионеров сельского хозяйства в Палестине.
И художник Фридрих Адлер не пережил нацистскую диктатуру. В 1936 году он отправился в Палестину и снова увидел свои «окна Маркенхоф» в художественном музее в Тель-Авиве. К сожалению, как писал Рубин Франкенштейн в своих заметках, Адлер затем вернулся в Германию. В 1942 году он был убит в Освенциме.
Витражи исчезли в хранилище музея и слыли пропавшими, пока местный исследователь Эрнст Шалл не нашел их. Они были восстановлены и показаны в 1994 и 1995 годах на выставке о Фридрихе Адлере в Германии и США. Мемориальная доска Конраду Гольдманну, которая напоминает о все ещё существующем в Германии «Gut Markenhof», установлена в кибуце.
___
*) Юлия Бёккер изучала новую и новейшую историю, СМИ и публичное право во Фрайбурге, Базеле и Иерусалиме. Во время пятилетнего пребывания в США сопровождала разбирательства в судах по разрешению конфликтов и урегулированию споров. Живет со своей семьей в Гамбурге и работает в Центре этического образования Вооруженных сил.
**) Клаус Риксингер. Родился в 1967 году. Изучал политологию и социологию в Гейдельберге. С 1998 года — редактор Sonntag. С 2002 года — руководитель общей редакции.

Опубликовано в ГерманияПомечено Леонид Комиссаренко
Опубликовано: 5-02-2020, 14:31
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария