SEM40 / Если эпидемия затянется, мир ждет новая Великая депрессия. Но даже если все будет не так плохо, коронавирус все равно повлияет на мировую экономику Рассказываем, какие прогнозы.

Если эпидемия затянется, мир ждет новая Великая депрессия. Но даже если все будет не так плохо, коронавирус все равно повлияет на мировую экономику Рассказываем, какие прогнозы.

Дезинфекция в Китае, 29 января 2020 года
Reuters / Scanpix / LETA


Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) 30 января объявила эпидемию коронавируса угрозой всемирного значения. В тот же день Международный валютный фонд (МВФ) признал, что эпидемия повлияет на всю глобальную экономику. Уже ясно, что по крайней мере на несколько месяцев точно замедлится рост экономики Китая, а это само по себе опасно для мировой экономики.
Но все это может показаться мелкими проблемами, если эпидемия затянется, перекинется на другие страны и вызовет многочисленные жертвы. Такая катастрофа может вызвать экономический кризис, сравнимый с Великой депрессией 1920-х. В случае с нынешним коронавирусом такое развитие событий, к счастью, маловероятно. Однако экономисты, занимающиеся исследованием катастроф, считают подобную крупную эпидемию в обозримом будущем неизбежной.

Еще неделю назад прогнозировали, что влияние эпидемии на экономику будет ограниченным. Сейчас, кажется, началась паника

До того, как китайские власти неделю назад закрыли для въезда и выезда города провинции Хубэй и объявили эпидемию «очень серьезной», экономисты во всем мире считали, что влияние на мировую экономику будет в худшем случае сравнимо с влиянием эпидемии атипичной пневмонии (SARS) в 2003 году, также вызванной коронавирусом. Тогда вирус также появился в Китае. Китайские власти сначала скрывали проблему, и через несколько месяцев эпидемия распространилась на другие страны. В итоге заразилось более восьми тысяч человек, более восьмисот скончались. Рост китайской экономики на несколько месяцев замедлился (всего менее чем на 1%), но, когда эпидемия закончилась, быстро восстановился.
До 20 января 2020 года считалось, что новый коронавирус распространяется медленнее, чем вирус SARS, а смертность при заражении им явно ниже. Теперь предполагается, что вирус заразнее, хотя смертность по-прежнему относительно невысока. 30 января число заразившихся превысило подобный показатель за всю эпидемию SARS. В отличие от вируса 2003 года новым коронавирусом можно заразиться и от носителей, у которых нет симптомов заболевания, что осложняет борьбу с эпидемией. Однако пока ученые не могут сказать, с какой именно скоростью распространяется вирус и как на него повлияют меры борьбы вроде карантинов для целых городов и ограничения транспортного сообщения. Тем не менее большая часть прогнозов предполагает, что эпидемию скоро удастся остановить жесткими мерами. Пика она достигнет в середине февраля, а число заболевших в разы превысит показатели эпидемии 2003 года.
На экономистов изменение тона медицинских прогнозов произвело большое впечатление. Компания Moodyʼs Analytics 31 января написала, что эпидемия может стать «таким „черным лебедем“, какого мы еще не видели». Последствия для глобальной экономики, по словам экспертов агентства, могут быть хуже, чем у глобальной рецессии 2008-2009 годов или даже Великой депрессии 1920-х.

Экономисты давно предсказывают глобальную эпидемию, которая вызовет мировой экономический кризис. Эксперты считают, что мир к ней не готов

Идея о том, что серьезная глобальная эпидемия с десятками и сотнями тысяч жертв весьма вероятна, а последствия ее будут катастрофическими для мировой экономики, не нова. Всемирный банк еще в 2000-е создал группу экспертов, которая должна исследовать вероятность эпидемий и советовать мировым лидерам, что делать, чтобы их избежать.
С тех пор Всемирный банк каждый год выпускает доклады с предостережением, что вероятность катастрофической эпидемии растет, а большинство стран мира к ней не готово. Вот его аргументы:
В 1918 году эпидемия гриппа («испанка») поразила треть мирового населения и убила не менее 50 миллионов человек. Подобный вирус сегодня может уничтожить 50-80 миллионов человек.
Экономические потери будут особенно высокими из-за паники, которой способствуют современные средства коммуникации. Паника подорвет торговлю и усугубит экономический кризис.
Борьбе с эпидемией будет мешать недоверие к политикам и ученым во многих странах мира. В 2014-2016 годах это серьезно осложнило борьбу со вспышкой распространения вируса Эболы в Западной Африке.
Оценить экономический ущерб от серьезных эпидемий непросто: в эпоху глобализации еще не было респираторных инфекций, которые убили бы сотни тысяч за короткий период. Есть всего несколько работ, которые пытаются оценить масштабы катастрофы. Почти все они рассматривают в качестве «инфекционного агента» гипотетический новый вирус гриппа вроде вируса «испанки».
В 2006 году экономисты представили модель, которая описывает зависимость экономического ущерба от количества смертей, вызванных серьезными эпидемиями гриппа. За основу был взят ущерб от недавней эпидемии SARS, были учтены как прямые возможные потери от преждевременной смертности и нетрудоспособности, так и косвенные — от снижения торговли, паники инвесторов и потребителей, повышенных затрат на здравоохранение. Кроме того, учитывался возможный ответ властей вроде повышения бюджетных трат.
По подсчетам ученых, эпидемия с тем же, что у «испанки» уровнем смертности (то есть с количеством смертей по отношению ко всему мировому населению) вызовет кризис глобальной экономики, сравнимый с Великой депрессией. Мировой ВВП при катастрофической эпидемии со 142 миллионами погибших может снизиться на 8-9% за год. Больше всего (потери более 10% ВВП) пострадают торговые хабы вроде Сингапура и Гонконга и страны-производители нефти. Меньше всего — наименее затронутые эпидемией развитые страны, куда будет мигрировать капитал из пострадавших стран.
В 2016 году группа экономистов представила другую модель, основанную на гипотетической эпидемии вируса гриппа. Ученые попытались вычислить вероятность тяжелых и умеренно тяжелых эпидемий, рассмотрев все случаи с 1700 года. 
«Испанка» в этой модели снова стоит особняком как «суперэпидемия». Менее масштабных эпидемий, которые убили сотни тысяч и даже миллионы людей, за 300 лет было как минимум шесть. По подсчетам исследователей, каждый год вероятность возникновения тяжелых и особо тяжелых эпидемий, способных убить 700 тысяч и более людей, оценивается в 3,6%. Последняя эпидемия гриппа такого масштаба случилась в 1968 году
Даже относительно небольшая эпидемия с числом жертв в 700 тысяч приведет к снижению мирового дохода на 0,8%, причем больше всего пострадают страны со средним доходом (потери в среднем 1,6% дохода), а менее всего — богатые. При этом авторы учли, что в богатых странах потери национального дохода от риска повышенной смертности выше, чем в бедных.
Чем тяжелее эпидемия, тем выше будет ее относительная цена. Иными словами, каждая смерть в тяжелых случаях будет «стоить» мировой экономике дороже, чем в более легких.
Хотя тяжелые эпидемии возникают редко, масштабы потерь от них таковы, что влияют на мировую экономику в течение десятилетий. В пересчете на каждый год (включая годы, когда эпидемия не случилась) экономисты оценили потери от эпидемий в 0,7% мирового дохода, что сравнимо с ожидаемыми потерями от глобального потепления (0,2-2% дохода).

Нынешняя эпидемия может привести к тяжелым экономическим потерям даже при относительно низкой смертности. Она хуже торговой войны

Пока основные потери для мировой экономики связаны не с самой эпидемией, а с мерами борьбы с ней. Очевидно, пострадает китайская экономика. Чиновники правительства признали, что в первом квартале этого года рост ВВП в годовом выражении впервые за 30 лет будет ниже 5%. Насколько ниже — зависит от продолжительности и тяжести эпидемии. Пока власти исходят из того, что с середины февраля эпидемия пойдет на убыль. Но даже в этом случае, вероятно, потери будут больше, чем в 2003 году при эпидемии SARS.
Китайское правительство собирается применить инструменты, которые используются для борьбы с экономическими кризисами. В частности, планируется увеличить бюджетные траты.
Китай продлил каникулы по случаю празднования лунного нового года; они должны были закончиться 31 января. Пока каникулы продлены до 2 февраля по всей стране и до 9 февраля в некоторых крупных городах. Вероятно, их придется продлить снова — на время, пока эпидемия не пройдет свой пик.
Из-за этого пострадает не только экономика Китая, но и завязанные на нее производственные цепочки в других странах и торговля. Так, китайские производители откладывают поставки (в том числе и в Россию) смартфонов — как собственно китайских моделей, так и иностранных, которые собирают на китайских заводах. Пока объявлено о двухнедельной задержке. О проблемах сообщают многие потребители китайских комплектующих: например, российский «КамАЗ» планирует из-за этого «скорректировать производственный процесс».
Если эпидемия затянется, международным компаниям придется выстраивать новые производственные цепочки, а это связано с большими издержками. О задержках поставок уже объявил крупнейший китайский электронный ритейлер AliExpress.
Потери ожидают транспортные и туристические компании. Причем не только китайские: передвижение людей из-за эпидемии будет ограничено не только в Китае, но и по всему миру.
Но главную опасность представляет вероятное падение потребления в Китае (как со стороны почти полуторамиллиардного населения, так и со стороны компаний): оно может стать триггером для глобального финансового кризиса. Эксперты Moodyʼs обратили внимание на снижение индекса цен на цветные металлы — он является самым лучшим опережающим показателем для промышленного производства в мире. После начала эпидемии спрос на металлы серьезно снизился, пишут эксперты, что может предвещать будущий глобальный кризис.
Опасность кризиса, который начнется именно в Китае, существовала и до начала эпидемии. Ее связывали с торговой войной между Пекином и Вашингтоном; 14 января страны заключили долгосрочное перемирие, которое должно было устранить опасность, однако эпидемия, остановившая китайские заводы, может нанести даже больший урон, чем таможенные пошлины.

2-02-2020, 01:42
Вернуться назад