Центральный Еврейский Ресурс

 Художник-постановщик анимационного кино Леонид Аронович Шварцман за полвека творчества создал целое созвездие сказочных образов: Чебурашка, Варежка, Снежная Королева, Шапокляк, Котенок по имени Гав… А серия его живописных работ «Старый Минск. Воспоминания детства» позволяет окунуться с головой в высокое искусство. Думаю, художник знает рецепт счастья, как и его жена, и муза, Татьяна Владимировна Домбровская. И это — их первое интервью «на двоих» за много лет совместной жизни.

 А.А. - Леонид Аронович, вы создали цикл наполненных счастьем картин «Старый Минск» о городе вашего детства. Ваше детство было счастливым, или лишь воспоминания о нем?

 Леонид Аронович: - Конечно, само детство! Минск двадцатых-тридцатых годов был очень спокойным, дружелюбным городом. Неподалеку от моего дома протекала речка Немига. При мне в городе провели электричество, а вместо конки по улицам пустили трамвай. Я еще помню время, когда мы делали уроки под керосиновой лампой, как на моей картине «Дети возвращаются из школы» и «Под лампой».

 А.А. - Минск на ваших картинах кажется не больше Смоленска.

 Леонид Аронович: - Они, действительно, мало отличались друг от друга. В Минске в двадцатые-тридцатые годы жило всего тысяч двадцать народу, там была прекрасная природа, чистый воздух. Видите, на всех картинах цикла «Старый Минск» изображен маленький мальчик? Он играет во дворе, возвращается из школы с друзьями, делает уроки. Так, вот, этот мальчик – и есть я!

 А.А. – Скажите, призвание своё вы почувствовали сразу?

 Леонид Аронович: - Я рано начал рисовать, как и многие дети. Ходил в Минске в художественную студию, но сначала не относился к этому серьезно. Однако в 1938 году я уехал в Ленинград к брату - поступать в Академию художеств. Мне было тогда 18 лет. Увы, не хватило подготовки, и меня  направили в художественную школу при Академии. Там я и учился.

 А.А. - И в 1941-м…

 Леонид Аронович: - Началась война и всё, вообще, всё - поломалось.  Я работал на Путиловском (Кировском – прим. Авт.) заводе токарем. Брата призвали в ПВО, потом и мне пришла повестка. Я с товарищами пришел в военкомат и ждал вызова допоздна, хотя всем уже выдали назначения  в части.  В недоумении захожу в зал, где заседает призывная комиссия, спрашиваю, когда же мной займутся, но они, оказывается, невзначай потеряли мое призывное дело. Меня отправили восвояси и обещали вызвать, как  найдут дело. Но так и не нашли… Из моих товарищей, призванных в тот день, почти никто не выжил.

 А.А. - У вас – редкое везение.

 Леонид Аронович: - Точно! Я вернулся на завод, а вскоре нас эвакуировали на Челябинский тракторный завод, выпускавший в мирное время гусеничные трактора. Поэтому и танки там стали делать гусеничные. Он располагался на окраине города.  Думаю, там половину города работало.

 А.А. - Вы говорили, что рабочие вокруг вас умирали, как мухи.

 Леонид Аронович: - Умирали, да. Первая военная зима -1941-1942 года была очень суровой и страшной на всей территории СССР. Тяжело было и в Челябинске, и в Ленинграде. В блокаду в Питере погибла моя мама, муж и маленькая дочка моей старшей сестры, а сама сестра едва выжила.

 А.А. - Выходит, вам повезло, что вы оказались на трудовом фронте за Уралом?

 Леонид Аронович: -  Как сказать. Сначала я работал токарем в таком тяжелом цеху, и выжил я там лишь благодаря моей молодости. Потом руководство узнало, что я – художник по образованию, а также разбираюсь в чертежах, и меня забрали заниматься наглядной агитацией всего завода. Нас, оформителей была целая бригада. Благодаря этому я и выжил,  думаю.

 А.А. - После войны вы снова хотели поступать в Академию Художеств?

 Леонид Аронович: - Конечно, я же учился при ней! Я вернулся в Питер, подал документы в Академию и одновременно во ВГИК на художественный факультет. Из Москвы сразу же пришел вызов на экзамены, а из Академии - когда я уже учился во ВГИКе на художника кино. А так - был бы просто художником.

 А.А. - Получается, что профессия, благодаря которой вы всегда были востребованны, выбрала вас.

 Леонид Аронович: - Выбрал я. И решающую роль в этом сыграл мультфильм «Бэмби» гениального Уолта Диснея, который мы смотрели в Москве в кинотеатре «Победа». Это был первый мультфильм, который я видел в жизни. Зрители смеялись до слез! Многие верили, что в «Бэмби» снимались реальные животные, но я-то уже кое-что понимал в рисовании!

 В разговор вступает Татьяна Владимировна Домбровская – жена и коллега Леонида Ароновича по студии «Союзмульфильм». Татьяна Владимировна начинала в цехе заливки в 1944, затем – в цехе контуровки, фазовки, была художником-раскадровщиком, работала ассистентом режиссера у Федора Хитрука, Леонида Шварцмана, Андрея Хржановского, Инны Ковалевской.

 Татьяна Владимировна: - Все студенты-фронтовики очень хорошо рисовали. Я помню, когда впервые увидела в институте, как они сидят в ряд  и рисуют, меня переполнило чувство восхищения. Как это прекрасно, передать столько всего с помощью только одной линии! А познакомились мы с Леонидом на студии «Союзмультфильм». Правда, тогда я там не работала, а училась в Плехановском на экономиста. Хотя профессия эта – совсем не моя. Вот студия – это было моё всё! Как и у Лёни!

 А.А. - Леонид Аронович, а помог ли вам, как мультипликатору, ваш предыдущий опыт? Работа на заводе, например?

 Леонид Аронович: - Думаю, да. Художник-мультипликатор – не просто рисовальщик. Он сначала рисует куклу, а потом делает на масштабном листе точный ее чертеж, и уже по нему слесаря изготавливают ее шарнирный оригинал. Все куклы для мультфильмов – шарнирные, имеют жесткую проволочную основу, потому что многие движения нельзя просто нарисовать. У куклы может быть несколько голов с разными выражениями лица, потому что и их просто так изобразить невозможно!

 А.А. - У вас бывали  творческие командировки. Какая из них вам запомнилась больше всего?

 Леонид Аронович: - В 1954 году наша съемочная группа вместе с режиссером Львом Атамановым, кстати, московским армянином, ездила в Ереван, в Аштарак и Эчмиадзин. Мы снимали ремейк мультфильма «Пес и Кот» по сказке Ованеса Туманяна на стихи Самуила Маршака. Он вышел в 1955 году. Все фоны для мультфильма «Пес и кот» сделаны нами на основании пейзажей Армении. А еще мне очень понравилась командировка в Австрию,  когда мы повидали и Вену, и еще неделю нас возили и показывали множество достопримечательностей за ее пределами.

 А.А. - А нынешние мультфильмы вы любите?

 Леонид Аронович: - Те, что сделаны на компьютере? Не люблю, да и особо не смотрю, если честно.

 А.А. Сейчас пробуют рисовать новые мультфильмы по рассказам Юрия Коваля, Бориса Шергина.

 Леонид Аронович: По Шергину был прекрасный цикл «Смех и горе у Белого моря», «Волшебное кольцо», к которому Юрий Коваль вместе с Леонидом Носыревым писал сценарий.

 А.А. - Я знаю,  что Татьяна Владимировна была ассистентом режиссера в цикле «Смех и горе у Белого Моря».

 Татьяна Владимировна: - Все у того же Леонида Носырева. Было такое замечательное время и мультфильм.

 А.А. - Моя  знакомая сценаристка мультфильмов рассказывала, что изображение в рисованных мультиках – вещь условная. Дети не воспринимают лица в профиль. Только анфас.

 Леонид Аронович: - Ничего подобного! У нас полная свобода в изображениях! Как хочешь, так и рисуешь!

 А.А. - «Пес и Кот» - мультфильм, в котором кот псу шапку шил, да обманул. В 1938 году - это был первый армянский мультфильм, снятый Атамановым. Почему же он решился на ремейк?

 Леонид Аронович: - Вариант со стихами Маршака Атаманову понравился больше. И, кстати, Атаманов снял в Армении еще и мультфильм «Волшебный ковер». Он сделал много мультфильмов по сказкам разных народов.

 Татьяна Владимировна: - Я очень жалею, что не удалось тогда поехать с мужем в Армению! – замечает Татьяна Владимировна. – Ведь нас наполняют те места, где мы побывали, те впечатления, которые удалось унести в себе. Это и есть – счастье! А еще  - это успеть рассказать близким людям о том, как ты их любишь. Увы, наше поколение этому не учили. Я долго хранила эти чувства в душе и боялась высказать. И когда, наконец, сделала это, мне стало так легко!

 А.А. - Татьяна Владимировна, что же, по-вашему, счастье? Любовь, профессия, а еще?

 Татьяна Владимировна: - Вера в себя! В войну я жила с мамой на Арбате, в одном из двухэтажных домиков напротив роддома имени Грауэрмана. Почти все их разбомбили. Но когда маму спрашивали: «Анна Францевна, вы не боитесь, что и ваш дом разбомбят?», она отвечала: «Работает наша артиллерия. Нас не тронут!» Почему-то не было страшно. Может, я тогда была слишком юна, а мама — наоборот. И, кстати, работала я тогда на заводе, где дети делали санитарные пакеты. Работали только дети! Взрослых там не было! Холодно было в цеху — минусовая температура! Я приходила домой, все руки были распухшие, в клею. Но так уж тяжко, как это сейчас пишут о Москве с чужих слов, не было!

 Леонид Аронович: - Повторяю, в Москве, может, и не было, а в других местах было!

 А.А. - И, невзирая на все это, вы счастливы и в совместной жизни, и в работе…

 Леонид Аронович. – Все очень просто со счастьем. Как сформулировал Козьма Прутков: «Если хочешь быть счастливым — будь им!»  – Если у человека счастливый характер, он будет счастлив, какие бы ни были обстоятельства. И очень важно заниматься тем, что любишь. Ведь многим приходится терпеть нелюбимую работу. Ну, и, конечно, кому-то к характеру дается талант.

 А.А. - Вот именно – талант! Вам удаются и мультфильмы, и живопись, хотя не всем известно, что вы занимаетесь еще и ею. Цикл «Старый Минск»  поразил моих коллег. С  чего он начался?

 Леонид Аронович: - Я сидел и вспоминал, как в мирное время в город входили строем наши солдаты. Это было еще мирное время, а я с приятелем наблюдал за ними на нашей Раковской (от слова «рак») улице. Я нарисовал эту картинку из моего детства и пошло. Ведь это я иду из школы с друзьями, это я сижу на ступеньках, играю с ребятами во дворе, делаю уроки под лампой, это я — с отцом в синагоге…

 А.А. - На картине вы с папой в синагоге… В двадцатых-тридцатых годах ХХ века в Минске не ощущался  «еврейский вопрос»?

 Леонид Аронович: - В Минске всегда жило много евреев, и никогда там этот вопрос не стоял. Впрочем, как и на студии «Союзмультфильм», где трудились, и даже жили люди всех национальностей. Для многих студия стала, как дом родной, вместе работали, праздновали, веселились. Жили-то тяжело, в коммуналках.

 А.А. - И однажды вы, художник-постановщик, стали режиссером-мультипликатором. Как это произошло?

 Леонид Аронович: - Надеюсь, вы понимаете, что режиссер — не просто один из создателей фильма, это его дух, душа. В 1981 году я уже работал над кукольным мультфильмом «38 попугаев», а режиссер Лев Атаманов снимал четвертую историю из «Котенка по имени Гав» и неожиданно… умер. Меня вызвали и предложили закончить историю. Я не мог отказаться! (Лев Атаманов умер 12 февраля 1981 года. Похоронен на Армянском кладбище (филиал Ваганьковского) в Москве).

 А.А. Свою первую заслуженную награду вы получили не в России, а в США – хрустальную звезду за заслуги в детской мультипликации. Хотя многие ваши фильмы выдвигались на премии в России.

 Леонид Аронович: - Ну, раз не дали, значит, фильм не дотянул. Тут дело не во мне! А за хрустальной звездой я сам ездил в Нью-Йорк. Переводчиком у нас был прекрасный актер Олег Видов, мы подружились. В свое время Видов сыграл Гвидона в «Сказке о царе Салтане» и много других ролей, а в 80-е перебрался в США.

 А.А. - Если вспомнить, что творилось в 90-е с российским кино, наверное, следует признать, что он был прав.

 Леонид Аронович: - Видов снимался в Голливуде во многих фильмах. И, кстати, именно он начал очень бережно восстанавливать коллекцию советских мультфильмов. Тогда ведь и пленка у многих износилась, и звук. Благодаря Видову Чебурашка пошел гулять по миру, и когда японцы решили продолжить «Приключения Крокодила Гены», тоже, очень бережно отнеслись к работе наших художников. Они все изучили до мелочей и сделали свои истории очень органично.

 А.А. - Чебурашка воплотился в образ ребенка с летящими ушами благодаря вам.

 Леонид Аронович: - А Эдуард Успенский так не считал. Он по суду сумел доказать, что изображение автору не принадлежит. Хотя понятно, что без его литературного произведения Чебурашки не было бы.

 Татьяна Владимировна: Но такого Чебурашку придумал именно Шварцман! У Успенского Чебурашка — неведома зверушка, похожая на обезьянку. И вообще, у Леонида Ароновича очень много удачных образов! Снежная Королева, Золотая Антилопа, Доверчивый Дракон, Варежка, Обезьянки! А все толкуют только о Чебурашке. И образы, созданные Шварцманом, порой, удачнее своих литературных первоисточников!

 А.А. - Леонид Аронович, многие девочки любят Шапокляк — аристократичную, стильную даму с ридикюлем. А был ли у нее прототип? Некоторые уверяют, что это — ваша теща.

 Леонид Аронович: - Вранье! Моя теща — очень красивая женщина. От нее я взял только пучок и ридикюль! А Шапокляк ни на кого не похожа. Первоисточником образа был литературный сценарий. Это так обычно и происходит. 

 Татьяна Владимировна: - Моя мама даже в шестьдесят была такая красавица, что когда я заходила с ней в вагон метро, мужчины разного возраста сворачивали шеи, наперебой уступали ей место, а на меня никто не обращал внимания!

 Леонид Аронович: - Не обращали? Сомневаюсь!

 А.А.  - Вы сразу «разглядели» свою будущую жену?

 Леонид Аронович: - Конечно! Красивая молодая женщина! Как увидел на студии, так и влюбился.

 А.А. - И свадьбу сыграли в студии?

 Татьяна Владимировна: - А свадьбы не было. Тогда это было не в традициях городской культуры. Мы встречались полгода, потом три дня искали загс, который был, оказывается, рядом с нашим домом. Расписались, посидели за обедом тесным кругом родственников. Но это нам не помешало прожить вместе столько лет.

 А.А.- В чем же секрет семейного счастья?

 Татьяна Владимировна: - Мы с мужем временами спорим, и я ухожу гулять с нашей племянницей Яной. В основном, для того, чтобы поговорить. Мы разные и по возрасту, и по взглядам. Вчера во время прогулки начался сильный дождь. А у нас во дворе очень много старых деревьев, которые посадили еще в 1963 году. Воды было столько, что деревья отражались в водяных потоках в полный рост. И я, вдруг, увидела, что деревья уходят в никуда! Прямо как люди. Мы ведь тоже не знаем, куда уходим! И у каждого дерева свой характер. Вы представляете, какую можно нарисовать картину?

 А.А.  Пожалуй, да.

 Татьяна Владимировна:  Так вот, это хорошо, если, несмотря на возраст, у человека в душе сохранилось немного поэзии…

 Фильмография Леонида Шварцмана

 Окончил художественный факультет ВГИКа, работал на киностудии «Союзмультфильм» с 1948 по 2001 год. В качестве художественного постановщика и режиссера создал более полусотни рисованных и художественных мультфильмов.

 Режиссёр:

 «Как верблюжонок и ослик в школу ходили» (1975)

 «Котенок по имени Гав», (выпуск 5) (1982)

 «Обезьянки. Гирлянда из малышей» (1983)

 «Я жду тебя, кит!» (1986)

 «Обезьянки и грабители» (1987)

 «Обезьянки. Как обезьянки обедали» (1987)

 «Доверчивый Дракон» (1988)

 «Невиданная, неслыханная» (1990)

 «Обезьянки, вперед!» (1993)

 «Обезьянки. Скорая помощь» (1997)

 Художник-постановщик:

 «Аленький цветочек» (1952)

 «Золотая антилопа» (1954)

 «Пес и кот» (1955)

 «Снежная королева» (1957)

 «Похитители красок» (1959)

 «Ключ» (1961)

 «Сказки про чужие краски» (1962)

 «Дядя Стёпа – милиционер» (1964)

 «Потерялась внучка» (1966)

 «Варежка» (1967)

 «Крокодил Гена» (1969)

 «Письмо (1970)

 «Чебурашка» (1971)

 «Мама» (1972)

 «Аврора» (1973)

 «Шапокляк» (1974)

 «Котёнок по имени Гав», выпуск 1 (1976)

 «38 попугаев» (1976)

 «38 попугаев. Бабушка Удава» (1977)

 «Котёнок по имени Гав», выпуск 2 (1977)

 «38 попугаев. Куда идёт слонёнок?» (1977)

 «38 попугаев. Как лечить удава?» (1977)

 «38 попугаев. А вдруг получится?» (1978)

 «38 попугаев. Привет мартышке!» (1978) 

 «Приключения Хомы» (1978)

 «38 попугаев. Завтра будет завтра» (1979)

 «38 попугаев. Зарядка для хвоста» (1979)

 «Котёнок по имени Гав», выпуск 3 (1979)

 «Котёнок по имени Гав», выпуск 4 (1980)

 «Ёжик плюс черепаха» (1981)

 «Дора-Дора-помидора» (2001)
 

Беседовала Алиса Агранат
 

Опубликовано: 4-09-2021, 01:50
0

Оцените статью: +2
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Добавление комментария

  • Имя:

  • E-Mail:

  • Комментарий( минимум 10 символов ):

  • Вопрос:

    У отца шесть сыновей. Каждый сын имеет сестру. Сколько всего детей у этого отца?

    Ответ: