Центральный Еврейский Ресурс

Кандидатура Джо Байдена на должность главного валютного контролера (читай, банковской деятельности), у Сауле Омаровой, не может не вызывать законную тревогу. Она, конечно, не виновата, что во время учебы в МГУ получала ленинскую стипендию (все отличники ее получали – 50 рублей в месяц в мое время). А вот тема ее диссертации от 1989 года звучит уже гораздо интереснее: «Экономический анализ и теория революции в работе Карла Маркса «Капитал»».

С тех пор она успела иммигрировать в США, стать профессором юридической школы Корнельского университета, но верность идеям Карла Маркса пронесла, как знамя. Она сказала, что хотела бы «покончить с банковской системой в нынешнем ее виде», передав функцию оказания банковских услуг населению Федеральному резерву, изъяв ее у частных банков. Видимо, система советских сберкасс запала ей в душу. Она также предлагает создать Государственное инвестиционное управление, которое координировало бы долгосрочную государственную экономическую стратегию и развитие инфраструктуры (Госплан).

Я тоже защищалась в МГУ в 1989 году, но революционная теория Карла Маркса в то время уже популярностью не пользовалась, и приверженность молодой аспирантки идеям марксизма в тогдашнем Советском Союзе да и нынешней России можно считать курьезом, если бы дама не была профессором Корнеля с таким взглядами и не выдвигалась на должность главного контролера за банковской деятельностью.

Конечно, нас всех волнует вопрос, где Джо Байден, вернее, его кураторы откопали этого левого динозавра марксизма-ленинизма, и как это характеризует не только кадровую, но и общую политику Джо Байдена.

А характеризует это ее однозначно – Джо Байден, которого перед выборами продавали как умеренного капиталиста, выразителя интересов среднего класса и объединителя страны, давно таковым не является. Он проводит политику «прогрессивного крыла» Демпартии, которую озвучивают Берни Сандерс, Ильхан Омар и Александрия Оказио-Кортес.

План кукловодов Байдена был простым и беспроигрышным. Они выставили во время предвыборной кампании коммуниста Берни Сандерса, заведомо непроходную фигуру, на которую консерваторы потратили немало энергии, а потом явили народу «умеренного» Джо Байдена, и избиратели Демпартии и независимые вздохнули с облегчением. Однако кураторы (назовем их так) слишком поспешили с проведением радикальных социалистических преобразований в Америке, что было отмечено «Нью-Йорк Таймс»: «Байден уходит влево, оставив свою повестку дня в подвешенном состоянии». Далее «Таймс» пишет: «Прогрессивные поиграли мускулами, но остались с пустыми руками. Умеренные считают, что их предали. Результат противостояния может решить судьбу демократов на промежуточных выборах и успех президентства Байдена».

То есть, Байден сдвинулся влево, что левых, несомненно, радует, но битву за астрономический бюджет они пока не выиграли. Речь идет об инфраструктурном законопроекте на 1,2 триллиона долларов, за который уже проголосовал Сенат, в том числе 19 республиканцев, плюс законопроекте по «человеческой инфраструктуре» (он же отстроим назад лучше, он же «гигантский план по разбазариванию денег через систему велфера») на 3, 5 триллиона долларов.

И мы еще на упомянули о Плане спасения Америки на 1,9 триллиона долларов, принятом 11 марта.

При этом левые, в том числе и Байден, заняли совершенно негибкую позицию «все или ничего», связав два вышеупомянутых законопроекта вместе. Вместо того, чтобы получить хотя бы один, они требуют, чтобы второй был в нагрузку, и не получают пока ничего. Возможно, стороны когда-нибудь придут к компромиссу, слегка сократив второй законопроект, но пока «умеренные» и «прогрессоры» обмениваются взаимными обвинениями и оскорблениями, что очень сильно напоминает правление не менее прогрессивного президента Джимми Картера с известным финалом.

А между тем тучи на экономическом горизонте сгущаются. Инфляция (или байденфляция) растет, показатели занятости оставляют желать лучшего, энергетический сектор искусственно сокращается, растут цены на топливо, а если начнется массовый перевод производства автомобилей с ДВС на электромобили, то количество рабочих место сократится на 30-40 тысяч, что может привести к стагфляции 70-х годов. Соответственно, рейтинг одобрения работы Байдена достиг минимума в 38%.

То есть, радикально левая политика, которую кураторы диктуют постаревшему и очень послушному Джо Байдену, делает его крайне неэффективной фигурой в его собственной партии, так как леворадикальная политика не находит отклика не только у умеренных Джо Манчина и Кристен Синема, но и в стране в целом.

Идеологическая трансформация (если таковая была) Джо Байдена была отмечена прогрессивным изданием «Атлантик»: «В борьбе за идеологическое превосходство в Демпартии прогрессивные уже победили. Байден, действительно, был умеренным тридцать с половиной лет пребывания в Сенате, но в качестве президента он твердо встал на позиции прогрессивных. Он принял повестку дня Берни Сандерса и Элизабет Уоррен, включающую борьбу с изменением климата, создание новых налоговых льгот по уходу за детьми, создание бесплатных детских садов и яслей, расширение роли государства в здравоохранении, бесплатное образование в государственных колледжах и введение оплачиваемых отпуском и больничных по семейным обстоятельствам».

Кроме того, администрация Байдена отстаивает введение в школах критической расовой теории и натравливает Минюст в ФБР на родителей, протестующих против КРТ.

Ветеранам Демпартии типа Нэнси Пелоси, Чака Шумера, Джерри Надлера и Адама Шифа дозволено безнаказанно приумножать свое личное состояние (хотя использование политиками инсайдерской информации в целях личного обогащения является уголовно наказуемым преступлением), но политику партии определяют не они, а молодые, горластые активисты, выпускники гуманитарных факультетов с промытыми мозгами без надежды на карьеру и достойную зарплату. Вот эти «горлопаны и главари» требуют «все отобрать и поделить», потому что сами они ничего и никогда заработать не смогут. В этом их поддерживает «красная профессура», которая с помощью хунвейбинов устраняет своих конкурентов, выдавливая с кафедр политических оппонентов.

Конечно, Джо Байден мог бы добиться хоть какого-то успеха, если бы Конгресс проголосовал за инфраструктурный план стоимостью в 1,2 триллиона долларов, но «прогрессорам» этого мало. Как сказала Ильхан Омар, «если мы примем один только инфраструктурный план, то мы на выполним даже 10% от его (Байдена) повестки». Какие это такие 10% от 3,5 триллионов? Оказывается, у Ильхан Омар своя арифметика. Если мы помним, то во время своей избирательной кампании Берни Сандерс говорил о 30 триллионах, правда, растянутых на 10 лет, по 3 триллиона в год. Соответственно, 1,2 триллиона, действительно, не тянут на 10% от указанной суммы. То есть, для Ильхан Омар и ей подобных 1,9 +1,2 + 3,5 триллиона долларов и так слишком большой компромисс по сравнению с 30 триллионами, и на меньшее они не согласятся.

Мы, конечно, не знаем, чем закончится битва демократических бульдогов под ковром Капитолия. Возможно, стороны пойдут на компромисс и сойдутся на двух триллионах вместо трех с половиной. В любом случае, оставшиеся три года президентства Байдена будут непростыми и для него, и для его кураторов. Похоже, что их блицкриг, их план «Барбаросса» уже провалился, завяз во внутрипартийных склоках и не находит поддержки у работающего населения, хотя это работающее население администрация Байдена изо всех сил старается заменить на нелегальных соискателей бесплатной социалки с последующим планом их легализации. На что не хватит ни триллионов, ни триллиардов.

Как мы знаем, капиталистический способ производства еще может прикрыть некомпетентность и воровство лидеров, но социализм неизбежно ведет к краху экономики, даже если этот крах попытаться оттянуть с помощью тоталитарного правления, тотального вранья и тотального террора.

Виктория Вексельман

Опубликовано: 14-10-2021, 02:22
0

Оцените статью: +1
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.
Добавить комментарий
Ваш комментарий отправлен не модерацию