SEM40 / Два жида с раскладушкой

Два жида с раскладушкой


Легко на сердце стало,
Забот как не бывало.
За друга готов я хоть в воду
Да жаль, что с воды меня рвет.
 В. Шмидт

Начнем с истории про обрезание. Однажды к моему младшему брату Ариэлю, тогда Главному Раввину Грузии, обратился грузинский еврей.

Брат спросил:

— Как ваше имя?

Он ответил:

— Гиви.

— А какое имя вам дали во время обрезания?

— Раввин, у меня отец погиб на фронте до моего рождения, и он не смог дать мне обрезание. Зато своим дочкам я дал два обрезания.

— А может, вы и себе сделаете?

— Нет, мне уже поздно, я должен работать.

— Как же вы без брита?

— Как без брита? У меня что – не было дяди, тети? Во время брита мне дали имя Шалом.

— Вы же сказали, что у вас нет обрезания?

— Нет, что вы, рав! Я русский плохо знаю. Думал, вы спрашиваете про образование. А без обрезания какой же я еврей!

Сейчас вернусь к тем временам, когда Ариэль только начинал соблюдать законы Торы. Он поехал в Москву делать себе обрезание. Поехал с другом, Отари Чхеидзе. Отари, как все грузины, гордился своим княжеским происхождением, но, впрочем, не скрывал фамилию матери Шнайдер. Приехали они с братом в Москву, моэль приехал специально из Израиля. У моего брата на нервной почве поднялась температура. И он стал уговаривать Отарика сделать обрезание вместо него.

— Но я же грузин! — отнекивался Отари.

— По еврейским законам ты еврей! Кроме того, ты мне друг?

— Да!

— Ты не можешь ради меня сделать какое-то обрезание? Ведь человек специально приехал из Израиля. Если я его подведу, то больше он не приедет.

— Черт с ним! – сказал Отари и пошел ради дружбы делать обрезание.

А кто мне не верит, что ради друга можно сделать обрезание, тот никогда не жил в Грузии! Так вот Отари на операционном столе вдруг стал петь Хава Нагила, неожиданно почувствовал, что он еврей. А сейчас он раввин.

Кстати, когда много лет  тому назад брат начал посылать евреев из Грузии в Англию, Францию, Швейцарию, несколько грузин подделали документы и их детей обрезали. Но потом все остались в Англии в ешиве и не вернулись домой. Ведь во время обрезания человек получает с Небес новую еврейскую душу!

Кстати Ариэль мне рассказал еще одну историю, связанную с поездкой в Москву. В доме, где они остановились, была одна кровать. Раскладушку нужно было привезти с другого конца Москвы. Отари и Ариэль зашли с ней в метро в час пик, по дороге она раскрылась, несколько пассажиров упали на нее. Началась давка. Единственным цензурным выражением, которым пассажиры описывали ситуацию: два жида с раскладушкой залезли в московское метро.

Кстати в тот раз с Отари сделал обрезание еврей из Киева Фима. И вот на третий день, который, как известно из Торы, самый болезненный, Фима стал хвастать, что у него ничего не болит. Ему кайфово. В этот момент стакан с горячим чаем выпал у него из рук и облил брюки. Тогда он заорал от боли. Логично, если у нашего праотца Авраама болело, то нечего было трепаться, что у тебя не болит.

А вы говорите, что обрезание – это скучно!


Меир Марат Левин
6-01-2021, 01:00
Вернуться назад