Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Мемуары Хантера Байдена дают представление о жизни Первого сына лишь в комплекте с его лэптопом, о котором рассказывает Миранда Дивайн в книге «Лэптоп из ада», выход которой планируется на сентябрь.

Имейлы и фотографии со знаменитого лэптопа опровергают публичное заявление президента Джо Байдена о том, что он никогда не вмешивался в бизнес сына.

В мае 2010 года с помощью папы вице-президента Хантер и его дядя Джим установили контакт с мексиканским миллиардером Карлосом Слимом. Это произошло во время ужина в Белом доме, где присутствовал мексиканский президент Фелипе Калдерон. Вице-президент участвовал в застолье с супругой Джилл и сыном Хантером. Развлекал гостей Пласидо Доминго.

На следующий год Карлос Слим пригласил Хантера в Мексику, где провел с ним частную экскурсию в музее Сумайя в Мехико-Сити. Это – самый знаменитый музей страны, созданный Слимом и названный в честь его покойной супруги – Сумайи. Музей, насчитывающий более 66 тысяч экспонатов древней цивилизации Мезоамерики, самый посещаемый в стране, и частная экскурсия для американского гостя в полной мере говорит о том, как к нему отнеслась принимающая сторона.   

Во время этой поездки Хантер встретился с другим мексиканским миллиардером Карлосом Бремером. Встреча состоялась на его вилле в городе Монтерей, на фоне грандиозного горного пейзажа Сьера Мадре Ориенталь. Бремер был давно вовлечен в американскую политику, жертвовал миллионы в Фонд Клинтонов и входил в совет его директоров.

Об укреплении этого канала американо-мексиканской дружбы говорят последовавшие видео-конференции с участием Хантера и сыновей Карлоса Слима – Карлоса-младшего и Тони. Хантер летал в Мексику в марте 2012, в апреле 2013, в сентябре 2014, в феврале 2015 года и последний раз – в феврале 2016 года на папином служебном самолете Борт 2. Вместе с ним в Мексику полетел партнер Хантера – Джефф Купер – совладелец одной из крупнейших юридических компаний страны SimmonsCooper, специализировавшейся на получении компенсаций за асбестовые отравления. Хантер располагал 3% акций в другой инвестиционной компании Купера Eudora Global.

Купер присутствует на фото, датированном 19 ноября 2015 года, где также можно видеть двух мексиканских миллиардеров Карлоса Слима и Мигеля Алемана Веласко, сына последнего – Мигеля Алемана Маньяни, а также Хантера Байдена и Джо Байдена, который никогда не вникал в дела своего сына. Снимок сделан в вашингтонской резиденции вице-президента Байдена.

Незадолго до этой встречи Хантер с супругой Кетлин гостили на вилле Мигеля Алемана Маньяни в Акапулько, создателя мексиканской авиакомпании Interjet. В это же время Карлос Слим стал самым крупным владельцем акций испытывавшей финансовый трудности американской компании, известной нам как «Нью-Йорк таймс».

Как следует из электронной переписки Хантера, дядя Джим всегда был под рукой для оказания необходимой помощи в установлении деловых контактов с американской стороны. 7 мая 2015 года дядя Джим рапортует об участии в переговорах нефтегазовой компании Слима Pemex и непоименованной американской компанией по транспортировке нефти и газа.

Переговоры со Слимом включают тему финансирования им онлайновой игорной компании Купера Ocho Gaming и онлайнового «бумажника» ePlata, в которой у Хантера есть доля – 5%. Он получает ее через свою компанию Owasco.

Потом у Хантера и Купера появляется другая идея – продать Ocho Gaming Слиму. Идея принадлежит Гейбриэлу Зинни из демократической лоббистской компании Blue Star Strategies. Зинни указывает товарищам на то, что Слиму уже принадлежит игорный бизнес Telmex и он может проявить интерес к его укрупнению.

Зинни также дает рекомендации Хантеру об установлении контактов с Мануэлем Эстреллой, чья строительная компания входит в два десятка крупнейших в Доминиканской республике. В июне 2014 года Эстрелла шлет имейл Хантеру: «Хантер, я только что встретился с твоим отцом, это – замечательно!»

И тут же Хантер получает имейл от Зинни: «Огромное спасибо, босс! Я только что говорил с Мануэлем, он в восторге. Ты слишком щедр со своими латиноамериканскими болельщиками!!»

Интерес Хантера в том, чтобы инвестировать – через свою компанию Rosemont Seneca и Clinton Bush Haiti Fund – в строительство гостиницы на Гаити. План так и не был реализован, переписка с Эстреллой прервалась в 2015 году.

В 2018 Хантер все еще с оптимизмом смотрел на возможность сотрудничества с семьей Слима. В одном из имейлов Куперу он пишет: «Говорил с отцом по поводу Слима». Купер ответил: «Отлично, твою мать!» (в оригинале Oh, that sounds SO F’ING GOOD!)

Лэптоп из ада раскрывает еще одну занятную страницу семейных отношений Байденов. Папа, дававший сыну возможность заработать, постоянно рассчитывал на его помощь. Вице-президентской зарплаты могло не хватать на содержание семейной недвижимости. Однажды Хантер даже пожаловался в имейле дочери Наоми на то, что отдавал папе половину своего заработка: «Надеюсь, что вы будете в состоянии делать все, что делал я, оплачивая счета этой семьи последние 30 лет. Это тяжело. Но не волнуйся, в отличие от папы (Джо), я не заставлю тебя отдавать мне половину твоей зарплаты».

Электронная переписка не дает представлений о реальном объеме финансовой помощи сына папе, но кое-какие расходы Хантера задокументированы: оплата домашнего телефона – $190 в месяц; $475 – за новые ставни; $2600 – на укрепление стены ограждения в папином поместье в Вилмингтоне; $1475 – за покраску в доме; $1239 – за ремонт кондиционера в доме бабушки. Дом бабушки находился на территории поместья Джо Байдена и после ее смерти сдавался агентам Секретной службы за $2200 в месяц.

Сам Хантер платежами не занимался. Это входило в обязанности его бизнес-партнера из компании Rosemont Seneca Эрика Шверина. Тот поддерживал отношения не только с подрядчиками, но и с главным заказчиком – Джо Байденом. В одном из имейлов Хантеру он писал: «Майк Кристофер (строитель) продолжает терзать меня, поэтому я заплачу за несколько мелких работ, поскольку твой папа пока и не откликнулся. Я знаю – он занят, поэтому все в порядке. Но если ты считаешь, что у него найдется минута, то пусть просмотрит имейлы, которые я посылал тебе, и свяжется со мной».

В другом письме Шверин пишет Хантеру: «Может быть имеет смысл в ближайшие несколько недель, пока ты в Вашингтоне, поговорить с твоим отцом? Он только что звонил мне по поводу моргиджа… И мне пришло в голову, что может быть это удачное время, чтобы обсудить с ним возможность его будущих заработков».

О том насколько тесно были переплетены финансы папы и сына говорит  апрельский 2018 года имейл Хантера своему секретарю Кети Додж с жалобой на то, что его отключили от одного из банковских счетов семьи: «Мой отец пользовался этим счетом, благодаря щедрости Эрика, последние 11 лет».

Эрик Шверин, будучи президентом компании Rosemont Seneca, выступал в качестве персонального кассира Байденов. Он платил алименты Хантера, участвовал в установлении деловых отношений с китайской энергетической компанией CEFC и, по словам бывшего партнера Тони Бобулински, добивался 10% доходов для «большого парня» (Big Guy), которым, надо понимать, был папа Хантера. Его старания и преданность Второй семье не пропали даром. Администрация дала ему место в федеральной Комиссии по охране памятников американского наследия зарубежом. Теперь мы знаем, какую еще одну государственную контору мы содержим и какие ценные кадры в ней трудятся.   

Миранда Дивайн напоминает нам, как в 2014 году, когда всплыла история о деятельности Хантера Байдена в составе руководства украинской “Бурисмы”, его папаша, еще занимавший пост вице-президента, заявил журналистам: «Хотел бы я, чтобы среди моих детей был хоть один республиканец, который умел бы делать деньги».

Воистину, семья Байденов должна сменить партийную ориентацию.

Вадим ЯРМОЛИНЕЦ

Опубликовано: 8-07-2021, 01:32
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.