SEM40 / Французские антисемиты рассматривают полицию как «грязных евреев»

Французские антисемиты рассматривают полицию как «грязных евреев»

27 апреля Юсеф Тихла покинул свой дом в пригороде Парижа, планируя отомстить за то, что он позже назвал «ситуацией в Палестине». За последнее десятилетие это стало мотивом для множества лиц, совершивших антисемитские террористические акты в Европе, которые выбирали своей мишенью евреев в качестве расплаты за их восприятие действий Израиля. Но Тихла, 29-летний мусульманин, ранее свершавший мелкие преступления, не преследовал евреев. Согласно его собственному признанию после преступления и письму, которое он написал перед ним, он решил напасть на полицейских. Тихла врезался в двух полицейских на машине в пригороде Комб, серьезно ранив одного из них.
Французские полицейские и активисты, выступающие против антисемитизма, заявили, что нападение было последним примером новой тенденции во Франции, когда антисемиты стали рассматривать полицию и другие службы безопасности как продолжение «еврейской власти» – тема, часто обсуждаемая в теориях заговора, которые вдохновляют и оправдывают такие нападения.
Утверждения о жестокости полиции, вызванные протестами в Соединенных Штатах после смерти Джорджа Флойда, «только подлили масла в огонь», – говорит Сэмми Гозлан, бывший комиссар полиции из Парижа и основатель Национального бюро бдительности против антисемитизма или BNVCA. «Антисемитское уравнивание полицейских и евреев – это новое явление, основанное на теориях заговора, и оно уже подстрекает к насилию и кровопролитию», – сказал Гозлан. «Это опасно не только для евреев, но и для правопорядка во Франции».
13 июня в центре Парижа на демонстрации против предполагаемого полицейского расизма во Франции, спровоцированной убийством Флойда, несколько демонстрантов кричали в адрес контрпротестующих, которые развернули плакат с надписью «Справедливость для жертв преступлений против белых:Грязные евреи!». Контрпротестующие были не только евреями, они принадлежали к крайне правому движению «Поколение идентитаристов», которое сталкивалось с обвинениями в антисемитизме. На этом же митинге также были вывешены плакаты с обвинениями Израиля в том, что он обучает французскую полицию тому, как притеснять меньшинства (затрагивая проблему, которая также вызывает споры в Соединенных Штатах).
Гозлан сказал, что «феномен выбора в качестве мишеней евреев и сил безопасности, делающий их взаимозаменяемыми», впервые был замечен во время нападений в Тулузе в 2012 году, когда джихадист Мухаммед Мера застрелил трех солдат, прежде чем убить четырех евреев в тулузской школе два дня спустя. Мера также ссылался на израильско-палестинский конфликт в качестве своей мотивации. Амеди Кулибали, еще один мусульманский экстремист, убивший четырех евреев в кошерном супермаркете «Hyper Cacher» на окраине Парижа 9 января 2015 года, накануне убил чернокожего полицейского. Он также сослался на свое желание «защищать палестинцев» в качестве причины своих нападений. В 2018 году в Сен-Кантене, городе в 70 милях к северо-востоку от Парижа, человек, который был позже арестован и приговорен к четырем месяцам тюремного заключения, напал на полицейского в жилом здании. Он заставил полицейского поцеловать ему ноги и заявил: «Мы стянем с вас АК-47 и бросим в тюрьму, как еврея Халими». Это была ссылка на пытки и убийство антисемитами Илана Халими в 2006 году под Парижем.
Мишель Турис, еврей-полицейский и профсоюзный активист из южной Франции, также говорит, что нападения одновременно на полицейских и евреев «особенно распространены». Он сказал, что лично не сталкивался с антисемитским насилием в связи с работой в Национальной полиции, но отметил, что многие из его коллег-неевреев сталкивались с этим. По его мнению, это явление сделало улицы более опасными для сотрудников полиции. «Слово «еврей» сегодня является оскорблением в иммигрантских кварталах, поэтому оно используется как ругательство», – говорит Турис, имея в виду французские пригородные районы с преимущественно мусульманским населением. «Но это также связано со множеством теорий заговора, в которых евреи и Израиль управляют миром, а Франции с ее полицией являются марионетками».
Такая же тенденция проявляется в других странах Западной Европы, в том числе в Нидерландах. В 2017 году демонстранты-турки, узнав, что власти запретили въезд в страну турецкому министру, устроили беспорядки и называли сотрудников правопорядка «еврейской раковой опухолью». Это мировоззрение подкрепляется тем фактом, что солдаты, полиция и другие силы безопасности по всей Западной Европе сейчас стоят вокруг синагог и других еврейских учреждений, говорит раввин Пинхас Гольдшмидт, президент Конференции европейских раввинов. Защита необходима из-за риска насильственных нападений, «но для антисемитов это все визуальное подтверждение, в котором они нуждаются для своего нарратива, в котором евреи являются полицейскими, и наоборот», – заявил Гольдшмидт JTA.
«Для некоторых мусульман евреи даже не люди, а нечистые звери или паразиты», – сказал Турис, сторонник ультраправой партии Марин Ле Пен, у которой есть своя сложная история антисемитизма. «Когда это распространяется на сотрудников полиции, это оправдывает и поощряет жестокое насилие».
Гозлан, который служил в полиции в течение десятилетий до своей отставки в 1990-х, никогда не подвергался антисемитским оскорблениям со стороны коллег и сказал, что это стало новой практикой.
Между тем, французские евреи не стеснялись поддержки полиции. На митингах они часто поют «Марсельезу», государственный гимн Франции, чтобы почтить полицию за защиту своих учреждений. Крупные еврейские организации, такие как BNVCA и организация CRIF, часто делают заявления, выражающие благодарность и солидарность с полицией, особенно когда сотрудники службы безопасности получают травмы при исполнении служебных обязанностей. На обеде 2017 года с президентом Эмманюэлем Макроном президент CRIF Франсис Калифат рассказал о своем отце, который был гордым полицейским. «Француз, еврей – я знаю, что он нашел нечто, что глубоко связало эти две идентичности: привязанность к закону, любовь к справедливости и утверждение свободы», – заявил Калифат.
CRIF безоговорочно поддерживал полицию в разгар дебатов о жестокости полиции во Франции в 2016 году после смерти Адама Траоре, молодого чернокожего, который скончался под стражей в полиции. Несколько следственных комиссий оправдали арестовавших офицеров, но инцидент вызвал беспорядки. Протесты по поводу смерти Траоре возобновились после убийства Джорджа Флойда в этом году – в том числе на митинге 13 июня, на котором протестующие кричали «Грязные евреи!». В 2016 году CRIF провел акцию солидарности с полицейскими, которые были ранены при исполнении служебных обязанностей. В том же году организация опубликовала статью под названием «Золотая книга», в которой содержатся «послания для полиции и армии, которые защищают нас», с хвалебными цитатами рядовых членов общины наряду с более видными фигурами.
Жиль Тайеб, вице-президент CRIF, защищал французскую полицию в заявлении от 5 июня, поскольку инцидент с Флойдом 10 днями ранее вызвал протесты во Франции. «Нет, полиция не является расистской, – писал Тайеб, – но некоторые полицейские являются расистами и не имеют ничего общего с этим столпом справедливости и порядка». Анн Синклер, одна из самых известных французских журналисток и видный член еврейской общины, в целом согласна с этой точкой зрения. Но во время Zoom-презентации 20 июля своей новой книги о Холокосте «Транспорт знаменитостей» она вспомнила болезненное время в отношениях между французскими евреями и полицией: Вторая мировая война, когда полиция эффективно сотрудничала с нацистами в ходе депортации евреев и хищении их имущества. «Не так давно были времена, когда французские евреи очень боялись полиции, которая сейчас защищает ее», – сказала она во время беседы, организованной Парижским европейским центром иудаизма. «В этом отношении произошел перелом».

24-07-2020, 08:16
Вернуться назад