Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Коронавирус- карта распространения в реальном времени ..

Версия для печати


Один из лучших разведчиков Моссада, о котором знают немногие

Так можно назвать «агента в шампанском» Вольфганга Лотца
21 июня 1962 года весь Израиль потрясло сообщение об успешном испытании в Египте ракет класса «земля-земля». Ракеты «Аль-Зефир» («Победа», дальность полета 280 км) и «Аль-Кахио» («Завоеватель», дальность полета 580 км) могли представить серьезную угрозу для безопасности Израиля. Даже их названия недвусмысленно свидетельствовали о намерениях египетского президента Насера. Да он и сам открыто заявил о своих планах в отношении еврейского государства, выступив с обращением к нации в связи с таким важным событием.
Когда премьер-министр Израиля Давид Бен-Гурион выяснил, что Моссад об этих ракетах ничего не знает, был страшно разгневан. Он вызвал директора Моссада Иссера Хареля и ядовито попросил объяснить, зачем Израиль тратит огромные средства на разведку, если достаточно купить простой приемник, чтобы получить ценную информацию из выступлений египетского президента. Харель заверил премьера, что через три месяца подробная информация о ракетной программе Египта будет лежать у него на столе.
Информацию эту израильская разведка получила раньше – ее суперагент в Каире Вольфганг Лотц уже через месяц прислал подробное сообщение. Оно содержало не только технические характеристики, но и координаты установок и даже список офицеров и специалистов, причастных к новым ракетам…
Израильская разведка заслужила репутацию одной из самых эффективных в мире. Ее заслуги в создании, становлении и укреплении еврейского государства трудно переоценить. Одним из выдающихся разведчиков Моссада был Вольфганг Лотц, которого зарубежные историки часто называют израильским Джеймсом Бондом. Четыре года он успешно вживался в элитные круги египетского общества и собирал ценнейшую информацию, которая стала одним из кирпичиков в фундаменте исторической победы Израиля в Шестидневной войне.
Вольфганг ЛотцВольфганг Лотц
Вольфганг Лотц родился в 1921 году в Мангейме. Его мать-еврейка Елена была актрисой, а отец-немец работал директором театра в Берлине. Вольфганг писал: «От своих родителей я, кажется, унаследовал некоторые актерские способности, что оказалось очень полезным во время моей работы в Египте».
Когда в 1933 году нацисты пришли к власти, родители Вольфганга развелись. Отец вступил в нацистскую партию, а Елена с сыном отправились в Эрец-Исраэль. Ее приняли в театр «Габима», а Вольфганг взял себе имя Зеэв Гур-Арье и поступил учиться в сельскохозяйственную школу Бен-Шемен. Здесь ему особенно понравилось возиться с лошадьми, он даже получил прозвище Сус, что на иврите означает «лошадь». Вольфганг свободно владел ивритом, английским, немецким и арабским языками.
В 1937 году, когда ему было всего 16 лет, Вольфганг вступил в «Хагану». Бен-Шемен окружали арабские деревни, и попасть в поселок можно было только на автобусе под усиленной охраной. Вольфгангу была поручена охрана единственного автобуса, связывающего школу Бен-Шемен с районом, населенным евреями… Занимался он и транспортировкой тайного груза – оружия, без которого евреи не могли себя защитить от нападений арабских боевиков. Участвовал Лотц и в конном патрулировании территории вокруг школы.
Когда началась Вторая мировая война, Вольфганг, прибавив себе возраст, вступил в британскую армию. Его направили в специальный лагерь, где обучали разведчиков и диверсантов. Лотц участвовал в боевых операциях в тылу Африканского корпуса Роммеля. В конце войны в звании сержанта он работал в Каире военным переводчиком.
В 1948-1949 гг. Вольфганг Лотц в звании лейтенанта принимал участие в Войне за независимость Израиля. В 1956 году он, уже майор, во время Синайской кампании командовал ротой, которая прорвалась в район Суэца и захватила несколько мощных укреплений противника.
Сразу же после этой войны контакт с Вольфгангом установила военная разведка. Он ее заинтересовал, прежде всего, тем, что внешне совсем не походил на еврея. Позже Лотц вспоминал: «Я был блондином, много пил и был воплощением бывшего немецкого офицера».
Общительный по натуре, с хорошими актерскими данными, храбрый и готовый на риск, он представлялся очень перспективным агентом. Вербовщики не ошиблись – Лотц действительно оказался прекрасным разведчиком.
После очень напряженной подготовки Лотц был направлен в Германию для закрепления легенды. А легенда была такой – бывший офицер германской армии, воевавший в составе 115-й дивизии Африканского корпуса Роммеля (Лотц много знал о корпусе Роммеля — участвовал в боевых действиях против него и в десятках допросов немецких пленных), после войны уехал в Австралию, там разбогател, стал крупным конезаводчиком и владельцем скаковых лошадей.
Год Лотц провел в Западной Германии. Это было необходимо, чтобы придать легенде больше достоверности. В декабре 1960 года Вольфганг на автомобиле отправился в Италию. В Генуе он сел на морской лайнер и в начале января 1961 года морем прибыл в Египет. «Туристу-конезаводчику» были выделены весьма значительные (по израильским меркам) средства, что позволило ему быстро войти в привилегированные круги египетского общества, в частности, попасть в элитный Кавалерийский клуб. Там он чуть ли не в первый день познакомился и подружился с шефом египетской полиции Аль-Гаухарбом. Вскоре Лотц занялся на египетской земле своим любимым делом — разведением и выездкой лошадей.
Израильская разведка поставила перед Лотцем в числе главных задач сбор информации об армии и флоте Египта, о ходе оснащения их новейшим вооружением, а также сбор сведений о немецких специалистах авиационной и ракетной техники, работающих там.
С полицейским номер один Вольфганг ежедневно совершал конные прогулки. Контакты среди военных и богатых египтян успешно расширялись. Лотц, общительный и компанейский, стал часто устраивать у себя приемы для старших египетских офицеров и других нужных людей. Он курил с ними гашиш и любил поговорить на военные темы.
В Египте существовала довольно жесткая система безопасности. Полиция постоянно и довольно тщательно следила за всеми иностранцами. За ними велось наружное наблюдение, телефонные разговоры прослушивались. Однако Вольфганг сумел уберечь себя от всяких подозрений. Его новые знакомые — офицеры армии и полиции — прониклись к нему доверием и были убеждены, что он служил или в СС, или в гестапо. Лотц эти слухи не опровергал. Постепенно ему удалось проникнуть в довольно закрытый и тесный круг бывших нацистов, которые после поражения Германии нашли себе убежище в Египте.
Вольфганг Лотц с супругойВольфганг Лотц с супругой
Репутация богатого и щедрого человека открывала Вольфгангу многие двери. Этому, конечно, способствовали подарки и угощения, на которые он не скупился. Близким другом Лотца стал вице-президент Египта Эль-Шафи. Хотя влияние Эль-Шафи на политику страны было не очень велико, и он лишь поддакивал Насеру, но при этом имел доступ к самой секретной информации.
Помимо контактов с египтянами, Лотц завел обширные знакомства в немецкой колонии. Среди его новых «друзей» было множество бывших нацистов, в том числе Иоганн фон Леерс, помощник Геббельса. Контакты с ними укрепили репутацию Лотца как ярого нациста. Репутация была настолько крепкой, что один из перспективных агентов Моссада, вызванный в Тель-Авив для переподготовки, предложил руководству: «Почему бы мне не открыть конюшню, как фашистская свинья Лотц? Его школа просто кишит офицерами. Давайте устроим такую же школу для меня, и я вышибу этого нациста из Каира».
Лотц с увлечением занимался своим любимым делом — разведением и выездкой лошадей. Очень скоро он был признан в Каире наиболее авторитетным специалистом в этом деле.
Но, конечно, Вольфганг ни на минуту не забывал, для чего он находится в Египте. Пользуясь миниатюрным передатчиком, который был спрятан в каблуке жокейского сапога, Лотц почти ежедневно передавал важную военную и другую информацию разведке Израиля.
Обустроившись в Каире, Лотц через полгода выехал в Европу — «уладить свои дела в Германии». По пути он заехал в Париж, где у него была назначена встреча с куратором из военной разведки АМАН. В дальнейшем каждые 3-4 месяца он ездил в Европу для таких встреч. Во время первой поездки в парижском ночном экспрессе Вольфганг оказался в одном купе с очень красивой светловолосой женщиной по имени Вальтрауд. Она была беженкой из ГДР, жила в США и ехала в Западную Германию навестить своих родителей. Через две недели Вольфганг и Вальтрауд поженились. Об этом очень важном событии личной жизни Вольфганг не сообщил руководителям разведки. Он поступил просто — взял Вальтрауд с собой в Каир. Некоторые историки, например, американские специалисты по истории спецслужб Норман Палмер и Томас Аллен дают иную версию этого события. Они пишут: «Чтобы окончательно отретушировать образ Лотца как немца и убежденного нациста, Моссад устроил ему женитьбу на немке Вальтрауд Нейман, отличавшейся яркой нордической внешностью». Примерно такой же версии придерживаются Ден Равив и Йоси Мельман в книге «История разведывательных служб Израиля». Они считают, что Вальтрауд была частью легенды Лотца, и шеф западногерманской разведки БНД генерал Гелен просто поручил ей работать в рамках сотрудничества с израильской разведкой. Однако сам Лотц утверждал, что женился без всякого разрешения и поставил руководство разведки перед свершившимся фактом. Молодой жене он сначала рассказал, что живет в Египте, занимается разведением лошадей и это приносит ему приличный доход. Вскоре Лотц решил прямо сказать жене, что он работает на Израиль, и она, не колеблясь, сразу же согласилась помогать ему в нелегкой и опасной работе. Получив в лице Вальтрауд надежного помощника, Лотц стал действовать еще более активно.
На своем ранчо, которое находилось вблизи египетской ракетной базы, Вольфганг и Вальтрауд вели за этой базой тщательное наблюдение. Они следили и за бывшими нацистами и немецкими учеными, помогавшими Египту в создании новейшего оружия. В Египте для привлеченных специалистов была установлена высокая оплата в валюте, которая к тому же не облагалась налогами, были предусмотрены и другие льготы. Ряд видных ученых, в их числе знаменитый авиаконструктор Вилли Мессершмитт и бывший ведущий конструктор «Юнкерс» профессор Александер Бранднер, ракетчики из Пенемюнде Эуген Зингер и Вольфганг Пильц, осуществляли разработку нескольких типов сверхзвуковых самолетов для египетских ВВС, а также баллистических ракет «земля-земля», в том числе ракеты «Аль-Кафир», способной нести боеголовку весом в тонну. Все это объясняет нацеленность израильских спецслужб на противодействие деятельности немецких ученых в Египте. Вскоре немцы, занятые на ракетных и других военных объектах, стали получать письма с угрозами, а потом и посылки из Германии, в которых была взрывчатка. Это заставило их нервничать, эффективность работы сразу упала. Некоторые предпочли покинуть Египет. За этими акциями стоял Моссад, в частности Лотц (с 1963 года военная разведка АМАН передала связь с Лотцом Моссаду).
Однажды Вольфганг получил задание собрать подробную информацию о ракетной базе, о которой было известно лишь, что такая есть и тщательно охраняется. Прежде всего, надо было установить ее координаты. Были материалы аэрофотосъемки базы, но подозревали, что она может быть ложной, а настоящая располагается совсем в ином месте. И у Лотца не оставалось другого выхода, как проникнуть туда самому и увидеть все своими глазами. После долгих и упорных поисков злополучная база была наконец обнаружена. Воспользовавшись тем, что охрана зазевалась, машина Вольфганга и Вальтрауд промчалась мимо будки часового, минуя знак «запретная зона». Когда их все же задержали, супруги объяснили, что ехали купаться и сбились с пути. По настоянию Лотца командование базы связалось с его друзьями — генералом полиции Фуадом Османом и полковником Мохсеном из военной разведки. Это произвело сильное впечатление на командира, который устроил Лотцу экскурсию по ракетной базе. Прощаясь, египетский офицер сказал: «Нам надо быть осторожными. У израильтян отличная разведка. И они ничего не должны знать о моменте окончательного удара».
Таким образом Моссад получил детальную информацию об объекте, который его очень интересовал. Лотц передал также информацию о двух других ракетных базах, точные данные о производстве самолетов на двух египетских авиазаводах, ценнейшие сведения об армии, ВВС и ВМФ Египта, о передвижениях войск и многое другое.
Российский историк Д.Прохоров в книге «Спецслужбы Израиля» подчеркивает: «Майор Вольфганг Лотц в течение многих лет передавал из Египта сначала в АМАН, а с 1963 года в Моссад чрезвычайно ценную информацию, которая была реализована во время Шестидневной войны».
Бюджет Моссада не мог идти ни в какое сравнение с бюджетом ЦРУ или КГБ, но для Вольфганга денег никогда не жалели. Начальник финансовой службы израильской разведки, утверждавший расходы в валюте на «приемы в честь друзей», как-то пошутил, что Лотц – «агент в шампанском». Впоследствии Вольфганг книгу своих мемуаров так и назвал – «Шпион в шампанском».
На одном приеме в Каире, где присутствовал местный бомонд, Лотц познакомился с Кэролайн Балтер, очень общительной и красивой женщиной. Она была женой немецкого археолога, однако дела мужа ее мало интересовали. Кэролайн предпочитала беседовать с немецкими инженерами и конструкторами об их участии в египетской ракетной программе. После крепкой выпивки она перешла на идиш, которого вроде не должна была знать. Напросившись в гости к жене одного из немецких конструкторов, Кэролайн зашла в кабинет конструктора и, пока хозяйка готовила ужин, начала фотографировать лежащие на столе документы. За этим занятием ее застала хозяйка. Лотц направил срочную радиограмму, что агент Кэролайн Балтер находится на грани провала и что ее надо немедленно отозвать. Уже на следующий день Кэролайн первым же самолетом покинула Каир.
В 1964 году Вольфганг с помощью своего приятеля полковника Омара Эль-Хадера оборудовал конюшню скаковых лошадей и ипподром прямо на территории военной базы в Абассии. Еще один ипподром был открыт в дельте Нила, недалеко от полигона, где проходили испытания ракеты класса «земля-воздух».
Информация Лотца о наращивании военного потенциала Египта была такой важной и своевременной, что немедленно докладывалась израильскому премьер-министру.
Насер и его клевреты трубили о «великих победах». В действительности Египет переживал острый политический и экономический кризис. Благодаря своим контактам в армии, полиции и других правительственных структурах Лотц добывал обширную и часто совершенно секретную информацию о действительном положении дел и мерах, которые намечало правительство Египта. В результате Моссад хорошо знал, что происходит в соседней арабской стране и мог даже прогнозировать события.
Радиопередатчик в доме Лотцев работал с полной нагрузкой и регулярно выходил на связь с «центром». Он был замаскирован в весах, стоявших в ванной комнате. Египтянам удалось его засечь, однако точно запеленговать его они не смогли, и на помощь пришли советские спецслужбы. Командированные в Египет радиоспециалисты советской военной разведки ГРУ сумели точно установить местонахождение передатчика. 23 февраля 1965 года в дом Лотцев ворвались агенты египетской контрразведки «Мухабарат», которые действовали уверенно и довольно быстро обнаружили радиопередатчик. Улики были, как говорится, налицо. Отрицать свою причастность к Моссаду было бесполезно. В этой ситуации Лотц избрал такую линию поведения — он признал, что является израильским агентом, но упрямо твердил, что он немец и добывал информацию для Моссада ради денег, мол, ему за это хорошо платили. То обстоятельство, что он не был обрезан, помогло Вольфгангу отстаивать свою позицию. Если бы египтяне решили, что Лотц — еврей, его бы казнили. Моссаду удалось направить в Каир немецкого адвоката. Однако жизнь не только Вольфганга, но и Вальтрауд оказалась в опасности. Лотца подвергли пыткам, но он твердил свое: «Я немец, работал за деньги».
Суд над Лотцами летом 1965 года был закрытым и продолжался почти месяц. Вольфгангу предъявили обвинение из десяти пунктов, каждый из которых означал смертную казнь. Наконец, объявили приговор — заслуживает смертной казни, но, учитывая смягчающие обстоятельства, приговаривается к пожизненному заключению. Вальтрауд осудили на три года каторжных работ. Под смягчающими обстоятельствами, по-видимому, имелось в виду, что Лотцы числились гражданами ФРГ.
Через три года Вольфганга, Вальтрауд и еще восьмерых израильских агентов обменяли на девятерых египетских генералов и 500 офицеров, взятых в плен в ходе Шестидневной войны.
Судьба Вольфганга после возвращения сложилась не очень удачно. Через несколько лет заболела и умерла Вальтрауд. В бизнесе, которым он занимался в Израиле, ФРГ и США, бывший разведчик тоже не достиг больших успехов.
Вольфганг Лотц умер 13 мая 1993 года в Мюнхене.
Израильские спецслужбы имели много замечательных разведчиков. Однако историки в первую очередь всегда называют двух самых выдающихся — Эли Коэна, казненного в Дамаске, и Вольфганга Лотца, которого в Египте назвали «глаз Тель-Авива в Каире».
Иосиф ТЕЛЬМАН, кандидат исторических наук
Опубликовано: 10-05-2020, 08:03
0

Оцените статью: +2
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.