Центральный Еврейский Ресурс
Регистрация на сайте

Когда в 1938 году Вера, молодая еврейская девочка, росла вблизи Праги, она мало о чем думала, кроме бабушки и любви к животным, пишет «The Times of Israel».

Но ее блаженное детство навсегда изменилось с надвигающимся кризисом, вызванным соседом ее страны, нацистской Германией. Когда родители Веры узнали о возможности для еврейских детей бежать в Соединенное Королевство, организованной англичанином по имени Николас Уинтон, они отправили свою 9-летнюю дочь поездом. Всего на этих поездах были спасены 669 еврейских детей из Чехословакии. Уинтон, который молчал о своем участии, был удивлен в прямом эфире через несколько десятилетий, когда ему организовали встречу с детьми, жизни которых он помог спасти.

Уинтон прожил долгую жизнь и умер в 2015 году в возрасте 106 лет, и теперь его трогательная история рассказывается в «Ники и Вера», новой книге отмеченного наградами детского писателя и иллюстратора Питера Сиса, выпущенной ранее в этом году. Книга была включена в летний список для чтения для детей газетами «The Times» и «The Sunday Times». Все вместе спасенные стали известны как «Дети Уинтона», одна из которых, Вера Гиссинг (Диамантова), является прототипом главной героиней книги.

Уинтон спас и других детей, которые впоследствии стали выдающимися деятелями, включая британского политика Альфреда Дабса (барон Дабс), генетика Ренату Лаксову и соучредителя ВВС Израиля Хьюго Марома, который родился в Брно, том же городе, что и Сис. «Дети Уинтона» — это часть более широкой истории «Киндертранспорта», в ходе которой еврейские дети – беженцы от нацизма прибыли в Великобританию. Наученный действовать быстро, он спасал жизни Сис, который сейчас проживает в Соединенных Штатах, посетил свою бывшую родину со своим сыном в 2009 году и оказался на праздновании 100-летия Уинтона в Праге. Сам Сис позже стал беженцем, бежав из своей тогдашней коммунистической страны в США во время работы над кинопроектом во время Олимпийских игр почти 40 лет назад. Он стал многократным лауреатом премии Калдекотта и стипендиатом Макартура, за предыдущие книги о Галилее, Чарльзе Дарвине и Тибете.

После того как Сис решил написать книгу об Уинтоне, ему помогло еще одно случайное открытие: мемуары Гиссинг о ее побеге из Чехословакии. «Я пытаюсь привлечь внимание более молодой аудитории», – заявил Сис «The Times of Israel» в недавнем интервью. «Это контраст жизни маленькой девочки, прихода опасности, ожиданий во время большой неопределенности». Об образе Уинтона он заметил: «Моей целью с самого начала было показать кого-то, кто спрашивал: как мне помочь, когда я вижу что, что-то не так?»

До того как Уинтон стал спасателем, он был фехтовальщиком олимпийского уровня. Виртуозными мазками Сис изображает его воспитание. Уинтон родился в семье крестившихся евреев. Прежде чем заняться финансами, он получил разностороннее образование. Главный герой изображен в его форме фехтовальщика верхом на голубе во время учебы в университете. Изначально Уинтон планировал посвятить зиму 1938 года другой физической активности – катанию на лыжах. Однако друг по имени Мартин Блейк убедил его вместо этого приехать в Чехословакию, чтобы помочь справиться с кризисом беженцев, который последовал за аншлюсом и «Хрустальной ночью» – и то и другое отображено на мрачных иллюстрациях.

Участник движения

Автор отмечает, что в Чехословакии было много других, кто помогал беженцам. Об этом говорила также дочь Уинтона Барбара Уинтон и историки. «Он не мог сделать это один», – заявила Барбара Уинтон, автор биографии своего отца. «Кто-то должен был быть в Праге, организовывая поезда и помогая с другими компонентами проекта в Чехословакии и за ее пределами, начиная со списков детей, инструктажа родителей, организации приемных семей в Великобритании». «Многие люди сыграли важную роль», – подчеркнула Уинтон, назвав его коллег – британцев Тревора Чедвика и Дорин Уорринер, добавив, что работа Уорринер привела к тому, что за ней начали следить нацисты. «Он был частью группы людей. Он был тем, кто взял на себя ответственность, когда начался чешский «Киндертранспорт», получая разрешения. Он был своего рода катализатором. До него были самые разные люди, которые подтолкнули его к участию».

«Я знал, что Николас Уинтон – герой», – заявил Сис. «Поскольку он также прожил долгую жизнь, он стал фигурой. Он стал почти мифическим героем, который каким-то образом спас всех этих людей. Я узнал, что вокруг него были и другие молодые люди – одним из них был Чедвик – целая команда». «В послесловии, – подчеркнул он, – я упоминаю других спасателей, включая Чедвика и Уорринер.

Каждый может проводить собственное исследование, когда ему интересно. Поскольку в Прагу приехало много людей, вы, конечно, можете видеть множество других организаций, планировавших помочь людям – американских, христианских, еврейских организаций». Лаура Брейд, учёная из колледжа Альбион в Мичигане, назвала Уинтона «действительно частью созвездия участников, приехавших в Прагу после Мюнхенского соглашения».

По словам Брейд, в Праге Уинтон связывался с Уорринер, председателем Британского комитета по делам беженцев из Чехословакии, которая показала ему лагеря беженцев. «Он сформировал с ней партнерские отношения», – рассказала Брейд. «Он решил, что может быть полезным… помогая организовывать транспортировку детей». После трех недель в Праге Уинтон в конце января 1939 года был вынужден вернуться к своей работе биржевым трейдером. В Лондоне, по словам Брейд, Уинтон, его мать и небольшой штат сотрудников «позаботились о разрешениях, визах, платежах в Министерство внутренних дел, чтобы позволить детям приезжать в Англию, конечно, работая также с чешскими комитетами. Пражский еврейский комитет по беженцам принимал активное участие в работе с детьми… Это была действительно совместная работа».

«Трудная святость»

Брэйд выразила обеспокоенность тем, что некоторые лица, участвовавшие в спасении, были вычеркнуты из истории. В 2017 году она и ее коллега Роуз Холмс написали на эту тему статью «Трудная святость». «Мы пытались разобраться со всеми участниками спасательной операции», – рассказала Брейд. «На самом деле было задействовано много женщин – чешские женщины, британские женщины, которые остались в Праге, выполняя много действительно опасной работы, помогая беженцам в оккупированной нацистами Богемии и Моравии», которая стала протекторатом Рейха в 1939 году. «Женщины, как правило, играли совсем другие роли», – заявила Брейд. «Они необязательно были публичным лицом организации. Но они проделали большую работу на местах. Они были вычеркнуты из истории». Так же были вычеркнуты и коммунисты.

«Позднее Уорринер обвинили в связях с коммунистами», – отметила Брейд. «Она была допрошена британскими властями. Люди с сомнительной политической историей, политическими взглядами тоже были как бы вычеркнуты из истории – Дорин Уорринер, Тревор Чедвик, чешские женщины, такие как Мари Шмолка, Ханна Штайнер. Все они умерли к тому времени, когда история Уинтона получила широкую огласку в 1980-х годах». «Когда спасенные дети вступили в свои «золотые годы», они по понятным причинам были рады, что наконец-то есть кого благодарить», – заметила Брейд. «Я думаю, это сыграло свою роль в том, чтобы сосредоточить внимание на одном человеке как на герое». Она назвала Уинтона «явно очень щедрым, щедрым человеком, скромным… Он сам был замечательной личностью, которой мы все хотим соответствовать, должны соответствовать».

Она также заявила: «Я думаю, что книга Барбары Уинтон действительно отлично справляется с рассказом о том, как в это были вовлечены другие люди», и, хотя она не читала «Ники и Вера», «она в моем списке того, что нужно прочитать. Мне нравятся работы Питера Сиса». На вопрос, что заставило Николаса Уинтона сделать то, что он сделал, она ответила: «Мне бы очень хотелось, чтобы мы ответили на этот вопрос». «У него был друг, который первым приехал в Чехословакию и заявил ему: «Ты должен приехать и увидеть, что здесь происходит», – рассказала Брейд. «Я действительно думаю, что у него была мотивация действовать… Если бы я знала, что побуждает альтруистов делать то, что они делают, у нас был бы совсем другой мир».

Она отметила, что чешская еврейская община «невероятно» пострадала во время Холокоста: почти 88% евреев страны были убиты. Некоторые из спасенных детей, в том числе Вера, вернулись в Чехословакию после войны и обнаружили, что их семьи погибли. «Это было ужасное испытание – потерять свои семьи, – заметил Сис, – чтобы построить совершенно новую жизнь». Тем не менее они стали взрослыми – в Англии, Израиле, США, в некоторых случаях в Чехословакии, хотя после коммунистического переворота 1948 года жить стало сложнее, – и у них появились собственные дети и внуки, в том числе в случае Веры. «Я говорил с ее дочерью», – заявил Сис. «У нее есть внуки и большая семья». Он добавил, что, хотя ограничения на поездки из-за Covid-19 позволили ему общаться с Верой лишь виртуально, «я бы очень хотел встретиться с Верой, а также с ее семьей, семьями других спасенных детей». «Сейчас есть поколение людей, которым за 90», – отметил Сис. «Их остается все меньше и меньше. Это совершенно захватывающая трагическая история».

Опубликовано: 19-07-2021, 01:55
0

Оцените статью: 0
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.