Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Сегодня мы взглянем на этого «монстра» и попытаемся понять, почему эта политическая «сила» медленно разрушает Китай и его отношения с остальным миром.
Коммунистическая партия Китая (КПК) является правящей партией Китайской Народной Республики, то есть единственной партией, которая устанавливает правила. Нынешним лидером партии является не кто иной, как Си Цзиньпин, который с 2012 года является генеральным секретарем Центрального комитета партии. «Сплоченность» КПК настолько сильна, что в 2013 году, когда Китай и его единственная партия должны были избрать президента, Си Цзиньпин получил 2952 голоса «ЗА» и один голос «ПРОТИВ».
С момента избрания Си Цзиньпина прошло восемь лет, и его пребывание на посту характеризуется беспрецедентным уровнем политических ограничений, невиданных со времен репрессий 4 июня 30 лет назад. От массовых арестов и систем наблюдения до искоренения аполитичной интеллигенции – Си и его союзники делают все, что в их силах, чтобы усилить контроль КПК над всеми экономическими, политическими и социальными аспектами Китая.
«Тоталитарный режим» еще не является девизом КПК, но Си, безусловно, движется в этом направлении. Сегодня КПК контролирует все, что может контролировать политическая партия, оставляя неполитические организации и тех, кто не является членом партии, практически без шансов участвовать в истории «успеха» Китая.
Теперь мы рассмотрим несколько признаков, указывающих на усиление политического контроля и фундаментальный сдвиг в процессах, которые потенциально может привести к политическим реформам и экономической либерализации.
Абсолютные ужас и страх
Уже несколько лет ходят слухи, что президент Си Цзиньпин сталкивается с растущими внутренними разногласиями, которые угрожают его шансам остаться у власти. Ни одна из этих угроз пока не реализовалась, но президент чувствует, что идет по относительно тонкому льду. Это подтверждается тем фактом, что он провел большую часть своего президентства, пытаясь защитить себя и свою партию от переворота.
Не нужно быть экспертом, чтобы понять, что китайский народ устал от диктаторского правления. Просто откройте любое заслуживающее доверия СМИ, и вы увидите – от протестов в Гонконге до геноцида уйгуров.
Даже если Си может чувствовать себя в некоторой безопасности, когда за его спиной стоят службы безопасности и Народно-освободительная армия, единственный способ гарантировать его политическое выживание – постоянно предотвращать организованные протесты, забастовки и т. д.
По иронии судьбы, но Си Цзиньпин не так безопасен в КПК, поскольку у партии 91 миллион членов по всему Китаю. С математической точки зрения такое огромное количество членов опасно для лидера, поскольку он не может определить, кто действительно лоялен и кто перейдет на другую сторону, когда люди начнут еще сильнее давить на президента и КПК.
Такая внутриполитическая драма может вызвать нарастающую паранойю. Подобно тому, как Иосиф Сталин начал свой массовый террор для борьбы с этой паранойей, Си может чувствовать себя вынужденным очистить партию от своих политических соперников – как реальных, так и воображаемых. Его основные противники из высших чинов партии, например Бо Силай и Сунь Чжэнцай, уже заключены в тюрьму, но новая чистка может оказаться гораздо более масштабной и потенциально даже более смертоносной.
Принудительный культ вождя
Хвалили каждого китайского лидера, но в этом отношении Си уже превзошел своих предшественников. Признаки систематического «целования задницы» уже присутствуют в современном Китае с такими названиями, как «лидер народа» и даже с мобильными приложениями, которые вводят новых членов КПК с Си – что, конечно же, обязательно.
Уже много лет любая негативная информация о президенте в интернете подвергается цензуре. От простых записей на форумах до видео и отредактированных фотографий, которые, например, сравнивают Си Цзиньпина с Винни-Пухом. Если бы эта статья попала в китайский интернет, ее немедленно удалили бы, а меня похитили бы или посадили в тюрьму за клевету на «лидера». Неудивительно, что свобода слова в Китае жестко ограничена.
Сегодня мы взглянем на этого «монстра» и попытаемся понять, почему эта политическая «сила» медленно разрушает Китай и его отношения с остальным миром.
Коммунистическая партия Китая (КПК) является правящей партией Китайской Народной Республики, то есть единственной партией, которая устанавливает правила. Нынешним лидером партии является не кто иной, как Си Цзиньпин, который с 2012 года является генеральным секретарем Центрального комитета партии. «Сплоченность» КПК настолько сильна, что в 2013 году, когда Китай и его единственная партия должны были избрать президента, Си Цзиньпин получил 2952 голоса «ЗА» и один голос «ПРОТИВ».
С момента избрания Си Цзиньпина прошло восемь лет, и его пребывание на посту характеризуется беспрецедентным уровнем политических ограничений, невиданных со времен репрессий 4 июня 30 лет назад. От массовых арестов и систем наблюдения до искоренения аполитичной интеллигенции – Си и его союзники делают все, что в их силах, чтобы усилить контроль КПК над всеми экономическими, политическими и социальными аспектами Китая.
«Тоталитарный режим» еще не является девизом КПК, но Си, безусловно, движется в этом направлении. Сегодня КПК контролирует все, что может контролировать политическая партия, оставляя неполитические организации и тех, кто не является членом партии, практически без шансов участвовать в истории «успеха» Китая.
Теперь мы рассмотрим несколько признаков, указывающих на усиление политического контроля и фундаментальный сдвиг в процессах, которые потенциально может привести к политическим реформам и экономической либерализации.
Абсолютные ужас и страх
Уже несколько лет ходят слухи, что президент Си Цзиньпин сталкивается с растущими внутренними разногласиями, которые угрожают его шансам остаться у власти. Ни одна из этих угроз пока не реализовалась, но президент чувствует, что идет по относительно тонкому льду. Это подтверждается тем фактом, что он провел большую часть своего президентства, пытаясь защитить себя и свою партию от переворота.
Не нужно быть экспертом, чтобы понять, что китайский народ устал от диктаторского правления. Просто откройте любое заслуживающее доверия СМИ, и вы увидите – от протестов в Гонконге до геноцида уйгуров.
Даже если Си может чувствовать себя в некоторой безопасности, когда за его спиной стоят службы безопасности и Народно-освободительная армия, единственный способ гарантировать его политическое выживание – постоянно предотвращать организованные протесты, забастовки и т. д.
По иронии судьбы, но Си Цзиньпин не так безопасен в КПК, поскольку у партии 91 миллион членов по всему Китаю. С математической точки зрения такое огромное количество членов опасно для лидера, поскольку он не может определить, кто действительно лоялен и кто перейдет на другую сторону, когда люди начнут еще сильнее давить на президента и КПК.
Такая внутриполитическая драма может вызвать нарастающую паранойю. Подобно тому, как Иосиф Сталин начал свой массовый террор для борьбы с этой паранойей, Си может чувствовать себя вынужденным очистить партию от своих политических соперников – как реальных, так и воображаемых. Его основные противники из высших чинов партии, например Бо Силай и Сунь Чжэнцай, уже заключены в тюрьму, но новая чистка может оказаться гораздо более масштабной и потенциально даже более смертоносной.
Принудительный культ вождя
Хвалили каждого китайского лидера, но в этом отношении Си уже превзошел своих предшественников. Признаки систематического «целования задницы» уже присутствуют в современном Китае с такими названиями, как «лидер народа» и даже с мобильными приложениями, которые вводят новых членов КПК с Си – что, конечно же, обязательно.
Уже много лет любая негативная информация о президенте в интернете подвергается цензуре. От простых записей на форумах до видео и отредактированных фотографий, которые, например, сравнивают Си Цзиньпина с Винни-Пухом. Если бы эта статья попала в китайский интернет, ее немедленно удалили бы, а меня похитили бы или посадили в тюрьму за клевету на «лидера». Неудивительно, что свобода слова в Китае жестко ограничена.
Третий срок Си Цзиньпина
В этом отношении китайский лидер не сильно отстает от других автократов, желающих оставаться у власти до дня своей смерти, и для этого готовы изменить законы.
В марте 2018 года Си выступил с предложением снять ограничение на два срока президентства (в отличие от должности генерального секретаря ЦК КПК, которая не имеет максимального количества сроков). Этим он, по сути, объявил, что хочет оставаться у власти до самой смерти. Это никого не должно удивлять, так как это естественное стремление всех политических лидеров, особенно тех, кто боится своего народа.
Однако одного желания остаться у власти недостаточно для этого – настоящая проверка власти Си над политической системой состоится в 2022 году во время 20-го Съезда партии, где члены действительно примут решение по предложению. Это связано с тем, что согласно закону, который действует с 2002 года, Си должен уйти в отставку после двух пятилетних сроков. Если он останется у власти после решения Съезда, это будет не только доказательством непревзойденного политического авторитета Си, но и четким признаком того, что курс Китая будет по-прежнему ориентирован на доминирование Си Цзиньпина и КПК в Китае.
Пекин превращает Гонконг в полицейский регион
Протесты 2019-2020 годов в Гонконге, вызванные законом об экстрадиции подозреваемых в Китай, дали Гонконгу возможность создать движение в поддержку демократических реформ. Для Си Цзиньпина это была прекрасная причина насильственно арестовывать людей, улучшать системы наблюдения и развивать службы безопасности.
После того, как вспыхнули протесты, Пекин принял закон, предусматривающий уголовную ответственность за четыре действия: отделение, подрывную деятельность, терроризм и сговор с иностранными или «внешними силами».
Это в основном исключает возможность любых протестов в будущем, поскольку каждый протестующий вынужден соблюдать законы Пекина. Это означает, что любая критика, протест, письмо, баннер, публикация, организация, песня или запись в социальных сетях могут считаться преступлением, за которое предусмотрено максимальное наказание в виде пожизненного заключения. Другими словами, президент Китая и КПК ужесточают контроль над политикой Гонконга – шаг, который может иметь серьезные неприятные последствия в долгосрочной перспективе.
КПК намеренно искореняет уйгуров
Когда Китай стал независимой страной, независимое уйгурское государство стало частью Китая. После прихода к власти Си Цзиньпина в 2012 году политика Пекина в отношении уйгуров стала бесчеловечной и настолько жестокой, что ее часто сравнивают с политикой Гитлера в отношении евреев.
Уйгуры подвергаются систематическому наблюдению, отслеживанию и отправляются в «школы перевоспитания». Несмотря на неопровержимые доказательства этого, Китай отрицает практически все. Единственное, что было близко к тому, чтобы признать это – это когда Китай переименовал школы «перевоспитания» в центры добровольного «отдыха на каникулах». Я хотела бы поговорить с одним из уйгуров, который посещал этот центр «отдыха на каникулах» – я уверен, что им есть что рассказать нам о своем отдыхе.
С начала геноцида уйгуров, который включает принудительные аборты, стерилизацию и контроль рождаемости, принудительный труд, пытки, избиения, «промывание мозгов» и аналогичные ужасные преступления, было задержано около миллиона уйгуров, и это число продолжает расти.
Как человек, который очень долгое время следил за международной политикой, я считаю, что каждый должен знать, что на самом деле происходит в Китае и что правительство делает со своим народом. Это и есть прекрасная 100-летняя годовщина КПК – характеризующаяся невообразимым ужасом, ложью и полным контролем над нацией.

Юрис Пайдерс
Опубликовано: 8-06-2021, 09:56
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

Евреи в космосе

14-06-2021, 12:03 0
Евреи в космосе