Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Телефонная беседа президента США Джо Байдена с Ас-Сиси 20 мая стала первой после приведения Байдена к присяге в январе. Если бы не боевые действия в секторе Газа, Байден мог бы еще долго не брать трубку. Псаки ответила, что это был только 10-й или 11-й день боев, и сослалась на 2014 год, когда боевые действия между Израилем и ХАМАСом продолжались 51 день. Псаки сказала, что администрация продолжит оказывать давление посредством тихой интенсивной дипломатии, чтобы положить конец конфликту.

Что же тогда побудило Байдена позвонить «только» через 11 дней после начала военных действий, а не ждать месяц? Почему он 5 месяцев откладывал разговор с Ас-Сиси? Думал ли он, что нужно дать Израилю больше времени, но его удержала критика со стороны высокопоставленных членов его партии?

Ответ Псаки больше всего свидетельствует о дилемме, которая диктует политику Байдена на Ближнем Востоке в целом и израильско-палестинском конфликте, в частности. Байден не поклонник ас-Сиси. Он разделял возражения президента Барака Обамы относительно агрессивного прихода Ас-Сиси к власти летом 2013 года и считал это военным переворотом. Прошло две недели, прежде чем американская администрация признала правительство Ас-Сиси. Впоследствии Ас-Сиси стал близким другом президента Дональда Трампа, который называл его «моим любимым диктатором».

В ходе своей президентской кампании Байден пообещал изменить политику Трампа и поставить права человека во главу угла, и начал выполнять эти обещания, когда его избрали. Холодность, с которой он отнесся к наследному принцу Саудовской Аравии Мохаммеду бин Салману, президенту Турции Реджепу Тайипу Эрдогану и президенту Египта, стала отличительной чертой его политики. Но когда Байдена против его воли втянули в конфликт между Израилем и ХАМАСом, он понял, что нужно отложить основную повестку дня, и прекращение огня, заключенное при посредничестве Египта и согласованное между Израилем и ХАМАСом, было лишь отправной точкой.

Теперь вопрос в том, как Байден намерен действовать далее. В среду, 25 мая, ожидается двухдневный визит госсекретаря США Энтони Блинкена в Израиль и в Египет, а также его встреча с председателем ПА Махмудом Аббасом. Это все еще не челночная дипломатия, цель которой – вдохнуть новую жизнь в израильско-палестинские переговоры. Чтобы Блинкен мог вернуться к основным направлениям внешней политики США – Китаю, России и Ирану, – он хочет убедиться, что прекращение огня не окажется недолговечным, а это будет означать быстрое начало помощи и восстановление сектора Газа. Египет уже объявил, что выделит на эти цели полмиллиарда долларов, хотя неясно, откуда эти деньги возьмутся в бюджете Египта и будут ли они на самом деле поступать из Египта или Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов. Но Соединенные Штаты тоже должны будут внести свою лепту, очевидно, через ООН.

Найти деньги – это только часть проблемы. На первом этапе Байдену придется преодолеть сопротивление Израиля, который поставил базовое условие, что Газа не получит помощи, если ХАМАС не вернет израильских пленных и тела двух военнослужащих. Но даже если Израиль согласится в принципе, обеим сторонам придется решать, как деньги попадут в сектор. Через палестинскую администрацию или напрямую в Газу? Будет ли осуществляться международный мониторинг для предотвращения использования денег ХАМАСом в военных целях? И какой орган будет выступать в роли монитора?

Ас-Сиси тоже придется ответить на эти вопросы: он не обусловил предложение Египта в размере полумиллиарда долларов тем, что деньги будут поступать через ПА, и не объяснил, будет ли эта сумма заменой помощи, предоставленной Катаром, какой аппарат будет контролировать использование денег и для каких целей они предназначены.

Уже на этой неделе эти вопросы станут горящими, но есть один вопрос, который не подлежит обсуждению: Ас-Сиси заработал самый большой политический капитал на этом раунде насилия. Он еще раз установил принцип, по которому Египет является единственным якорем, способным  обеспечить некоторую стабильность в битве между Израилем и ХАМАСом, до такой степени, что даже Байден должен видеть в нем своего важного партнера – и не только из-за его связей с ХАМАСом и контроля над пограничным переходом в Рафиахе.

Ас-Сиси – единственный арабский лидер, который все еще может влиять на политику премьер-министра Биньямина Нетаниягу . При всем уважении к ОАЭ, Иордании и Бахрейну, Египет держит руку на главном выключателе, который может остановить обострение на южной границе. Египет также может служить каналом для передачи помощи Газе, если Израиль будет настаивать на ее предотвращении или поставит невыполнимые условия. В этом контексте также надо иметь в виду, что в феврале Египет открыл КПП Рафиах – без международного надзора и наблюдателей ПА, что противоречит договоренностям, достигнутым после войны в Газе 2014 года. Пока Израиль не высказал возражений против этого шага.

Израиль назвал прекращение огня своим односторонним шагом, не требующим соглашения с ХАМАСом или какой-либо другой страной. Такое заявление могло бы звучать убедительно для космического пришельца, потому что это – многостороннее решение, в котором также участвуют США, Египет и ХАМАС. Позиция на переговорах, достигнутая ХАМАСом, зависит не только от того, что он в состоянии нарушить соглашение о прекращении огня; теперь его поддерживают Египет и США – две страны, которые должны будут выступить в качестве гарантов прекращения огня и создать условия для достижения долгосрочной стабильности как для Израиля, так и для ХАМАСа.

Египетская делегация во главе с Ахмадом Абд аль-Халаком, который отвечает в египетской разведке за палестинские вопросы, вместе со специальным представителем офиса Ас-Сиси в настоящий момент посещает Израиль и Газу. Задача делегации – сформулировать принципы работы аппарата мониторинга и организовать его реализацию.

Будучи стороной, которая прекратила военные действия и не обязана заключать какие-либо соглашения с ХАМАСом, Израиль может заявить, что договоренности между Египтом и ХАМАСом, независимо от того, поддерживают ли их США или нет, его не касаются. Однако такая позиция нейтрализует шансы на ведение косвенных переговоров о возвращении израильских пленных и погибших. Это также лишит Израиль возможности ставить условия или препятствовать тому, чтобы ООН или Египет переводили средства в сектор Газа через Египет без его согласия, и предоставит ХАМАСу право вето.

Даст ли Израиль Блинкену такой ответ, если для этого потребуется пропустить товары и материалы для восстановления Газы? Ждите следующего эпизода.


Цви Барэль




Опубликовано: 25-05-2021, 11:36
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Евреи в космосе

14-06-2021, 12:03 0
Евреи в космосе