Центральный Еврейский Ресурс

Принц Филипп, герцог Эдинбургский, на московском ипподроме. 3 сентября 1973 года

Принц Филипп был в России несколько раз. Многие вспомнят его единственный официальный визит вместе с королевой Елизаветой II уже после падения Советского союза в 1994 году, но за 20 лет до этого принц с дочерью, принцессой Анной, посетили СССР в составе делегации Международной федерации конного спорта. Тогда британские газеты ограничились лишь скупыми протокольными заметками, но в 2004 году британское министерство иностранных дел рассекретило ряд документов, относившихся к этой поездке. В частности, среди обнародованных документов были подробнейшие инструкции для принца, известного своей бестактностью и специфическим чувством юмора, как вести себя с принимающей стороной. Газета The Guardian писала об этих инструкциях и ранее не известных подробностях этой поездки принца Филиппа. Вот краткий пересказ этой статьи.
Во время своей трехдневной поездки в СССР в качестве президента Международной федерации конного спорта принц Филипп был принят советской стороной по высшему разряду. Со времен убийства большевиками императорской семьи Романовых член британского двора впервые посещал Советский союз, и власти страны рассчитывали, что приезд Филиппа приблизит государственный визит королевы. 
Принц Филипп собирался на соревнования по троеборью в Киев в сентябре 1973-го. Британский королевский двор с радостью ограничил бы повестку этой поездки вопросами конного спорта, но программа, составленная советской стороной, включала в себя в том числе встречу с председателем Президиума Верховного Совета СССР Николаем Подгорным, торжественный ужин с членами Верховного совета Украинской ССР, а также осмотр достижений коммунизма в космосе и промышленности. 
Поэтому для принца, известного своим острым языком, составили список тем, которых стоит избегать в беседах с принимающей стороной. Венчала этот список судьба российской императорской семьи. Упоминать Сталина, Хрущева или других советских лидеров прошлого тоже не рекомендовалось.
Вместо обсуждения участи советских евреев и диссидентов или недавнего вторжения в Чехословакию принцу Филиппу специалисты британской дипломатической службы рекомендовали похвалить успехи сборной СССР на прошлой Олимпиаде, достижения в космосе и перспективы советского ответа «Конкорду», сверхзвукового лайнера Ту-144. Затрагивать Вторую мировую войну не возбранялось, но принцу советовали не ждать от хозяев благодарности за «арктические конвои» и приготовиться к критике за британскую медлительность в открытии второго фронта против Гитлера.
Подготовка к визиту принца Филиппа в СССР затрагивала мельчайшие бытовые детали. Например, авторы инструкций для принца запрашивали в британском посольстве в Москве следующую информацию: действительно ли в России не в ходу смокинги и стоит ли гостю ограничиться обычной пиджачной парой на всех мероприятиях.
В общении с принимающей стороной принц балансировал на грани. Так в телеграмме в Лондон описывало один из эпизодов британское посольство в СССР: «Филипп <…> спросил Мазура (вероятно, имеется в виду Кирилл Мазуров, первый заместитель председателя Совета министров СССР — прим. „Медузы“), осознает ли он важность прошедшей недавно годовщины. [Николай] Луньков [советский посол в Великобритании], не растерявшись, ответил, что в этот день началась Вторая мировая война. На что принц Филипп парировал тем, что она началась для нас [британцев], но не для них [СССР], а мы тщетно думали, что сражаемся за свободу Польши». Впрочем, принц очаровал советских хозяев своей выдержкой, когда его дочь принцесса Анна, участница британской сборной, упала с лошади на втором барьере. Принц лишь мельком поинтересовался, не получила ли она серьезных травм, и вернулся на свое место.
Проблемы начались, когда гости выяснили, что в организации спортивного соревнования участвовал некий А.А. Гресько, незадолго до этого высланный из Лондона как один из 105 советских разведчиков. Сначала британское посольство в Москве пыталось сохранять невозмутимое молчание — ведь если бы об этом узнала пресса, британских дипломатов могли бы обвинить в том, что они недостаточно активно сопротивляются попыткам СССР демонстративно приставить к принцу разоблаченного шпиона. И лишь после того, как Гресько попытался публично навязать принцу свою компанию на все время поездки в Москву и Киев, британская сторона заявила советской формальный протест. Гресько удалили из окружения принца Филиппа, но ради этого пришлось пожертвовать двумя британскими разведчиками, которых рассчитывали под предлогом королевского визита внедрить в Москву. 
А вот как британское посольство в Москве охарактеризовало работу КГБ во время визита Филиппа: «Невозможно не оценить широчайшие полномочия, которыми они пользуются, их самоуверенность в работе, а также презрение, которое они испытывают по отношению к простым смертным». 
Кроме того, принцу Филиппу передали характеристики советских руководителей, с которыми ему мог выпасть шанс встретиться. Генсек Леонид Брежнев там был описан так: «энергичный человек, излучающий уверенность и профессионализм, но не отличающийся выдающимися умственными способностями. Цветущий вид, но, говорят, пережил не один инфаркт. Любит футбол, охоту и автомобили. По-английски не говорит». А второй по важности человек в СССР Алексей Косыгин, председатель Совета министров — «приятный и легкий в деловом общении человек, обладает привлекательным чувством юмора, несмотря на вечно унылое выражение лица».
Опубликовано: 10-04-2021, 04:13
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
Добавить комментарий
Ваш комментарий отправлен не модерацию