Центральный Еврейский Ресурс

История йеменских евреев восходит к глубокой древности, теряясь в тумане многочисленных устных преданий. Сравнительная незатронутость культуры современных евреев Йемена, которых в стране осталось совсем немного, уникальное своеобразие их обрядов, нравов и повседневного быта, с полным основанием позволяют считать, что в текстах Священного Писания содержатся некоторые исторические факты зарождения там еврейской диаспоры. Наиболее известным сказанием несомненно следует назвать историю визита в Иерусалим царицы Савской.

Напомним, что Йеменская арабская республика, или просто Йемен (по-арабски — «правая сторона») — это государство, расположенное на юго-западе Аравийского полуострова. Оно граничит с колыбелью исламской цивилизации — Саудовской Аравией и омывается на западе ласковыми водами Красного моря. Благоприятные природные условия в значительной мере способствовали успешному развитию этой территории, являвшейся одним из центров возникновения семитской культуры. Расположенный на необычайно плодородном плоскогорье, Йемен на очень раннем этапе становления сумел освоить передовую систему орошения и получал немалые доходы от торговли благовониями и другими товарами, высоко ценимыми в странах Востока.

 РОМАНТИКА ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ВИЗИТА

В начале I тысячелетия до новой эры население Аравии в этническом отношении было довольно однородным. Ее обширные земли заселяли немногочисленные племена кочевников-бедуинов, а высшую форму социальной организации представляли собой племена, делившиеся на роды. Во главе каждого из племен стояли шейхи, власть которых ограничивалась совещательным органом — советом представителей родов.

На протяжении многих веков в Южной Аравии существовали по меньшей мере четыре государства, наиболее известным из которых являлась Саба (Сава), располагавшаяся приблизительно на территории современного Йемена. Своим названием эта страна обязана наиболее могущественному племени сабеев, составлявших, так сказать, титульную нацию государства. Поначалу правителями Сабы являлись избираемые советом старейшин вожди-жрецы, именуемые муккарибами, однако постепенно их власть стала переходить по наследству. Начиналась эпоха монархии.

  “Визит царицы Савской к царю Соломону”, Якопо Тинторетто, XVI век 


Столицей сабейского полукочевого государственного образования был город Мариб, некогда блиставший величественными строениями, а ныне представляющий собой маленький поселок в пустыне, где убогое существование влачат несколько сотен полукочевых семей. В середине X века до новой эры на престоле Мариба находилась таинственная женщина, чье подлинное имя нам неизвестно, но на протяжении столетий ее образ не сходил со страниц различных исторических, мистических и религиозных сочинений. Мы знаем ее как царицу Савскую.

В те времена во главе сабейского религиозного пантеона стояла таинственная богиня Луны — Алмака, функционально сходная со зловещей греческой Гекатой. По мнению ряда ученых, царица Савская являлась верховной жрицей этой богини.

При всех уникальных достоинствах сабейской правительницы история едва ли сохранила бы какие-либо свидетельства ее существования, если бы не знаменитая библейская новелла, приведенная в 3-й книге Царств: «Царица Савская, услышавши о славе Соломона, пришла испытать его… И пришла она в Иерусалим с весьма большим богатством…»

Предания многих народов мира пестрят яркими рассказами, воссоздающими облик прекрасной царицы, ее деяния, привычки, слабости. Мусульманские сказания даже открывают нам ее имя — Билкис (младшая жена, наложница), что содержит явный намек на наличие интимной связи между нею и Соломоном. Сохранившиеся на территории Мариба развалины древнего святилища так и называют — храм Билкис.

Тем удивительнее тот факт, что Талмуд — великий и необъятный памятник еврейских знаний — полностью умалчивает об этом историческом визите, причем загадочный и манящий образ царицы не вызывает никаких комментариев в среде отмеченных высшей мудростью толкователей священных текстов. В агадических же сказаниях ее образ представлен довольно карикатурно. Как ни странно, даже Иосиф Флавий, известный своей слабостью к описанию романтических сторон жизни великих особ, не проявил глубокого интереса к столь занимательной теме, и его сообщения об этом в «Иудейских древностях» выглядят сухо и сжато, хотя и не без романтического флера.

В библейских текстах ничего не говорится о внешности царицы, зато последующие сказания, призванные в основном демонизировать ее облик, упражняются на сей счет по полной программе: здесь и кривые волосатые ноги, и ослиные копыта, и множество иных несуразиц. Если отбросить все эти мистические нелепости, можно с большим основанием предположить, что реальному визиту сабейской правительницы в Иерусалим, по всей видимости остро нуждавшейся в рынках сбыта, скорее всего предшествовали обмен посольствами и длительная дипломатическая подготовка.

Сабейская делегация прибыла в столицу Израиля со множеством ценных даров. Доверху навьюченные верблюды везли ящики с лучшими благовониями для капризных женщин царского гарема, золотые слитки и драгоценные камни. Соломон принял прекрасную посланницу далекой страны чрезвычайно радушно, с удовольствием продемонстрировав ей роскошное убранство и богатую утварь своего дворца. На протяжении всего срока пребывания в Иерусалиме царицы Савской и ее свиты, продолжавшегося никак не меньше месяца, царь устраивал пышные пиры, во время которых она могла по достоинству оценить не только изысканность подаваемых яств, но и удивительную ловкость и обходительность царских слуг. Восторг, испытанный прекрасной сабеянкой в Иерусалиме, она выразила в благодарственных словах, приведенных Иосифом Флавием в «Иудейских древностях». Они лишены того преклонения и эмоциональности, которые звучат в соответствующем тексте Священного Писания, но в полной мере выражают восхищение царицы: «Слава о твоем величии и богатстве вызывала мое недоверие, но теперь я лично убедилась, что истина далеко оставляет за собой слухи… Я считаю необычайно счастливым еврейский народ, которому дана возможность изо дня в день созерцать твое великолепие и внимать твоей мудрости».

Перед отъездом сабейской владычицы Соломон, прельщенный и умиротворенный богатыми дарами царицы, в свою очередь, щедро одарил ее какими-то непоименованными дарами, предоставив ей выбирать по собственному усмотрению все, что она только пожелает. Некая двусмысленность, содержащаяся в этом обстоятельстве, возможно, легла в основу древней эфиопской легенды, согласно которой царица Савская по возвращении домой родила от Соломона сына, названного Менеликом.

Эта легенда народа Эфиопии, прежде называвшейся Абиссинией, связывает с именем Менелика создание своего государства в восточной Африке, первыми поселенцами которой были сабеи, фалаша (пришельцы) — абиссинские евреи, явившиеся вместе с отпрыском царицы Савской, а также Азарией — сыном первосвященника иерусалимского Храма Садока. Менелик и стал первым царем Эфиопии.

Не пытаясь анализировать, насколько данная легенда соответствует историческим фактам, напомним, что до 1974 года в Эфиопии правила царская династия, считавшаяся самой древней в мире. В частности, статья 2 конституции страны, утвержденная в 1955 году, гласит: «…Императорский сан закрепляется за потомками Хайле Селассие I, линия которого без пресечения происходит от Менелика I — сына царицы Савской и Соломона Иерусалимского».

Что же касается йеменских следов царицы Савской, вплоть до конца 60-х годов прошлого столетия там существовал запрет на проведение археологических работ, однако сейчас страна уже полностью открыта для научных изысканий. Остается надеяться, что следы легендарной сабейской правительницы будут вскоре обнаружены.

 ПОД ЗВЕЗДОЙ ДАВИДА

Как уже отмечалось, сабейское государство строилось на основе осуществления торгово-экономических связей с окружающим миром, практически исключив из своего политического лексикона такие понятия как захватнические войны или участие в военных коалициях. Именно эта древняя территория, настойчиво добивавшаяся справедливости в решении спорных проблем, могла послужить началом формирования семитской цивилизации.

После того как сабейские колонисты отправились осваивать новую землю в восточной Африке, получившую название Абиссиния, метрополия, очевидно, продолжала жить своей неспешной, размеренной жизнью, а на смену одному ушедшему монарху на престоле марибского дворца воцарялся другой.

Согласно еще одному древнему сказанию, приблизительно за 42 года до разрушения Иерусалимского Храма вавилонянами, то есть в 628 году до новой эры, 75 000 благочестивых евреев, получивших пророчество о близкой гибели Иудеи, перешли Иордан и поселились на территории Йемена, основав там свое маленькое государство. В свете этой легенды надо сказать, что некоторые современные йеменские евреи ведут свое происхождение от тех самых иудейских поселенцев, а ряд городов Йемена носит вполне библейские названия.

Серьезные внутренние потрясения, возникшие в сабейском царстве в начале II века до новой эры, привели к тому, что власть в стране узурпировали химьяриты — ничем не примечательное ранее племя. На протяжении долгих лет они вели войны с бывшей сабейской колонией Абиссинией, сделавшейся к тому времени могучей державой. Самое интересное, что эту борьбу химьяритские правители вели под знаменами иудаизма, что свидетельствует о наличии во властных структурах страны большого числа евреев. Если раньше, как уже говорилось, в Сабее доминировал культ лунной богини Алмаки, то в результате многолетней успешной деятельности еврейских проповедников в стране в качестве государственной религии на долгие годы утвердилось учение Моисея. Вопрос, являлись ли йеменские правители интересующего нас периода этническими евреями или нет, остается открытым.

Шли годы, проходили века. И вот в 515 году новой эры царем Йемена стал некто Ду-Нувас, который, согласно многочисленным рассказам арабских авторов, евреем не был, но, вступив на престол, принял иудаизм и библейское имя Иосиф. К сожалению, этот ярый поборник моисеева Закона оказался не слишком умелым и дальновидным политиком, что привело страну к конфликту с могущественной Византийской империей.

Услышав о преследовании евреев в Византии, разгневанный Ду-Нувас приказал казнить нескольких византийских купцов, проезжавших через территорию Йемена.

Затем он осадил христианский город Наджран, поставив перед его жителями непременное условие — либо они принимают иудаизм, либо их ждет смерть. Получив отказ, Ду-Нувас штурмом овладел городом, а потом казнил его главу и 340 видных граждан.

Узнав о драматических событиях в Йемене, византийский император Юстин, не желая отправлять собственную армию в столь дальний поход, потребовал от вассального эфиопского правителя (негуса) двинуть войска против йеменского «злодея». Эфиопские отряды переправились через Красное море и вступили в Йемен. Город Зафар, являвшийся на тот момент царской резиденцией, где проживала семья Ду-Нуваса и находилась государственная казна, после короткой осады перешел в руки неприятеля. Сам Ду-Нувас, не желая попасть в плен и быть отправленным в цепях в Византию, предпочел утопиться.

Христианские правители Абиссинии сурово расправились с побежденными. Почти на целое столетие химьяритско-иудейское царство Йемена оказалось под властью его бывшей колонии.

После завоевания Аравии мусульманами жизнь евреев Йемена в течение недолгого времени была относительно спокойной, но затем они снова сделались объектом преследований, так как в большинстве своем отказались принять новую веру. Однако, как известно, все познается в сравнении, и когда в начале XVI века Йемен перешел под юрисдикцию Оттоманской империи, стало ясно, что раньше, при арабах, было намного спокойнее. С тех пор управление страной постоянно переходило из одних рук в другие, но на положении евреев данное обстоятельство всегда сказывалось негативно — каждая новая власть отнимала то, что не успевали забрать предшественники.

Условия проживания йеменских евреев и их численность долгое время оставались неизвестными ввиду недоступности страны для посещения европейцами. Подобная возможность возникла лишь в середине XIX века и обусловилась изменением политического климата в самой стране, а также научными гипотезами о связи местной еврейской общины с 10 пропавшими коленами Израиля и упомянутым ранее переселением из Иудеи незадолго до разрушения Первого Храма.

Йеменские евреи — как те, что ведут свое происхождение от этих переселенцев, так и те, что наряду с эфиопскими фалаша считают себя потомками царицы Савской, до недавнего времени составляли некую аристократическую касту, очень кичившуюся своей родословной и всячески сторонившуюся менее родовитых соплеменников.

Когда-то, в далекие времена, подернутые туманной дымкой романтических сказаний, царица Савская, отправившись в Иерусалим к мудрейшему из владык Востока Соломону, в сознании многих поколений оказалась некой вневременной субстанцией, прошедшей через последовательно сменявшие друг друга эпохи — древний мир, античную цивилизацию, мрачное средневековье — и дожившей до наступления нового времени. Эта таинственная и чарующая особа и ныне продолжает свой бесконечный путь в исторических романах, музыкальных партитурах и горячих сердцах ее мнимых и подлинных потомков. 

Борис Якубович 

Опубликовано: 24-09-2021, 01:37
0

Оцените статью: +2
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
Добавить комментарий
Ваш комментарий отправлен не модерацию