Центральный Еврейский Ресурс

                                     Экономист Хяльмар Шахт своими
                                     решительными действиями открыл
                                    для Германии новые возможности


Общины и капиталы
     Иосиф Сталин негласно ушел от марксистского примата политики над экономикой и принял на вооружение экономическую модель русских старообрядцев. Ключевые ее признаки – общинная собственность и концентрация производства. Это давало старообрядческим общинам огромные капиталы, которыми они очень гибко управляли. Покупалось лучшее в мире оборудование. Целью была не прибыль немногих, а стабильная жизнь всех, причем с большим запасом прочности.
     Сталин тоже управлял экономикой через единую собственность. Промышленность принадлежала государству. Колхозы были ничем иным, как попыткой повторить экономический успех старообрядческих общин.
     Старообрядцы использовали концентрацию производства там, где они компактно жили и где было сырье. Все их предприятия были замкнутого цикла, транспортных издержек не было. Индустриализация СССР тоже шла модулями полного цикла в местах расположения природных и трудовых ресурсов. Все экономические районы были обеспечены энергомощностями. Сталин активно продвигал модель концентрации производства.
     Очень интересно, что народное хозяйство СССР было, как и у старообрядцев, построено по принципу гибко форматирующегося конструктора. В 1941 году буквально из-под гусениц наступавших немецких танков Алексей Косыгин смог перебросить сотни заводов вместе с рабочими за Волгу и на Урал. Там они быстро приступали к выпуску оборонной продукции. Ни одна другая страна в мире не была в состоянии повторить подобный маневр.
 Победитель инфляции
     И здесь никак нельзя обойти вниманием фигуру Хяльмара Шахта – экономиста, чьи действия открывали для Германии новые возможности. Но, сделав ставку на мировую войну, Гитлер передал руководство экономикой рейха политикам, что и предопределило бесславный для Германии исход.
     В начале 1920-х в Германии бушевала гиперинфляция. Она достигла беспрецедентного в мировой истории уровня. Каждый месяц цены вырастали в тысячу раз. Был достигнут теоретический апогей инфляции: бумага для печатанья денег стоила дороже этих денег. Люди потеряли доверие к деньгам. Товарно-денежные отношения были разрушены. Одно правительство сменяло другое.
     Так было, пока в конце 1923 года на должность председателя Имперского банка Германии не был назначен экономист Хяльмар Шахт. Он родился в 1877 году, окончил в Гамбурге гимназию для подготовки ученых. Учился в университетах Киля, Берлина, Мюнхена, Лейпцига и Сорбонны. В 1899 году защитил диссертацию на кафедре государственной науки университета Киля.
     В 1901 году молодой Шахт формулирует фундаментальный принцип внешней торговли: важно экспортировать продукты более высокого передела, чем импортируемые. Экспорт сырья исключается, а высокие таможенные пошлины, по Дмитрию Менделееву, выгодны. Экспорт за рубеж чугуна менее желателен, чем экспорт текстильных изделий той же стоимости. В первом случае большая часть выручки идет на дивиденды, во втором – на зарплаты, что создает больший спрос и развивает товарное производство. Поэтому, по Шахту, для развития экономики благосостояние всего народа гораздо важнее, чем прибыль предпринимателей.
     В 1902 году Шахт доказывает преимущество трестов над картелями. Картели объединяли концерны, поддерживающие монопольно высокие цены на один и тот же товар. А тресты объединяли цепочки предприятий, занимавшихся последовательным переделом – от сырья до готового товара. Шахт показал, что вертикальная организация промышленности в трестах уменьшает издержки производства. Снижение издержек дает снижение цен, ведущее к увеличению потребления по меньшим ценам и росту экономики. В этом, по Шахту, состоит цель любой промышленности.
     В 1908 году, сравнив стоимость производства электроэнергии на мелких и крупных электростанциях, Шахт доказал преимущество концентрации производства. В результате Германия провела укрупнение энергогенерирующих мощностей. К молодому доктору наук прислушивались.
     Возглавив в 1923 году Имперский банк Германии, Шахт ввел рентную марку, обеспеченную недвижимостью. Через полгода он ввел имперскую марку, привязанную к золоту, и покончил с инфляцией. Запомним: даже с самой сильной инфляцией можно покончить всего за полгода.
     Это позволило Германии за пять лет выйти на довоенный уровень промышленного производства. В 1930 году на пике своей популярности в знак протеста против безответственных и необоснованных трат правительства Германии Шахт по своей инициативе ушел в отставку.
 Победитель депрессии
     Одним из решений Адольфа Гитлера как канцлера был возврат Хяльмара Шахта на посты председателя Имперского банка и министра экономики. В условиях мирового экономического кризиса Шахт сделал невозможное: он дал работу всем немцам.
     Экономической моделью Шахта была концентрация производства. Он пронизал Германию плотной сетью автобанов. Это позволило ликвидировать безработицу и снизить расходы на транспорт. Сократились сроки производства товаров. Германия превратилась в единую хорошо управляемую фабрику.
     Шахт создал условия для мотивированного труда людей. В отсутствие инфляции стоимость денег завтра такая же, что и сегодня. Приложив больше усилий, можно получить больший результат. Это давало уверенность в завтрашнем дне. Имело смысл много работать. Благосостояние немцев росло. Росла рождаемость. Германия воодушевленно трудилась.
     Деньги у Шахта не были целью. Они лишь обслуживали товарное производство. Деньги были обеспечены товарной массой и золотом. Шахт быстро загрузил промышленность государственными заказами. Но при этом он платил не деньгами, а векселями. Это длинные деньги, за которые не надо платить никаких процентов: напротив, векселя приносили их держателям четыре процента годовых.
     Векселя позволили Шахту вообще не интересоваться налогами. Он в них не нуждался. Он сам зарабатывал деньги для государства своими экономическими алгоритмами – прежде всего концентрацией производства. Благодаря этому Шахт уходил от взимания налогов с населения. Целью Шахта было достижение Германией самодостаточности.
     25 центров государственного контроля внешней торговли перекрыли утечку валюты за рубеж. Валюта расходовалась предельно рачительно, только на первоочередные задачи. Шахт заключил выгодные для Германии бартерные внешнеторговые договора с 25 странами. Зарубежные поставщики сырья покупали немецкие товары за рейхсмарки, а не за фунты или доллары.
     Как ученый-экономист Шахт пользовался всемирной славой. В Белом доме его принимали три президента США: Теодор Рузвельт, Герберт Гувер и Франклин Рузвельт. Его поддерживал председатель Банка Англии Монтегю Норман. Созданный им в 1930 году в Швейцарии Банк международных расчетов до сих пор координирует работу всех центральных банков мира.
     Через всю деятельность Шахта проходит примат экономики над политикой. Он считал, что жить надо строго по средствам. Шахт предупреждал Гитлера о невозможности для экономики Германии вести войну, об угрозе возврата инфляции. За это он был уволен в 1937 году с поста министра экономики, а в 1939 году – из Имперского банка Германии.
 Диктатор зарвался
     Гитлера подвел примат мистики и политики над экономикой. Он видел в деньгах инструмент для своих политических целей и личной власти. В результате Имперскому банку было приказано выдавать столько денег, сколько потребует правительство.
     Германия вновь погрузилась в инфляцию, любые товары стали дефицитом. После ухода Шахта Германия уже не развивала товарное производство. Гитлер оккупировал десять европейских государств, включил их в экономику Третьего рейха и тем катастрофически распылил концентрацию производства Шахта.
     Германия создала в Европе систему чрезвычайных денег, которыми оккупированные страны финансировали вермахт. Но работать на немцев не хотел никто. Экономика Германии начала саморазрушаться.
     После победы Шахта над инфляцией немецкая политика жила не по средствам, иностранные кредиты брались на удовольствия – строительство театров, стадионов, офисов. Расплатиться обещали из будущих налогов. Поэтому в 1930-е годы свободной валюты у Германии не было. Внешний долг составлял гигантские 20 млрд золотых марок. И немцы соблазнились идеей Гитлера не платить кредиторам, а оккупировать их.
 Подоплека Победы
     Советский Союз в эти годы, напротив, брал иностранные кредиты строго под конкретные экспортные обязательства – и не пропустил ни одного платежа по ним. Фактически это был кредитный бартер. Как и русские старообрядцы, СССР был самодостаточен и обеспечивал себя всем.
     Инфляции после Владимира Ленина не было. В центре внимания Алексея Рыкова, а затем Иосифа Сталина было товарное производство. В результате рубль был обеспечен огромной товарной массой. А все поставки союзников по ленд-лизу были полностью оплачены золотом.
     Экономика же Германии попалась на доктрине блицкрига, то есть мифической прибыли. Мифической потому, что она не может быть подтверждена: ее невозможно рассчитать. Такая же мифическая прибыль – мировое господство. Блицкриг и мировое господство – это два провальных понятия в экономике.
     Так традиционный для нашей страны примат экономики над политикой привел к победе СССР над Германией, где примат политики над экономикой разрушил плоды труда Хяльмара Шахта.
     Идеология и политика не могут отменить законы экономики. Поэтому любая экономика, попавшая под примат политики, будет разрушена.

Андрей  Быков
Опубликовано: 15-06-2021, 01:27
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
Добавить комментарий
Ваш комментарий отправлен не модерацию