Центральный Еврейский Ресурс



10 ноября  мы начали публикацию произведения  "Гомельский вальс" ,Борис Борового,нашего читателя из Нью-Йорка(https://sem40.co.il/323763-gomelskij-vals.html)

Сегодня мы публикуем вторую часть.






… Недавно понял, что мы живем в научно-фантастическом романе: с каждым днем жизнь становится все интереснее. Но так было не всегда. В детстве и отрочестве жизнь протекала медленно, туго, предсказуемо. Все шло по накатанному маршруту - детский сад, школа, работа. С вариациями - были армия и институт. В конце 70-х добавилась еще и эмиграция, в Израиль, в Канаду, в Австралию, в Штаты. Помню, как тетя Галя Райская в 1979 году, накануне отъезда встала перед мамой на колени:

 

“Не думаешь о себе, подумай о сыне! Бросай все! Уезжай!”

 

Отец был готов ехать. Ему терять было нечего, он никогда не был ни к чему привязан, его жизнь протекала внутри - внешний мир был просто местом, где можно заработать достаточно, чтобы существовать. Мама не могла, из-за стариков-родителей и, скорее всего, из-за страха поменять устоявшееся, прочное, привычное на неизвестную и странную жизнь за океаном. Они уедут 20 лет спустя. Через три года отец умрет, увидев внуков и свою кузину, с которой он переписывался всю жизнь. Мама его переживет на пятнадцать лет.

 

История пребывания моего рода в  Восточной Европе закончилась на рубеже тысячелетий. Никого не осталось. Только могилы на еврейском кладбище в Осовцах. Семь столетий, трансформировавших осторожных, оливковокожих и темноглазых пришельцев с Ближнего Востока в особое племя, конопатых, упрямых и независимых, амбициозных литваков, которых не смогли извести за все это время ни казаки Хмельницкого, ни солдаты Суворова, ни Черная сотня и прочая нечисть, обрушившаяся на евреев в ХХ веке. Литваков, давших миру ученых и философов, революционеров и поэтов,гангстеров и юристов, знатоков Торы и простецов, праведников и еретиков, боголюбцев и богоборцев, прагматиков и идеалистов, создавших особый спектр острого ума и феерической глупости, в немалой степени определивший направление развития Цивилизации в наши дни.

 

Было бы неправдой утверждать, что в Гомеле жили все, без исключения мои предки и родственники. Налибок, Новогрудок, Давыдгородок, Белосток, Минск, Орша, Вильна, Краков, Гданьск, Варшава - вот далеко не полный список городов и местечек Речи Посполитой, куда мои предки пришли в XIV веке, если верить летописям. Но, возможно, и раньше - если посмотреть на археологические артефакты, найденные при недавних раскопках. Бежали сюда за свободной, вольной жизнью, потому что непроходимые болота и пущи мешали набегам внешних врагов и значительно осложняли междоусобицы среди местных феодалов. До поры до времени, разумеется, пока технический прогресс и изменение климата не подсушили болота Полесья, позволив Хмельницкому и его подельникам проникнуть через южные рубежи Великого Княжества Литовского и опустошить некогда процветающие, благословенные места. Только в Гомеле они вырезали четыре тысячи евреев. Почти всех. Чудом выжила только одна девочка, давшая начало одной из родственных мне семей, Бабушкиных.

 

Местное население относилось к евреям без восторга, мягко говоря, но Великие Князья Литовские, каштеляны и и магнаты им покровительствовали. Потому что евреи приносили деньги. Литва (на идише Литэ) нуждалась в опытных торговцах, ремесленниках и оружейниках. В ее городах была надежная защита для всех, кто укрывался за их стенами. Типичный план городских укреплений представлял собой треугольный “кремль”: каменные, основательно возведенные церковь, костел и синагога, соединенные мощными стенами и окруженные глубоким рвом. Многим городам  было даровано Магдебургское Право, а еврейским общинам разрешено было самоуправление.

 

…Однажды Гедимин охотился в Понарах,

На шкуру он прилег в тени деревьев старых

И песней тешился искусного Лиздейки,

Пока не задремал под говорок Вилейки;

Железный волк ему явился в сновиденье,

И понял Гедимин ночное откровенье:

Он Вильно основал, и, словно волк огромный

В кругу других зверей, встал город в чаще темной.

Адам Мицкевич. Пан Тадеуш (пер. С. Мар-Аксеновой) 

 

В начале и середине XIV века Великий Князь Гедимин приглашал людей для строительства новой столицы в Вильно. Согласно легенде, послы Гедимина привели на Виленщину еврейских купцов из городов Ганзейского союза, которые принесли с собой, помимо капитала и навыков свой диалект идиша и особенности синагогальной службы. 

 

Евреям были даны привилегии. Знатные евреи в летописях именовались “панами” и имели право носить саблю, фактически став “Шляхтой Моисеева Закона”, ситуация неслыханная в тогдашней Европе. В случае войны им предписывалось выставлять тысячу конников. Любопытно, что после успешной военной экспедиции короля Яна Собеского против турок, осаждавших Вену, в которой участвовали и “жидовские панцырники”, от этой тяготы евреев освободили, справедливо опасаясь усиления Кагала закаленными в боях ветеранами. Но были и некоторые ограничения - евреи не имели право на золотые украшения, им предписывалось носить особые желтые шапки, чтобы отличать иудея от христианина. Впрочем, нет никаких свидетельств того, что эти постановления выполнялись.

 

Позволю себе процитировать хорошо знакомого мне минского (ныне иерусалимского) автора, историка белорусского и литовского еврейства Якова Басина:

 

… Оседая в ВКЛ, евреи усваивали образ жизни, быт и нравы окружающего их коренного населения, но, в силу обособленности общинной (религиозной) жизни, не смешивались с ним и смогли в течение длительного времени сохранять свое национальное своеобразие. Говоря словами известного белорусского историка М.Довнар-Запольского, они «не подвергались ассимиляции и сами не подвергали ассимиляции белорусов.

 

… Привилегии 1388-89 гг. сыграли большую роль не только в становлении еврейских общин, но и в развитии городов ВКЛ. Едва ли не самым важным в этих хартиях были статьи, обеспечивавшие личную безопасность евреев и регламентировавшие их отношения с окружающим христианским населением. Еврей имел право на беспрепятственное передвижение в пределах страны и беспошлинный провоз тел своих единоверцев. Христианин, причинивший еврею увечья, не сопровождавшиеся кровопролитием, подвергался наказанию. В делах, касающихся евреев, суд обязан был заседать либо в синагоге, либо в другом, указанном евреями месте. Христианин, повредивший что-либо на еврейском кладбище, подвергался наказанию, а имущество его подвергалось конфискации. Кидавший камни в синагогу обязан был уплатить воеводе штраф. Христианин, вошедший в дом еврея против воли хозяина, подвергался наказанию. Сосед-христианин, не отозвавшийся ночью на крики еврея о помощи, подлежал штрафу.  

 

… Было бы неверным говорить о Хартиях князя Витовта как о неких уникальных юридических документах в истории евреев, хотя само Великое княжество Литовское в отношении веротерпимости и в самом деле было уникальным государством в истории Европы. Привилегии Витовта евреям ВКЛ фактически повторяли Хартию вольностей, которую евреи Польши получили за 125 лет до этого от князя Болеслава Калишского по прозвищу «Благочестивый». Хартия Болеслава Благочестивого также содержала статьи, гарантировавшие евреям известную свободу личности. Первой же своей статьей Хартия утверждала, что при разборе гражданских и уголовных дел в суде свидетельство христианина против еврея принимается лишь тогда, когда оно подтверждается показанием свидетеля-еврея. Споры между самими евреями были подсудны не общим городским судам, а лично князю, его наместнику (воеводе) или назначенному им особому судье. Запрещалось причинять какие-либо притеснения едущим по дороге еврейским купцам, требовать от них больше пошлин, чем от христиан. 

 

Весьма симптоматичным было запрещение обвинять евреев в похищении и убиении христианских младенцев для употребления их крови. При этом делалась ссылка на буллу папы Иннокентия IV от 1247 г. Более того, в Хартию было заложено положение, что если донос на еврея в подобном преступлении окажется ложным, доносчик-христианин подлежит смертной казни. 

 

Все эти права и привилегии князь Болеслав утверждал «на вечные времена» с согласия высших государственных чинов – воеводы, графов и баронов, подписавших этот акт в Калише в далеком 1264 г., и действо это было совершенно невероятным по сравнению с тем, в каком положении евреи находились в это время в других странах. Буквально три года спустя, в 1267 году, Венский собор принял ряд резолюций, подтверждающих дискриминацию евреев «просвещенной» Европой. Эти резолюции прямо возрождали решение вселенского собора 1215 года. В частности, евреев вновь заставили носить шапки с рогами, дабы они существенно отличались от христиан. Семейное общение между евреями и христианами было запрещено. За сожительство с христианкой еврей карался большим штрафом, а христианка подвергалась публичному бичеванию и изгнанию из города. Христиане не должны были покупать у евреев мясо и другие пищевые продукты во избежание отравы. Новые синагоги запрещалось строить, а построенные подлежали сносу. И т.д. и т.п. 

 

Решения Венского собора были незыблемы на протяжении веков, а в это же время в Польше Казимир III трижды за свое правление продлевал Хартию Болеслава Благочестивого – в 1334, 1364 и 1367 гг.

 

Насколько влиятельны были евреи в Речи Посполитой, говорят многочисленные легенды о Ребе Шауле Вале, главе общины Бреста.

 

… Говорят, что князь Николай Радзивилл Сиротка в молодости был большим грешником. Однажды он раскаялся и решил поехать в Ватикан для аудиенции с Папой Римским; Отец всех Католиков велел князю Радзивиллу распустить слуг и стать пилигримом на некоторое время.

 

Радзивилл долго скитался по Италии и однажды, полностью обнищав, оказался в Падуе. Там он едва не умер с голода, чернь смеялась над ним и отказывались верить его словам о благородном происхождении. 

 

В отчаянии князь обратился к раввинуПадуи, Ребе Самуилу Иуде Каценеленбогену. Раввин признал его и сделал принца своим почетным гостем. Раввин Каценелленбоген дал ему денег и экипаж с четверкой лошадей для возвращения в Литву и попросил взамен лишь одно: сын раввина Шауль много лет назад уехал туда учиться в одну из знаменитых Литвацких иешив. Он дал князю Радзивиллу портрет Шауля и попросил князя отыскать мальчика и передать ему добрые пожелания отца. 

 

Князь Радзивилл сдержал свое слово. Вернувшись в Литву (и став протестантом-кальвинистом), он посетил многие еврейские школы в разных городах в поисках Шауля. В конце концов он нашел его в Бресте и был очарован молодым человеком. Вскоре Ребе Шауль стал главой Ваада, Еврейского Совета, управляющем еврейскими общинами в регионе. 

 

Когда в 1586 году умер король Стефан Баторий, две конкурирующие партии Речи Посполитой начали бороться за власть, предлагая своих кандидатов на роль преемника . Не сумев договориться, они обратились к князю Радзивиллу, предлагая ему корону. Он отверг их предложения, сказав, что если они хотят, чтобы правил страной по-настоящему мудрый человек, то пусть идут к еврею Шаулю Каценеленбогену. Это была неслыханная дерзость. Тем не менее, говорят, что шляхта последовала совету принца, короновав Шауля  и дав ему фамилию родовую фамилию Валь (что означает “избрание”). Король Шауль Валь правил по меньшей мере один день; некоторые историки утверждают, что он управлял королевством несколько дней. За это время Сейм сумел избрать устраивавшую всех кандидатуру. По одной из версий, не дожидаясь  голосования, Шауль снял с себя корону и водрузил ее на голову Сигизмунда Вазы, провозгласив его новым королем Речи Посполитой. Король Сигизмунд Ваза пожаловал Шаулю звание “королевского слуги”, родовой герб и золотую печать.

 

Речь Посполита, одно из крупнейших государств позднего Средневековья было очень хорошим местом для проживания евреев в Европе. Едва ли не единственным, за исключением освободившихся от испанского гнета Нидерландов, которым приток изгнанных с Пиренейского полуострова сефардов тоже очень помог поднять экономику, военное дело, мореплавание и науку. Горькая историческая параллель: именно эти территории стали наиболее “юденфрай” во время Холокоста и именно они остаются наиболее антисемитскими после Второй Мировой Войны.

 

Холокост не был единственной Катастрофой, которую пережили литваки за все время своего пребывания в Восточной Европе. XVII век, время непрерывных войн между Речью Посполитой и Московским Царством, был сравним по жестокости и пролитию еврейской крови: по самым осторожным оценкам погибло около миллиона, более половины всего тогдашнего европейского еврейства. Веротерпимая и демократическая (по тогдашним меркам) Республика была побеждена восточными варварами Московского Царства, позиционировавшими себя как просвещенно-абсолютистская  Российская Империя.

 

О “разделе Польшы” не знает, разве что ленивый. Поэтому очень коротко по итогам: отменено самоуправление еврейских общин, введена черта оседлости, евреи превратились в подданных даже не второго, третьего сорта, антисемитизм возведен в ранг внутригосударственной политики. Для литваков настали черные дни. Но они не собирались сдаться и ассимилироваться. Не на тех напали!   

 

“Аойб ир кенен нихт, обер таке вилн цу, ир кенен” (Если нельзя, но очень хочется, то можно)

 

Так любила говорить моя бабушка Голда. 

 

И дед Авремел ей тут же отвечал:

 

“Хаш редн ди вент, до хобн аоерн!” (Тише говори, у стен здесь есть уши!) 

 

Я тогда был маленький и не понимал, о чем идет речь. Много лет спустя до меня дошла смысловая многослойность этой емкой фразы. Переступить через страх. Нарушить запрет. Несмотря на опасность наказания - воспользоваться отнятым у тебя правом выбора. Способ осознания чувства собственного достоинства. Первый шаг освобождения от духовного рабства. 

 

Нужно обладать немалым мужеством, чтобы быть настоящим евреем. Так было всегда и везде. Но в советской стране, в годы Застоя, в провинциальном городке, руководство которого демонстрировало небывалую даже для совка чистоту марскистско-ленинской веры, градус ТАКОЙ свободы был доступен немногим. “Нельзя” было все. Особенно евреям. Потому что к тому времени пролетарский интернационализм повыветрился и стеснятся было нечего. И некого. Все же свои!

 

Великий музыкант, пианист Григорий Соколов как-то очень хорошо сказал: “Ни один тиран ничего бы не смог сделать, если бы не миллионы “лучших учеников”. Самое ужасное чудовище… ну, съест одного, двух, но тут же и поперхнется… Невозможно ничего сделать! Нужно иметь подручных. И вот встает легион помощников. Моментально”.

 

Продолжение Следует

 

 
Борис Боровой
Нью-Йорк

 

 

 

Опубликовано: 23-11-2020, 04:27
0

Оцените статью: +5
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий( минимум 10 символов ):

  • Вопрос:

    Чему равна четверть часа?

    Ответ: