Центральный Еврейский Ресурс


Спартанские женщины были известны своей жесткостью. Один спартанский воин пожаловался своей матери, что его меч слишком короток. Мать ответила ему: "Добавь к нему шаг вперед". Это хороший совет и для нас. Я пишу эту статью после недели арабских беспорядков и слабой реакции полиции. Не похоже, что проблема заключается в недостатке амуниции или количества полицейских, а в том, что идентифицировала спартанка: недостает шага вперед, недостает боевого духа.

Большинство полицейских – хорошие и преданные, и все же полиция провалилась в выполнении своей задачи по поддержанию порядка и обеспечению безопасности. Слишком часто она функционировала, как британская полиция времен мандата: приезжала через 2 часа после окончания погрома, устроенного арабами, и конфисковывала оружие у евреев. Откуда взялась та слабость? Мы обнаружили тут серьезную проблему руководства полиции, а к ней надо добавить общую склонность израильской полиции в последние годы заниматься пиаром вместо выполнения задач по навязыванию законности: полиция, поощряющая демонстрантов перекрывать дороги, которая научилась "воспринимать" вместо того, чтобы заставлять соблюдать закон, полиция, которая бросает на произвол полицейских, которые были вынуждены стрелять в преступника, - можно понять почему она затрудняется справиться с большим арабским националистическим бунтом.

Но помимо этого, мне кажется, что есть более базовая точка. У многих секторов израильского общества нет насущного лексикона для понимания этой ситуации. Тот, кто говорит о "демонстрациях и конфликтах", возникающих вследствие "дискриминации и запущения", просто живет в другой вселенной и понятно, что не справится с происходящим в нашей вселенной. Пытаться втиснуть арабское буйство в либеральный лексикон – это как пытаться засунуть дикобраза в спичечный коробок. Невозможно понять, что происходит вокруг нас, не используя совсем другие слова: погром, ненависть к евреям. И "оккупация" тут ни при чем. На фоне беспорядков не 1967г., а 1948г.: 1948-й год от Сотворения Мира – год, когда родился праотец Авраам. Конфликт уходит в корни нашей идентификации.

Мы привыкли думать в нейтральных терминах, как будто все мы граждане, стремящиеся к "общему благу" – действующие светофоры, хорошие поликлиники, исправная канализация. В этой вымышленной вселенной националистический погром – это всего-навсего протест против дискриминации. Национальные и религиозные идентификации не имеют значения в этой вымышленной вселенной, и поэтому репортажи в СМИ звучат так: "Молодой парень ранен в Лоде", - и зачастую упускают или вычеркивают важную для большинства читателей деталь: это один из арабских погромщиков или обороняющихся евреев.

У этой вымышленной вселенной нет никакой связи с действительностью. Погромщики не выходят на улицу из-за "дискриминации", а из-за ненависти к евреям. Исследования показывают, что террористы в среднем более зажиточны и образованы, чем их среда. Одна умная психолог (которая случайно является моей мамой) научила меня, что чтобы понять людей, стоит прислушиваться к словам, которые они говорят, а не вкладывать слова в их уста. Когда я слушаю арабских погромщиков, я слышу их вопящих: "Огнем и кровью освободим Палестину!", а не "дайте мне фонд повышения квалификации".

Европа учила нас думать, что стирание национальной и религиозной идентификации предотвратит войны. Факт: в Европе эти идентификации стерты и уже 70 лет нет войн. Но нет гарантии, что мир в Европе в самом деле является новым этапом человеческой истории. На протяжении всей истории крупные военные победы приводили к нескольким десяткам лет временного мира. Как 100 лет без эпидемии оказались лишь передышкой, так и, не дай Бог, может произойти и с войнами. Если вернутся европейские войны, то тот, кто утратил свою национальную идентификацию, окажется в большой беде. Тем более это верно в нашем регионе, где гораздо сложнее отторгнуть национальность и религию. Погромы против евреев во время военных действий – это националистический бунт, а тот, кто описывает его как гражданские демонстрации, не сможет подавить его.

Говорят, что большинство арабов не участвовали в беспорядках, и это верно, но и большинство немцев не участвовали в Хрустальной ночи. Десятки тысяч арабов вышли громить евреев, а большинство других арабов поддерживали их словами или молча. Лишь очень маленькое число праведников среди них высказались против этой убийственности. Их мы должны приблизить. В тактическом плане мы вернулись в дни погромов, на стратегическом – возникла серьезная опасность. Если так местные арабы ведут себя во время ограниченного военного конфликта с Газой, то чего можно ожидать от них во время крупной войны? Реальность требует жестких действий в области национальной безопасности. Иллюзия нейтрального израильского гражданства, не различающего нации и религии, парадоксальным образом привела к возвращению ситуации до возникновения государства (и соответственно гражданства): арабские банды нападают на евреев, а евреи в ответ вынуждены заново создавать самооборону (хагану). На обочине обочины есть и случаи нападения евреев на невиновных арабов, которые надо осудить.

С Божьей помощью, когда-нибудь арабы смирятся с Израилем как еврейским государством, но это не произойдет, если мы будем делать вид, что нет проблемы; что все мы граждане какой-то Швейцарии, вежливо ведущих спор о равном распределении часов с кукушкой.

21.05.2021
Автор: Хаим Навон
Перевел Моше Борухович
Опубликовано: 15-06-2021, 23:57
0

Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
Добавить комментарий
Ваш комментарий отправлен не модерацию